14 ноября, источник: Sport24

Владимир Гомельский: Майкл Джордан — не лучший баскетболист всех времен

Зато тренер «Голден Стэйта» Стив Керр — гений.

Баскетбольный эксперт, комментатор Владимир Гомельский стал гостем студии Sport24. Представитель самой известной баскетбольной семьи в России вспомнил о своем первом впечатлении от НБА, поделился мнением о «Движении вверх» и назвал тренера «Голден Стэйт Уорриорз» Стива Керра гением.

О первом репортаже

В моем первом репортаже, который состоялся в декабре-1989 в паре с Володей Фомичевым, я сказал слов 10: «ага», «угу», «да-да». Мычал. После этого я получил редкую взбучку от мамы. Она сказала: «Это не твое, нечего дуростью заниматься, иди проводи тренировки».

На втором репортаже сказал уже слов 100, на третьем — 300. А на четвертый репортаж Фомичев не пришел, и я остался с микрофоном 1 на 1.

Во время загрузки произошла ошибка.

«Чемпион НБА посмеялся надо мной»

Во время моей первой командировки надо мной посмеялся легендарный Рик Бэрри — такая чисто американская шутка. Это были Игры доброй воли в Сиэтле в 1990-м. Моя комментаторская позиция была справа от центральной линии, позиция американского ТВ — слева. Их — пятеро комментаторов, а я один.

И Рик Бэрри, который там тоже комментировал, подходит ко мне и говорит: «Ну, ты, наверное, денег заработал». А я ему: «А ты?» Он говорит: «Мне платят по 10 тысяч долларов за репортаж».

Увы.

Лучший баскетболист всех времен — не Майкл Джордан

Я приехал в Штаты 1 мая 1977-го года как переводчик молодежной сборной СССР, которая совершала турне по Северной Америке. В то время шли полуфинальные серии плей-офф НБА, и нас пригласили на второй матч «Филадельфия» — «Портленд». Тогда «Филадельфия» «Портленду» голову-то оторвала. И я увидел там Джулиуса Ирвинга, который до сих пор является для меня эталоном, лучшим баскетболистом всех времен. Он, а потом только Джордан.

Во время загрузки произошла ошибка.

Я болею с тех пор за «Филадельфию» и очень рад, что она наконец-то из кризиса выбралась, идет на достойном месте.

Первое впечатление о НБА — это шоу-тайм

Первая мысль на матче в Штатах — это шоу-тайм. Игроки ни на секунду не забывали о зрителях. Уж если они убегали в быстрый отрыв, то его нужно было сделать конфеткой, чтобы зал встал и поаплодировал.

Это было невероятно. Я не скажу, что это был какой-то «ах баскетбол». Все эти «восьмерочки», «паровозики» — они этого не делали, они играли «изоляцию» для Ирвинга, чтобы он оставался один на один с соперником.

О «Движении вверх»

На самом деле, за весь финальный матч Олимпиады-1972 ни одного данка не случилось. Но фильм же делали для сегодняшней молодежи, а они себе баскетбол без данков не представляют. Это художественный фильм, и он имеет право на вымысел.

Я шел на премьеру и волновался, что там могут оболгать отца. Но когда сцена со сменой тренера в сборной прошла, а чиновник в фильме сказал «Гомельский — бог», я успокоился и дальше смотрел с интересом.

А знаешь, что Модестас Паулаускас сказал? «Понятно, что в фильме должен быть отрицательный герой. Пусть уж буду я».

Гегемония «Голден Стэйт»: Стив Керр — гений

Самый невезучий игрок в НБА — Патрик Юинг, который со своим «Нью-Йорком» так и не выиграл чемпионство. А если говорить о гегемонии «Голден Стэйта», то тренер команды Стив Керр — гений. Потому что когда брали Дюранта при наличии Карри, Томпсона и Грина, все говорили: «Ну куда четвертая звезда в команду? Им одного мяча будет мало».

Керр придумал эту тактику, и вся четверка делится мячом. Не скажу, что они не разлей вода, но в жизни — за пределами площадки — относятся друг к другу с уважением. А на площадке они как семья. И то, что «Уорриорз» атакуют даже не на 12-й, а на 10-й секунде, говорит о мастерстве, которое им позволяет это делать. И мяч у них ходит лучше всех. Поэтому им особенно защищаться не нужно, потому что они в каждой игре готовы 140 очков забить.

Однако я хотел бы обратить внимание любителей баскетбола на тот факт, что этого парадного шествия по Красной площади уже не получается. К ним уже приспособились, уже многие тренеры понимают, как разрушить эту атаку. Сейчас они сыграли 14 игр и 3 проиграли — это хуже, чем в прошлом году, и уж тем более хуже, чем в позапрошлом.

В то же время, думаю, что Керр понимает, нет разницы, с каким количеством побед занять первое место в дивизионе и в конференции. Нужно ли выигрывать 73 игры за сезон? Нет. 65 достаточно. А это означает режим сбережения энегргии, чтобы на финальную серию все были здоровы. Но это придумал не он, а Грегг Попович в своем «Сан-Антонио». А остальным нужно тянуться — и они подтянутся.

Звезда или суперзвезда

Пиппен — звезда или нет? Конечно, звезда. А кто ярче: Джордан или Пиппен? Джордан — суперзвезда, Пиппен — желтый карлик.

Вот 5 человек выходят на площадку, у них разные амплуа. И понятное дело, что человек, который больше владеет мячом, он более заметен. И поэтому Карри более заметен, чем Дюрант. Но с моей точки зрения, Дюрант приносит гораздо больше пользы «Голден Стэйту», чем Карри.

Во время загрузки произошла ошибка.

Как там Майкл Джордан?

Сейчас Майкл Джордан — владелец «Шарлотт Хорнетс». Он свою команду поднимает, он оказался хорошим владельцем. И денег он больше не теряет, как в первые 2 сезона. Сейчас «Шарлотт» уже приносит прибыль. И там, в своей Северной Каролине, он национальный герой навсегда: ему поклоняются, он входит в зал — ему стоя аплодируют. Из Джордана сделали пример для подражания, и он таким и остался.

Скотти Пиппен сказал мне, что они с Джорданом не были друзьями: «Я не справлял в его семье Рождество, а он не справлял в моей. Но на площадке мы понимали друг друга без слов — это главное».

Собственно, Фил Джексон потому и гуру. Он умел скомпоновать команду так, чтобы не нужно было часто брать тайм-ауты. И, обрати внимание, Джексон 3 раза выигрывал титулы с Коби Брайантом и Шакилом. И когда Шакил сказал, что он играть в одной команде с Коби больше не хочет, ушел и Фил Джексон. «Я не хочу тренировать эту команду», — и даже отказался от компенсации.

Об эмоциях в репортаже и ЦСКА

Для меня все репортажи делятся на 3 части.

Когда наши с ненашими играют, меня назначают главным болельщиком. Болеть я не устаю. Иногда мне говорят, что, когда наши проигрывают, я болею излишне критично.

Когда играют ненаши с ненашими, можно блеснуть эрудицией, потому что не болеешь ни за кого.

Самый сложный репортаж — это когда наши с нашими. Когда болеть нельзя. Вот тут беда. Особенно когда играет ЦСКА. И вот здесь я получал замечания. Но болею за ЦСКА, это мой дом, моя семья.