18 января, источник: Чемпионат.com

Абросимова: Ланге не диктатор, но всё должно быть чётко

Генеральный менеджер женской сборной России — об уходе тренера из УГМК, работе и личной жизни.

В ночь с 17 на 18 января главный тренер женской сборной России Олаф Ланге покинул УГМК, где трудился в аналогичной должности последние годы. Руководство уральского суперклуба не стало дожидаться конца сезона и решило поменять ситуацию здесь и сейчас. Менять действительно есть что. Команда из Екатеринбурга проиграла принципиальное сражение за первую строчку регулярного чемпионата курскому «Динамо», а в Евролиге и вовсе занимает третье место в группе.

Сразу после появления новости (в Москве в это время уже было за полночь) «Чемпионат» связался с легендарным игроком и генеральным менеджером женской сборной Светланой Абросимовой. Как выяснилось, новость из стана УГМК для неё также была неожиданной.

— Новость для меня стала шокирующей. Мне казалось, команда набирала обороты после того, как уехала Дайана Таурази. Думала, что у них всё будет складываться намного лучше. Но это клубное дело, и никогда до конца не знаешь, как обстоят дела внутри на самом деле.

Я сразу позвонила тренеру, он взял трубку, мы хорошо поговорили. Самое главное, что он остаётся в сборной, и в семье все живы-здоровы. Сейчас он уезжает и вернётся к нам на сборы.

— Казалось, что отставка назревает, и формулировка «по семейным причинам» выглядит не очень убедительно.

— Здесь надо разговаривать либо с агентом тренера, либо с представителем клуба. Они точнее скажут о причинах. Я делюсь только той информацией, которая была донесена до меня. Сама узнала это случайно.

— Тренер Ланге, как и наставник мужской сборной Сергей Базаревич, теперь в статусе освобождённого. Можно ли в этом найти плюсы для национальной команды?

— Для сборной не всегда принципиально место работы тренера. Конечно, в УГМК он работал сразу с шестью игроками национальной команды. Но он уже давно доказал свою профессиональность. Мы в него верим, и, самое главное, он горит желанием работать. Все вопросы, которые он мне вчера задавал, были конкретно по работе в сборной.

— Вы с ним отработали уже первый сбор осенью. Расскажите о нём и вашем взгляде на его подход к сборной России.

— Мне он показался очень знающим. Когда разговариваешь с ним о баскетболе, сразу понимаешь, что перед тобой серьёзный специалист. У него уже был опыт работы со сборными и есть опыт подготовки в сжатые сроки. Есть чёткий план, всё расписано по минутам. Этакий американский стиль. Мне это симпатично, но, самое главное, игроки на это очень хорошо отреагировали.

— Со стороны он производит впечатление очень мягкого человека.

— Я была на всех тренировках и скажу, что это не так. Расскажу простой пример без фамилий. На одном из занятий один молодой игрок сделал потерю и засмеялся. Тут же все остановились, проследовали на лицевую линию и «немного» пробежались. Тем самым тренер показал, кто в доме хозяин. Он не диктатор, но всё должно быть чётко.

— Не мешает девчонкам тот факт, что во время занятий приходится разговаривать на английском?

— Нет, ну что вы? У всех в клубах тренеры говорят на английском, американки есть почти в каждой команде, термины все им прекрасно известны. И для того чтобы исключить какие-либо языковые проблемы, есть Аня Петракова, знающая тренера очень хорошо. Она переводит каждое слово, которое он говорит. Когда он ругался, она пыталась немного смягчить, а тренер понимал это.

— Матч против Литвы, когда сборная чуть не подарила победу сопернику, получился нервным. Какой вывод можно сделать по его итогу?

— Мы ещё очень далеки от правильной баскетбольной формы. Как только игра пошла очко в очко, начали нервничать, пошли дурацкие потери и совершенно неправильные действия в нападении. Но у игроков есть характер, и решающий бросок Жосселины Майга тому подтверждение.

— Когда начинается второй цикл подготовки?

