22 декабря 2017, источник: Чемпионат.com

Мардеев: Вильягра опаснее де Роя, а мазовцы очень сильные

Гонщик «КАМАЗ-мастера» Айрат Мардеев — о конкуренции на «Дакаре», новом моторе и коварстве морского воздуха.

«Под землёй текла целая река»

— Айрат, вопрос с предсказуемым ответом, но от него не уйти. Официальная задача на новый «Дакар»?
— Цель одна, естественно — победить. Нужно показать результат, который от нам все ждут. Будем отстаивать свой титул. Лично я для себя ставлю задачу улучшить результат прошлого года. В 2017 году у меня был неудачный «Дакар» — только пятая позиция на финише. Надо реабилитироваться и бороться за верхнюю строчку.

— Многие любят говорить, что извлекают уроки из прошлых гонок. Но насколько это реально на «Дакаре»?
— Это сложно, да. От удачи многое зависит. В том году мы потеряли время, застряв — а ведь ничего не предвещало беды! Мы много раз анализировали эту ситуацию. Вроде делали всё правильно, но под землю не посмотришь: не понятно, что под ней течёт целая река, в которой мы утонули! Да, можно было не так сильно осторожничать, попробовать там проскочить. Мы немного пожалели автомобиль, потому что была высокая ступенька, на которую надо было запрыгнуть. Подъехали потихонечку, хотели взобраться внатяг. Не сработала тактика — вероятно, в будущем надо более агрессивно преодолевать такие места.

Сложно тут. Это в «кольце» или ралли-кроссе, где трасса одинаковая, можно сделать выводы. А в ралли-рейдах не так. Но мы всё равно стараемся извлекать уроки: местность относительно одинаковая. Если идут сильные дожди, то можно ожидать подобной подлянки. Нужно стараться больше времени ехать «в треке». Там, где мы застряли, прямо на маршруте стоял «МАН» — он нас немножко смутил. Только потом мы узнали, что он не застрял: просто коробка «кончилась». У него осталась одна передача, на которой он не мог тронуться. Спокойно можно было проехать рядом с ним.

«Дембельский аккорд для мотора»

— Из камазовцев только Дмитрий Сотников поедет на новом 13-литровом моторе?
— Да, у нас одна такая машина. Она полностью построена вокруг этого двигателя. А в 2019 году поедем мы все.

— Новый грузовик с этим мотором уже быстрее старого? Есть ли опасения насчёт надёжности двигателя?
— Это две совершенно разные машины. Мы тестировали их и у нас, и в Астрахани, и на тренировках. Мотор совершенно другой: практически не прощает ошибок. На нём нельзя проваливаться по оборотам, постоянно нужно держать мотор в определённом диапазоне. 16-литровый мотор позволял ехать на одной передаче, делать меньше переключений. Есть и плюсы, и минусы. Когда 13-литровый двигатель выходит на высокие обороты, то в затяжных тягунах «рядник» едет очень хорошо, с ним там непросто бороться.

Главное опасение — горы. Как он там себя покажет? Дима тоже переживает насчёт этого. Мы нигде не могли испытать двигатель в таких условиях. На «Дакаре» будет первое серьёзное испытание. Дай бог, никаких серьёзных корректировок не понадобится, не придётся сильно влезать в мотор. Но ведь едут же конкуренты на таких моторах! Что мы, хуже их? Тоже настроим.

— В роли боевой технички поначалу будет Антон Шибалов?
— Первые этапы — да. Потом уже видно будет по результатам.

— Какие новинки будут в старых грузовиках?
— Основные отличия — это подвеска. Мы наконец-то перешли на пружинную. Долго испытывали, теперь все машины оснащены такими амортизаторами. Поработали над компоновкой: постарались понизить центр тяжести за счёт запасок. Мы их сумели закрепить ещё ниже, постарались опустить вниз и другие узлы. Также поработали по тормозам — в частности, над трансмиссионным тормозом, который должен помочь нам на горных этапах. Ещё поработали над управляемостью, перенастроив стабилизаторы. Теперь будем чувствовать себя увереннее на извилистых участках: крены будут ниже. В целом, работа идёт над мелочами: автомобили доведены, сейчас уже делаются маленькие шажки. Тем более если учитывать, что «Дакар-2018» — дембельский аккорд для грузовиков с 16-литровыми моторами.

