21 марта, источник: Советский спорт

Сергей Шубенков: Пропуск Олимпиады деньгами не компенсируешь

Чемпион мира в беге с барьерами на 110 м Сергей Шубенков — об альтернативных стартах в зимних видах спорта, которые проводятся в России, размере их призовых и собственном опыте участия в подобном турнире.

Источник: Советский спорт

«САМА ИДЕЯ ТАКИХ ТУРНИРОВ МНЕ НРАВИТСЯ»

— Как вам идея проведения альтернативных соревнований, медалисты которых получают такие же призовые от государства, как медалисты Олимпийских игр?

— А можно чуть-чуть попредметнее? О каких соревнованиях речь?

— Например, сегодня в Подмосковье стартовали Всероссийские соревнования для спортсменов, которых Международный паралимпийский комитет не допустил до Паралимпиады в Пхенчхане. Ранее в рамках Кубка России прошли аналогичные Открытые Всероссийские соревнования по лыжным гонкам для неприглашенных на Олимпийские игры. Сейчас в Сочи начался такой же турнир для бобслеистов и скелетонистов, позже в Санкт-Петербурге пройдет турнир по шорт-треку, в Коломне — по конькобежному спорту.

— А разве плохо, что наши атлеты, которых — заметьте, не по их вине! — не пустили на Олимпиаду и Паралимпиаду в Пхенчхан, получают возможность выступить на крупном турнире, перед своими болельщиками, и заработать хорошие деньги?

— Возможно. Но, скажем, на том же лыжном турнире участвовали и спортсмены, в Корее выступавшие — например, Александр Панжинский и Андрей Мельниченко. Во-вторых — в них также участвовали многие лыжники, которые изначально не претендовали на поездку на Игры. Не смущает, что многие из них получили такие же деньги, как призеры Пхенчхана Денис Спицов или Юлия Белорукова?

— Тут сложный вопрос. Мне не нравится позиционирование этих соревнований, как альтернативных. Не надо их сравнивать с Олимпиадой. Олимпийские игры — это Олимпийские игры. Турнир совершенно особенный. Но сама идея организовать крупный старт в России с большим призовым фондом, чтобы подстегнуть атлетов выступить как можно лучше и материально их поощрить, мне, в принципе, нравится. Ничего плохого я в этом не вижу. Второй момент — вы говорите, что призерами этих альтернативных соревнований становятся люди, не претендовавшие на поездку в Пхенчхан. Но тут вопрос — а почему они побеждают тех наших звезд, которые должны были лететь в Корею? И, если уж победили их в честной борьбе — пусть получают заслуженные призовые. Тут все справедливо.

— Кстати, действительно — почему наши лидеры не так уверенно смотрелись на тех же лыжных стартах? Почему Сергей Устюгов бежал там всего одну гонку?

— Это, думаю, надо у Сергея спросить. Что касается ситуации в целом, то в спорте очень важно текущее состояние и процесс подготовки. В олимпийский сезон все планируют так, чтобы выйти на пик формы к конкретной дате — к своим стартам на Играх. Наши альтернативные соревнования проводятся позже — возможно, у кого-то этот пик формы прошел. Не исключаю, что ряд спортсменов, понимая, что Олимпиада им не светит, внесли изменения в тренировочный процесс, в работу, и это тоже сказалось на их состоянии. Кто-то сбавил обороты. Кто-то, наоборот, набрал. Причин может быть много, и в каждом виде спорте — своя ситуация. Тут я однозначно что-то сказать не берусь.

«НЕ МНЕ РАССУЖДАТЬ, КУДА ТРАТИТЬ ДЕНЬГИ»

— Призовой фонд соревнований по лыжным гонкам составил около 65 миллионов рублей.

— Много!

— Не лучше ли было пустить эти деньги на развитие лыжного спорта в целом? На детские школы, например?

— Даже если бы я был согласен с такой точкой зрения, это в любом случае не мое дело. И не мне на эту тему рассуждать.

— А сами такие турниры реально способны поднять интерес к спорту и поспособствовать его развитию?

— Если на соревнования приезжают все сильнейшие спортсмены страны, показывают высокие результаты в острой борьбе и получают за это солидные деньги — почему нет?

— Знаете, где прошел тот самый лыжный Кубок России? Архангельская область, Шангальское поселение, число жителей — 64 человека! На самих соревнованиях не было ни болельщиков, ни журналистов.

— Серьезно? — с трудом сдерживая смех, переспрашивает Сергей.— Что ж, тогда это — вопрос к организаторам. Знаете, у нас ведь тоже был подобный турнир, когда сборную по легкой атлетике не пустили на Игры в Рио. Правда, с куда меньшим призовыми фондом и гонорарами для медалистов. Назывался «Звезды-2016». Прошел он в Жуковском и мне, в целом, понравился. Все было в уютной, домашней атмосфере. Зрители тоже на трибунах собрались. Чуть позже федеральные СМИ подняли вопрос: «А не сделать ли нам альтернативный Олимпиаде турнир по легкой атлетике?». Мы и сказали — так вот же, уже провели! Пошли те же вопросы: «А как? А почему? Почему не было рекламы, и никто о нем толком не знал?». Возможно, вопросы логичные. С другой стороны — на ту же рекламу нужно время. Минимум пара недель. Кто знает, может, если бы с турниром затянули, на него бы приехали не спортсмены, а «дрова»? И ходили бы по стадиону пешком? Пик формы очень тяжело держать. А так на «Звездах-2016» были солидные, высокие результаты.

— Но 4 миллиона рублей — за вычетом налога — вы получили не за победу в Жуковском? (помимо Шубенкова аналогичную сумму выплатили прыгунье в высоту Марии Кучиной, — Прим. ред.)

— Нет. Решение таким образом компенсировать нам пропуск Игр в Рио приняли позднее.

— И как вы сами к нему отнеслись?

— Странные были ощущения. С одной стороны — конечно, приятно, что нас подобным образом решили поощрить. С другой — мы все равно ведь не поехали на Олимпиаду. Лишились возможности бороться за золото. Лишились тех эмоций, которые любой спортсмен может получить только на Играх. И, по большому счету, никакими премиальными это сполна не компенсировать.