— Уже совсем скоро — 2 февраля мы собираемся в Новогорске и 9-го числа уже вылетаем в Венгрию, где предстоит очень непростой матч. Соперник очень сильный. После возвращаемся, снова тренируемся в Новогорске и летим в Пермь. А после нас снова распускают на очень длительный срок.

— На что делает акцент тренер в своей работе? Ведь времени на полноценную подготовку и оттачивание всех нюансов у него нет.

— Времени катастрофически мало. Но даже в столь сжатые сроки была проделана большая работа. Ещё до начала вторых сборов каждому игроку были высланы материалы по защите и нападению. Сейчас мы им ещё несколько раз напомнили, что перед приездом надо повторить все комбинации и не терять на этом время. В процентном соотношении 60−70 процентов мы тратим на защиту. Здесь не нужны клубные связки, есть костяк 7−8 игроков, а остальные меняются.

— В клубах и сборной у игроков разные роли. Это главная проблема для тренерского штаба?

— Такая проблема существует, это правда. В этом моменте очень помогает тот факт, что наша молодёжь выиграла чемпионат мира этим летом. Они почувствовали себя лидерами. За их спинами никого не было. Это чувство бесценно, не многим удаётся его прочувствовать. Кто-то вырастает, привыкая быть четвёртой-пятой опцией на паркете. А иногда просто прибегают в нападение, чтобы растянуть защиту и постоять с краю. Быть лидером сложно. Это не выключатель, когда сегодня ты лидер, а завтра нет. Очень сложно быть лидером в сборной, если ты не являешься таковым в клубе.

— Получается, вы за формат проведения Кубка России без легионеров?

— Да, мне нравится этот формат. В этом году, на мой взгляд, уровень был самый слабый за последние сезоны, что я смотрела. Это если честно говорить. Для таких команд, как МБА и «Инвента», это успех. Обе команды впервые попали в «Финал четырёх» и доказывают правильность выбранного пути.

Да, девчонки стараются, но я смотрела и спрашивала себя: «А сможем ли мы сейчас обыграть США?». Понимаю, что на сегодняшний момент это крайне сложно. Пытаешься это донести до игроков. Нам нужно стремиться дальше и выше, много работать. Мы лишь отбираемся на чемпионат Европы, такова реальность. И чем быстрее мы поймём своё реальное место, тем быстрее сможем начать двигаться вперёд. Это должно быть мотиватором.

— Упомянутые выше клубы МБА и «Инвента» не имеют в своих составах легионерок. Получается, фактор целостности состава имеет высокую значимость в таком турнире как Кубок России?

— Баскетбол — командный вид спорта. Оба клуба выбрали свой путь развития. Они вкладываются в молодёжь и не привлекают звёзд, которые как приезжают, так и уезжают. Такой путь развития имеет право на существование, и московская, и курская команды это доказывают. Тем более, если за несколько сезонов они поднимаются всё выше и выше. Добавлю ещё, меня очень радуют игроки, которые участвовали в баскетболе 3×3. Видно, насколько они прибавили.

— В прошлом году вы ещё занимали должность генерального директора Международной студенческой баскетбольной лиги (МСБЛ), а потом пропали из медиапространства. И только осенью общественность узнала о вашем назначении на пост генерального менеджера женской сборной. Где вы были?

— Начнём с того, что МСБЛ теперь стала структурной частью Ассоциации студенческого баскетбола (АСБ). Мы с командой провели в МСБЛ пять шикарных лет, проделали большую работу и завершили проект. Осталось много приятных воспоминаний от работы. Но самое главное, приятные эмоции от турнира остались у студентов, тренеров и у руководителей вузов. Горжусь проектом и желаю ему дальнейшего развития.

В моей личной жизни также произошли изменения после моего ухода из МСБЛ. Я родила двух девочек и была в декретном отпуске. После я получила предложение о работе в сборной и приняла его. Я смотрела все матчи сборной и не могла понять, почему при таком составе так происходит. Как только зашёл разговор о том, что будет новый тренер, мне предложили должность. Над предложением не думала долго. Это ответственный шаг для меня. Да, детишки занимают много времени, но я хочу продолжать развиваться в спортивной индустрии.