«Интересно, что покажет Лопрайс»

— Жерар де Рой так и не одумался и на «Дакаре» не выступит…
— Да, он поехал на «Африку Рейс». Возможно, Жерар думал, что с ним поедут многие другие грузовики. Однако там заявилось очень мало грузовых экипажей. Голландцы, не поехавшие на «Дакар», в Африку тоже не поехали. Сложно сказать, с кем он там будет бороться.

В любом случае он выставляет свою команду на «Дакар» — поедут Вильягра, Ардавичус, Генугтен. Я считаю, что Вильягра даже быстрее де Роя на южноамериканском «Дакаре». Он показывает очень высокую скорость на извилистых допах. Нам за ним очень тяжело угнаться! На бездорожье мы всегда были сильнее, де Роя просто объезжали, а с Вильягрой приходилось долго бодаться: он и там поехал очень хорошо. Поэтому я считаю, что он более опасный соперник в Южной Америке.

— Это главный конкурент?
— Ну… Ван дер Бринк тоже переделал свой мотор: они ушли от двойного наддува, оставив одну турбину. Да, двойной наддув давал больше мощности, двигатель становился более эластичным, но турбины постоянно выходили из строя, по перегреву возникали проблемы. С этим намучился он и ушёл к варианту с одной турбиной. Если его моторист Марио Кресс справился с изменениями, то у ван дер Бринка тоже будет очень конкурентоспособная техника. И сам он очень сильно мотивирован. Тоже один из главных конкурентов.

Плюс Лопрайс, который вернулся к своей капотной «Татре» — интересно, что он покажет. Первые дни на «Шёлковом пути» Алеш ехал очень быстро, но потом начались проблемы с двигателем. Думаю, за это время он их решил. «Баггира» на «Шёлковом пути» до последнего с нами билась. Коломы не повезло с поломкой: он поспешил, допустил удар.

Мазовцы очень сильные. Мы встречались с Вязовичем на презентации «Шёлкового пути» и в Гавре, когда сдавали машины: он серьёзно настроен. Если не будет подводить техника, Сергей очень высоко может приехать, биться за самые высокие позиции.

— Почему Лопрайс всё время меняет машины и команды? Так ведь труднее показать результат.
— Думаю, это связано с финансами. Одно дело — строить свой автомобиль, вкладывать в него деньги. Другое дело — прийти в другую команду с определённой суммой. Он сам признал, что были проблемы с финансами, было тяжело потянуть развитие машины. Поддержка от «Татры» была не такой большой, вот и пришлось скитаться из команды в команду. Сейчас ситуация вроде как выправилась. Алеш сам, наверное, понимает, что если ходить из команды в команду, то тяжело показывать стабильный результат. Надо постоянно перестраиваться, меняться. Посмотрим, что покажет на своём грузовике.

— Вы наконец-то будете праздновать Новый год дома. Во сколько нужно будет выехать из дома 1 января?
— В этом плане всё хорошо: у нас рейс где-то в семь вечера. Нормально проведём Новый год. 1 января ночуем в Москве и рано утром 2-го летим сначала в Мадрид, а из него дальше в Перу. Заберём автомобили с парома (все европейские участники отправляют технику на «Дакар» морем. — Прим. «Чемпионата») и проведём запланированные тесты. Все топовые команды так делают.

Организаторы предоставили несколько точек, где можно будет протестировать машины. Морской воздух окисляет все контакты: наши бедные электрики потом всю электрику перебирают. Они готовят всю её дома, используя специальные смазки и присадки, чтобы ничего, скажем так, не сгнило. После такого долгого плавания наверняка что-нибудь вылезет. Там уже на месте полностью электронику вновь перебирают, тем более что сейчас её в машине очень много. Если какой-нибудь проводок отпадёт, то силами экипажа найти его будет очень непросто и очень долго. Так что проведём тесты, а дальше уже техкомиссия и старт 6 января.