17 августа, источник: Спорт-Экспресс

Вместо барьеров — тазики с водой: в каких условиях тренируется Шубенков

Чемпион мира едва не остался без места для занятий.

— Считаю, что большие победы не куются в блестящих фитнесc-центрах, — сказал Шубенков в 2013 году в интервью «СЭ» после первой в карьере медали чемпионата мира. — Они рождаются в обшарпанных, пропотевших подвалах, с облезлой штукатуркой на стенах.

Видимо, эти слова кто-то воспринял слишком близко к сердцу.

С тех пор Шубенков выиграл чемпионат мира-2015 и стал вторым на ЧМ-2017, взял золото ЧЕ-2014 и главный трофей «Бриллиантовой лиги», вплотную приблизился к рекорду Европы. Они с тренером Сергеем Клевцовым могли бы готовиться где угодно.

Но, в отличие от многих, зарубежным сборам предпочитают Россию. Ареал их тренировок — Барнаул, Адлер и Новогорск. При этом дома проходит львиная доля подготовки.

Зимой они тренируются в тире. Там протекает крыша и порой приходится оббегать тазики с водой. Стены обшарпанные. Порой взрываются трубы, из-за чего температура в помещении становится очень низкой.

Только вдумайтесь, в этих условиях работает одна из главных звезд мировой легкой атлетики!

Но более подходящего для тренировок места в Барнауле пока нет.

Тир в Барнауле, в котором тренируется звезда мировой легкой атлетики Сергей ШУБЕНКОВ

ОПЕЧАТАТЬ И ЗАКРЫТЬ

В 2015 году, после триумфа в Пекине, возглавлявший на тот момент министерство спорта Виталий Мутко интересовался, все ли у Клевцова с Шубенковым хорошо. Если кто-то в такой момент мог подумать о каких-то личных благах, то у них на уме был родной тир, который нуждался в реконструкции.

Мутко направил официальное письмо в Алтайский край с просьбой обратить внимание на проблему. Однако никакой реакции дальше не последовало. И есть большие сомнения, что губернатор Александр Карлин вообще его видел.

В 2016 году всем было уже не до тира — легкоатлетов не пустили на Олимпийские игры. В 2017-м Клевцов многократно поднимал вопрос перед спортивными чиновниками в регионе. Те понимающе кивали и обещали помочь — сообщить обо всем вышестоящему руководству. Но дело на этом и заканчивалось. Всем было то ли боязно, то ли неудобно просить у целого губернатора такую мелочь.

Пришел год 2018-й и… в мае тир опечатали и закрыли. Как говорили, навсегда. Он пришел в аварийное состояние. К и.о. губернатора Виктору Томенко те, кто могли, по-прежнему не шли. Говорили, мол, чего теперь уже сделаешь.

Клевцов бил в колокола. На кону подготовка Шубенкова к преодолимпийскому и олимпийскому сезонам. Каким бы ни был тир, там у специалиста все давно отлажено. Дорожка, сектор, штанга, игровой зал — все под рукой.

— Неужели вы не понимаете, что нельзя просто взять и перенести подготовку атлета уровня Шубенкова в другое место, — недоумевал тренер. — Где-то нет одного, в другом месте — другого. Кому-то может показаться, что это мелочи, но в нашем деле их нет. При этом пострадает не только Сергей, а все отделение легкой атлетики. Хотя именно легкоатлеты приносят региону наибольшее количество призовых мест с чемпионатов России.

ПИСЬМА СЧАСТЬЯ

От имени Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) в Министерство спорта было направлено письмо с просьбой помочь решить эту проблему. Оттуда оно было переправлено в Алтайский край. Через две с половиной недели в Минспорта пришел ответ. В котором написано, что реконструкция тира, исходя из действующих норм градостроения, невозможна. И просьба о выделении 12 миллионов рублей на замену покрытия беговой дорожки в манеже технического университета, в котором мог бы тренироваться Шубенков…

Насколько тренировки в техуниверситете вписывались в подготовку Клевцова, никто у него самого даже не поинтересовался. Тренеру просто предлагали потерпеть. В Барнауле все-таки намечается строительство нового манежа, которое по предварительным планам займет пять лет. «Но мы постараемся успеть за три с половиной», — обнадежили специалиста.

