11 ноября 2016, источник: Р-Спорт

Только IAAF может вывести российскую легкую атлетику из кризиса — Шубенков

МОСКВА: 11 ноя — Р-Спорт, Елена Соболь. Только Международная федерация легкоатлетических ассоциаций (IAAF) может вывести российскую легкую атлетику из затянувшегося кризиса, заявил агентству «Р-Спорт» чемпион мира в беге с барьерами Сергей Шубенков.

IAAF в ноябре 2015 года временно отстранила Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА), после того как независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (WADA) обвинила Россию в многочисленных нарушениях антидопинговых правил. Из-за этого российские легкоатлеты, за исключением прыгуньи в длину Дарьи Клишиной, пропустили Олимпиаду в Рио-де-Жанейро и уже почти год не выступают на международных стартах. 9 декабря состоятся выборы нового главы ВФЛА, в которых примут участие Елена Исинбаева, Андрей Сильнов, Михаил Бутов и Дмитрий Шляхтин.

«Кто сможет вывести легкую атлетику из кризиса? У меня такое чувство, что в последние несколько месяцев кризис в своем развитии приостановился независимо вообще ни от чего. И из нашего кризиса нас может вывести только IAAF, потому что здесь все от нее зависит. За прошедший год наша федерация перепробовала все методы повлиять на IAAF и договориться, где-то надавить, где-то посудиться. Уже ничего не помогает. Поэтому сейчас для кандидатов (в президенты ВФЛА) главный вопрос — то, чего от них все ждут — это выведение из кризиса. Можно предвыборные обещания в принципе этим и ограничить», — сказал Шубенков по телефону.

Он также рассказал, как поменялся его настрой после недопуска на Олимпийские игры.

«Настрой у меня был негативный до какого-то определенного времени. Я думал, что делать, я перечитывал эти критерии много раз, которые IAAF выставила. Пробовал метаться, хотел в Америку переезжать… Нам же выставили условия, что мы должны не в России жить! Думал, что если им соответствовать, то что-то изменится. Это было и всерьез, и в порыве эмоций одновременно. Да, звонил, узнавал, как это можно осуществить, искал, куда именно. Но главная была сложность в том, что надо переезжать с тренером, потому что иначе у меня перспектив никаких не будет», — рассказал спортсмен.

«Но там как критерии сформулированы были, — продолжил он, — надо было не только жить за границей, надо было тренироваться в другой системе подготовки. А если у меня тренер из России — это будет считаться российская система подготовки или нет? Тут уже как истолковать. Истолковывать будет IAAF, а она поступит ровно так, как захочет — допустит или не допустит. Если захочет допустить, допустит и так. В общем для себя понял, что ситуация сводится ровно к одному: если захотят, то допустят, если нет — то не допустят. И тут я уже на это повлиять не могу никак. Сейчас я уже успокоился и смирился».

Admin
Готово
Произошла ошибка