13 ноября, источник: ТАСС

Обещанного три года ждут. Почему российские легкоатлеты живут без флага и гимна

ТАСС рассказывает о ситуации со Всероссийской федерацией легкой атлетики, процесс восстановления которой изрядно затянулся.

Источник: РИА "Новости"

Три года исполнилось 13 ноября с того дня, как совет Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) принял решение о временном приостановлении членства Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) в этой организации. В том далеком ноябре 2015-го мало кто мог представить, что санкции в отношении одной из самых крупных мировых легкоатлетических держав затянутся на столь длительный срок.

Как все начиналось

История с отстранением ВФЛА берет начало в декабре 2014 года, когда немецкий телеканал ARD презентовал документальный фильм, который рассказывает о систематическом применении допинга легкоатлетами из России. По прошествии времени этот фильм превратился в сериал, и каждый раз под удар попадал российский спорт. Главными его героями стали легкоатлетка Юлия Степанова и ее муж Виталий Степанов — бывший сотрудник Российского антидопингового агентства, которые выступили в роли основных обличителей.

После выхода в свет фильма независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (WADA) начала проверку деятельности ВФЛА, Московской антидопинговой лаборатории и Российского антидопингового агентства (РУСАДА). 9 ноября 2015 года был опубликован отчет комиссии, в котором содержались обвинения в массированных и систематических сокрытиях применения допинга российскими спортсменами. На основании проведенного расследования WADA рекомендовала IAAF дисквалифицировать ВФЛА, лишить лицензии Московскую антидопинговую лабораторию, а также отстранить российских легкоатлетов от международных стартов.

Совет IAAF 13 ноября подавляющим большинством голосов принял решение о временном приостановлении членства ВФЛА.

15 ноября в Москве прошло экстренное заседание президиума ВФЛА, созванное Министерством спорта РФ в связи с приостановкой членства федерации в IAAF из-за допингового скандала. Был принят антикризисный план с целью восстановить свое членство в IAAF через два-три месяца, чтобы российские легкоатлеты могли выступить на Олимпиаде-2016 в Бразилии. Также была назначена дата внеочередной выборной конференции ВФЛА, после которой должна была произойти полная смена руководства. В конце того же года IAAF определила основные критерии восстановления всероссийской федерации в своих правах и сформировала рабочую группу по контролю за выполнением ВФЛА дорожной карты во главе с норвежцем Руне Андерсеном.

Британская благодарность

Представители России на конгрессе IAAF, который проходил в августе 2015 года в Пекине, стояли перед очень непростым выбором. Они должны были отдать голос одному из двух кандидатов в президенты Международной федерации легкой атлетики: подданному Великобритании Себастьяну Коу или главе Национального олимпийского комитета Украины Сергею Бубке. По неофициальной информации, Россией было принято решение голосовать не за самого знаменитого советского легкоатлета периода позднего СССР, представлявшего государство, с которым из-за крымского вопроса у РФ сложились очень непростые отношения. ВФЛА предпочла британца, который, как кандидат, незадолго до выборов делал все, чтобы заручиться поддержкой России.

Коу долгое время занимал пост первого вице-президента IAAF и не раз после окончания своей блестящей спортивной карьеры бывал в России. Сразу после своего избрания на пост главы международной федерации британец заявил ТАСС, что Россия очень важна для мировой легкой атлетики и он намерен посетить эту страну вскоре после того, как приступит к своим обязанностям. И слова Коу не разошлись с делом. В начале ноября он приехал в Москву, где имел ряд официальных встреч с руководителями российского спорта, на которых обсуждались вопросы проведения в России международных легкоатлетических стартов. Также глава IAAF принял участие в торжественном вечере, посвященном российской легкой атлетике, на котором сказал немало теплых слов в адрес организаторов мероприятия.

А меньше чем через две недели после своего возвращения из Москвы Коу оказался в числе тех членов совета IAAF, кто проголосовал за отстранение ВФЛА. Против такого решения выступил только один человек. И, по неофициальной информации, это был Сергей Бубка, против которого Россия отдала свой голос на августовских выборах главы ВФЛА.

