30 июля 2019, источник: Спорт РИА Новости

Карасев: У нас нет базы, условий, потому и не осталось россиян в НБА

Форвард сборной России по баскетболу Сергей Карасев, в межсезонье сменивший «Зенит» из Санкт-Петербурга на подмосковные «Химки», в интервью корреспонденту РИА Новости Семёну Галькевичу рассказал, как принимал решение о переходе, поделился ожиданиями о предстоящем Кубке мира и объяснил, почему в НБА не осталось российских игроков.

— Шесть лет, получается, вы не играли за сборную России на крупных турнирах.

— Да, после Евробаскета-2013 никак не удавалось, поэтому сейчас очень хочется сыграть на Кубке мира. Главное сейчас — до него дожить, не сломаться, не дай бог. Кубок мира — это крутой турнир реально. Все мы мелкими, делая первые шаги в баскетболе, мечтали однажды сыграть на чемпионате мира, на Олимпиаде, в НБА, просто в сборную попасть.

— Ощущения сейчас и перед Олимпиадой в Лондоне похожи чем-то?

— Это другие ощущения абсолютно. Там у меня была такая детская эйфория уже от того, что я попал в одну команду с Андреем Кириленко, Сергеем Моней, Виктором Хряпой — они составляли костяк. Я был молодой, глаза горели, сейчас уже более взвешенно подхожу, понимаю, что от меня большего ждут, что другие роли у меня, другие задачи. Так что это две разные ситуации.

— Готовы впервые взять на себя роль лидера сборной на крупном турнире?

— Мне кажется, прямо явного у нас нет лидера, но, конечно, буду стараться брать на себя. Думаю, от меня ждут этого, так что постараюсь максимум показать.

— И все равно, если не брать дебютантов, вы остаетесь самым молодым игроком в национальной команде.

— Да, только Миша Кулагин, получается, младше. Здорово, что вхожу еще в эту группу.

«Мне нужен был новый вызов, нужно выходить из зоны комфорта»

— Тяжело далось решение о переходе в «Химки»?

— Не скажу, что тяжело. Сели с семьей, с женой, подумали, что мне нужен новый вызов, нужно выходить из зоны комфорта, менять обстановку. Для меня это будет рост, нужно уже попробовать себя в Евролиге. На тот момент у «Зенита» еще не было Евролиги.

— А если бы уже было известно?

— Это не стало бы доводом, все равно бы ушел. Хотелось поменять обстановку.

— Как оцениваете эти три года в родном Петербурге?

— В целом хорошо. Были взлеты и падения, были травмы, но это неотъемлемая часть баскетбола. В первый сезон, если бы нам помогли немножко, то могли бы попасть в Евролигу (речь о полуфинале плей-офф Единой лиги ВТБ, в котором «Зенит» вел 2−0 в серии с «Химками», но проиграл 2−3 — ред.). Сам «Зенит», может, этого не хотел… Не знаю, почему так произошло, не будем вдаваться в подробности. А так хорошие были три года, жаль только, что каждый год состав полностью меняется, не пытается сохранить костяк, построить вокруг него команду. Сложно выиграть что-то, когда у тебя по 12 человек меняется каждый год.

— Обидно все-таки, что разминулись с Евролигой в «Зените»?

— Да нет, наоборот, приятно, что приеду на один раз больше в Петербург.

— Уже представляете этот матч? Гул трибун?

— Нет, такого нет (улыбается). Для меня более принципиально будет против «Фенербахче», «Реала» или «Барселоны» сыграть, если честно.

— Какая была первая реакция Шведа на ваш переход в «Химки»?

— А мы еще не говорили с тех пор, как я подписал контракт, ни разу не списывались.

— Все уже обсуждают, что вы навяжете конкуренцию ЦСКА в Лиге ВТБ.

— На бумаге очень неплохой состав собирается, это правда. Надо поиграть вместе, потренироваться, понять. Звучит неплохо, там посмотрим, как тренер настроит это все. От нас требуется выкладываться только полностью.

«Мечта вернуться в НБА, безусловно, остается»

— Тимофея Мозгова хотели бы увидеть в «Химках»?

— Тима в здоровом состоянии очень неплохо бы помог команде. Посмотрим, договорятся или нет, и как он вообще будет себя чувствовать. Желаю ему быстрее восстановиться. Понимаю, как это не круто, когда ты долго не можешь принимать участие ни в тренировочном, ни в игровом процессе.

— Впервые с 2001 года в НБА не осталось ни одного россиянина. О чем это говорит?

— Мне кажется, не хватает детско-юношеской школы. Реально нет базы в России, нет условий. Тот же Instagram я смотрю, там люди обращаются с просьбами помочь им отправить ребенка в детский лагерь, потому что им не хватает средств. Если брать Литву, Латвию, Сербию, это все маленькие страны, но у них в каждом поколении вырастают люди, которые уезжают в НБА и закрепляются там. Чем мы хуже? Просто нет базы изначально. Раньше еще была хоть какая-то, и вот это поколение еще осталось. А сейчас смотришь… Реально нужно менять что-то, так ведь правда нельзя, так у нас еще очень долго никого в НБА не будет.

— У вас самого остается мечта однажды вернуться?

— Остается, безусловно, но я не думаю об этом. Ничего не получится, если думать. Надо работать, вкалывать, а там уже как бог даст. Если буду все правильно делать, то шанс должен появиться. Нет смысла думать, в следующем сезоне меня ждут «Химки» и дебют в Евролиге — надо туда все мысли направить.