Как можно закрыть старый объект еще до того, как готов новый, в голове не укладывается. Пусть даже строительные работы пройдут в сумасшедшем темпе и завершатся за три года, Шубенков все это время скитаться как бедный родственник в поисках беговой дорожки не может. А вместе с ним — еще полсотни спортсменов легкоатлетического отделение УОР.

Клевцов, понимая, что дальнейшие результаты учеников напрямую зависят от того, можно ли будет тренироваться в старом добром тире, не сдавался. Ему говорили, что реконструкция обойдется примерно в 6 миллионов рублей. Однако невозможна она в силу того, что объект построен в советские времена непонятным способом. И теперь не соответствует нормам. Рядом детский садик и между ним и тиром должен быть проезд.

Предыдущие 40 лет всех все устраивало, а теперь нет?

ХЭППИ-ЭНД?

Если бы общение между руководителями и заинтересованными сторонами и дальше проходило исключительно в письменном варианте, дело ничем хорошим бы не закончилось. Но Клевцову, ради решения вопроса готовому дойти куда угодно, с помощью спорткомитета представилась возможность встретиться с и.о. заместителя председателя правительства Алтайского края Виталием Снесарем. Оказалось, что личное общение — это совершенно другая история.

Зампред внимательно выслушал наставника и, не задумываясь, ответил, что, если для подготовки Шубенкова нужен этот тир — вопрос обязательно надо решать.

Его попытки разобраться, кто дал предписание, запрещающее эксплуатацию манежа, успеха не принесли. Еще звонок и выяснилось, что соответствующего акта нет в природе…

Можете себе представить?

Шубенков был на волоске от того, чтобы остаться без нормальной подготовки только из-за того, что одним не хотелось связываться со старым тиром, под который и денег особо не выбить, а другие все эти годы не могли толково донести суть проблемы до руководства региона. В котором, как оказалось, есть вполне понимающие люди. И всего лишь нужно было набраться смелости и обрисовать им насущную проблему. Не письменно. Оказывается, при живом общении все решается куда проще.

А если бы не упорство тренера?

ДАВАЙТЕ ЦЕНИТЬ СВОИХ СПОРТСМЕНОВ

Спортсменов мирового топ-уровня у нас в стране не так уж и много. В легкой атлетике вообще единицы. Можно по пальцам пересчитать. И взять под контроль тренировочные проблемы каждого — не так уж сложно. Не должно быть такого, что за их медали отчитываются десятки, а то и сотни людей, но, когда дело доходит до реальных проблем, спортсмен с тренером остаются с ними наедине.

Тому же Шубенкову после триумфального чемпионата мира-2015 предлагали переехать в Лос-Анджелес — тренироваться там.

Это стало бы прекрасным подарком американским маркетологам. Знание английского языка, нестандартность мыслей, тонкое чувство юмора, открытость к прессе и умение держаться на камеру — тут даже добавлять ничего не надо. Готовый продукт! Многим звездам, обладающим таким набором качеств, даже результат показывать не надо. Достаточно время от времени совершать какие-то экстравагантные поступки — и они на виду.

Но Шубенков-то уникален именно своими спортивными достижениями. Белый парень из Сибири, обыгрывающий темнокожих конкурентов, да еще и отличающийся стабильностью — именно это стало бы главной рекламной фишкой Сергея. А его драматичный недопуск до Олимпийских игр-2016 и последующие победы над их призерами и победителями только добавили бы вистов. «Харизматичный русский медведь, который умеет шутить над собой и остальными». Представляете, как его бы раскрутили?

У нас же о нем вспоминают примерно раз в год. После очередной медали на крупном старте. И даже за старый тир приходится сражаться.

Шубенков после Пекина никуда не поехал. И не поедет. Он любит свой родной Барнаул. Там дом, семья и тренер Сергей Клевцов.

Так почему бы стране не ответить взаимностью?