Российские легкоатлеты были очень близки к тому, чтобы выступить на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. К июню 2016 года ВФЛА сделала очень много шагов на пути к своему реформированию, были полностью обновлены руководство и тренерский штаб, отечественные легкоатлеты находились под пристальным вниманием международных антидопинговых служб. По информации ТАСС, принимая в расчет все эти позитивные изменения, Коу незадолго до июньского совета IAAF в беседе с руководством Европейских олимпийских комитетов (ЕОК) пообещал восстановить ВФЛА.

Но накануне совета в британских СМИ появились публикации, представляющие главу Международной федерации легкой атлетики не в самом лучшем свете. Коу, по всей видимости, расценил эти статьи как предупреждение и на совете IAAF даже не дал его членам возможность высказать свое мнение. На кону стояло участие российских легкоатлетов в Играх-2016, но Коу предложил совету IAAF не проводить голосование по поводу восстановления ВФЛА, а довериться членам рабочей группы, которые сочли недостаточным прогресс российской легкой атлетики. Спустя некоторое время один из членов этой рабочей группы намибиец Фрэнки Фредерикс был выведен из IAAF из-за подозрений в причастности к коррупции.

Было бы желание, а повод всегда найдется

Спустя месяц после решения о приостановлении членства ВФЛА IAAF сформировала дорожную карту, руководствуясь которой российская легкая атлетика должна была найти путь в свое светлое антидопинговое будущее. За прошедшие три года все обозначенные в ней критерии были выполнены, однако отечественная королева спорта до сих пор томится в темном тоннеле, которому нет конца.

В настоящее время IAAF указывает ВФЛА на невыполнение критериев, которые международная федерация внесла в дорожную карту значительно позже ноября 2015 года, не уведомив предварительно об этом российскую сторону. Речь идет о признании выводов доклада независимого эксперта WADA Ричарда Макларена, который основывался на показаниях бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова и был опубликован в июле и декабре 2016 года. Другим условием для восстановления ВФЛА является обеспечение российской стороной доступа экспертам WADA к данным Московской лаборатории, которые были опечатаны Следственным комитетом РФ в рамках уголовного дела, возбужденного против Родченкова. Также международная федерация грозит не восстанавливать ВФЛА до тех пор, пока та не заплатит IAAF почти $3 млн, которые Россия якобы обязана выплатить за понесенные расходы.

И если с третьим пунктом ВФЛА вынуждена примириться и попросила предварительно полугодовую рассрочку, то звучащие на протяжении двух последних лет требования признать доклад Макларена и открыть лабораторию вынудили федерацию, которую с января 2016 года возглавляет Дмитрий Шляхтин, искать правду в суде.

В конце сентября ВФЛА подала иск в Спортивный арбитражный суд, в котором указывает на необоснованность внесения в дорожную карту по восстановлению ряда критериев. В их числе признание российскими властями выводов комиссии Ричарда Макларена о вовлечении российских властей в схему сокрытия применения допинга российскими спортсменами, а также предоставление российскими властями информации и доступа к закрытым данным Московской антидопинговой лаборатории.

Признание доклада Макларена, который грешит большим количеством неточностей и ошибок, на протяжении практически трех лет являлось одним из невыполненных критериев восстановления РУСАДА. Однако, осознав, что РФ никогда не согласится со всеми выводами этого документа, руководство WADA сумело найти компромиссный вариант, который устроил обе стороны. Последние конструктивные действия руководства Всемирного антидопингового агентства привели к тому, что РУСАДА 20 сентября получило долгожданный статус соответствия Всемирному антидопинговому кодексу. Глава IAAF моментально выступил с заявлением, что признание доклада Макларена остается залогом восстановления ВФЛА, обозначив тем самым, что не готов искать компромиссные выходы из ситуации.

По информации ТАСС, решение Всероссийской федерации легкой атлетики пойти в Спортивный арбитражный суд стало не очень приятной новостью для руководства IAAF. По мнению международных чиновников, этот шаг российской стороны ставит крест на «почти решенном вопросе» восстановления ВФЛА на декабрьском совете Международной федерации легкой атлетики в Монако. Однако если вспомнить все предыдущие действия руководства IAAF за последние три года, то вряд ли в России остались люди, верящие в искренность слов высших чиновников международной федерации. Остается только грустить, что путь в суд оказался у ВФЛА таким длинным.

Альберт Стародубцев