18 декабря 2017, источник: Спорт-Экспресс

Биатлон, который мы теряем

«СЭ» подводит неутешительные итоги первого отрезка сезона, который принес сборной России одну бронзовую медаль в 20 гонках.

Помните, когда последний раз российские биатлонисты побеждали на этапах Кубка мира? Это было 18 марта — тогда на заключительном в сезоне этапе в преследовании победил Антон Шипулин. За три этапа нынешнего сезона первых мест у нашей команды не было. Да что там первых — призовое и то одно. На счету все того же Шипулина. К 4 января, дню следующей гонки, которая пройдет в Оберхофе, безвыигрышная серия россиян достигнет 292 дней. И это очень грустно.

ОСОБЕННЫЙ ВИД СПОРТА?

Наш тренерский штаб говорит о положительной тенденции и точечном прицеле на Олимпийские игры.

— За три этапа наши девушки ни разу не попали даже в цветочную церемонию? — уточнил старший тренер женской сборной Сергей Коновалов в комментарии «СЭ» в Анси. — К этому можно относиться, как угодно. Вы вправе говорить, что это провал, но мы считаем иначе.

Не мне спорить с лучшими тренерскими кадрами страны. Им, безусловно, виднее. Не провал — о'кей. Хоть прорыв — как скажете. Но лыжники, например, тоже целенаправленно готовятся к Пхенчхану. Но это не мешает им брать медали на каждом этапе, а мужчинам по пять человек заезжать в топ-15. И это еще без отстраненных ребят. Сергей Устюгов, который из-за переживаний за товарищей по команде пропустил блок тренировочной работы и потерял в весе несколько килограмм, уже был дважды вторым и провел ряд хороших гонок.

Ни во что не ставят Кубок мира в этом сезоне конькобежцы, но Денис Юсков — вот смешной — бьет рекорд мира. Выигрывали медали разных достоинств Павел Кулижников, Руслан Мурашов, Наталья Воронина и Екатерина Шихова. Видимо, им просто не сказали, что в начале сезона делать этого нельзя.

Очень интересно, почему наш биатлон в этом смысле такой уникальный. Сезон у спортсменов, занимающихся им, длится всего четыре месяца. При этом декабрь и март считаются незначительными, поскольку один — втягивающий, а другой — уже после главного старта сезона. Январь — это подводка к чемпионату мира или Олимпийским играм. И только февраль по-настоящему важен. Неплохая схема. Кто бы из вас отказался иметь работу, ответственность за которую нужно нести всего две недели в году? Все остальное время — подготовка.

Вот зарубежные биатлонисты почему-то не стесняются начинать хорошо. Кто сейчас на первых двух позициях в мужском зачете Кубка мира? Йоханнес Бе и Мартен Фуркад. Кто-то сомневается, что они уедут с медалями и из Пхенчхана? Я — нет. Да и в 2005 году накануне Турина россияне регулярно попадали на пьедестал, а Светлана Ишмуратова, например, побеждала по ходу сезона. Из Италии она вернулась двукратной олимпийской чемпионкой. К Ванкуверу-2010 на втором месте в общем зачете Кубка мира подошел Евгений Устюгов — победитель масс-старта на Играх. А вот в декабре перед Сочи-2014, справедливости ради, наша сборная тоже выступала ни шатко, ни валко… Но это вряд ли тот случай, который нужно ставить в пример.

Посмотрим на остальных. Сразу три девушки из Белоруссии уже были в призах на старте этого сезона. И ладно Дарья Домрачева — это суперзвезда, но победа Надежды Скардино и серебро Ирины Кривко, которая в прошлом году была 39-й в тотале Кубка мира — это, на мой взгляд, показатель работы тренерского штаба. И личный подиум в Корее кого-то из белорусок или украинок (Вита Семеренко и Юлия Джима тоже уже имели неосторожность заехать в тройку) будет более логичным, чем успех наших девушек.

«ПОСЛЕДНИЕ ПЯТЬ-ШЕСТЬ ЛЕТ Я СЛЫШУ ОДНИ И ТЕ ЖЕ ОТЧЕТЫ — КАК ПОД КОПИРКУ».

Не сомневаюсь, что во второй части сезона наша команда будет выступать лучше, чем в декабре. Но большой разброс результатов по ходу соревновательного года — это не то, что внушает оптимизм и доверие. Нет ощущения, что тренерский штаб четко контролирует этот волнообразный процесс. Повезет — всех более или менее отпустит и будет нам яркая эстафетная победа, как на ЧМ-2017. Нет — привет, провал. Как это было на безмедальном ЧМ-2016. По теории вероятности, после того, как в декабре на биатлонной рулетке выпадало исключительно черное, в январе-феврале должно повезти и с белым. Но разве могут быть гарантии в казино? Они есть в точных науках, а с ними у нас, кажется, не все хорошо.

Вот что по поводу старта сезона думает профессор Илдус Гибадуллин — один из двух ученых в нашей стране, защитивших докторскую диссертацию по биатлону. Сейчас он директор Ижевского института физкультуры имени Александра Тихонова.

— Главную проблему я уже озвучивал в «СЭ»: наши тренеры работают точно так же, как и 20 лет назад.

Скорости такие же, какие были, когда их самих тренировали. Других методик у нас. Еще в сентябре наши наставники предоставили отчет, и я сказал: «Ребята, зимой нам ни видать ничего».

— Что вас насторожило?

— Последние пять-шесть я слышу отчеты — и все они, как под копирку. Цифры — те же самые. Спортсмены работают на тех же пульсовых режимах. Вот пример из доклада первого же тренера. Только представьте: в первой зоне (на пульсе до 140 уд/мин) за подготовительный период выполнено 55% циклической нагрузки. А если у спортсмена ПАНО (порог анаэробного обмена) 175? Для него работа на 140 — это курорт. Весь мир давно тренируется, исходя из ПАНО. У Фуркада он около 180 — и француз все время работает на пульсе 160−170, а иногда выходит на 200. Это не секрет. Разумеется, его система энергообеспечения подготовлена к нагрузкам.

— Что ответили на ваши замечания на тренерском совете?

— Ничего. Меня выслушали — и все продолжилось дальше. Результаты с каждым годом падают, но ничего не меняется. Тренеры не могут понять, что биатлон теперь — скоростно-силовой вид спорта, а не на выносливость.

— Йоханнес Бе и Анастасия Кузьмина сейчас на пике формы. Это плохо?

— Мы невнятно начинаем сезон как раз из-за старой методики, которая была актуальна во времена Виктора Маматова и Александра Привалова. Тогда это заходило великолепно. Одного пика за сезон было достаточно. Теперь нужно бежать каждую неделю. Ничего страшного в хорошем состоянии иностранцев сейчас нет. В январе у них будет небольшой спад, а потом они снова выйдут на оптимальные кондиции. Это двухпиковая подготовка.

У нас все строится на объемах, объемах и еще раз объемах. Сколько уже ими загубили. Вот Подчуфарову перегрузили, организм спортсменки просто не выдержал. Что происходит в следующем сезоне? Ее грузят точно так же! Так как же ждать другого результата? У нас в стране море талантов. Но им не дают проявить себя.

ЧЕМУ УЧАТ В СБОРНОЙ?

В нашей основной сборной, в которой спортсмены должны расти и развиваться, биатлонисты порой напротив перестают прогрессировать. Результат, как правило, дают те, кто работает в альтернативных группах: Шипулин, Юрлова. При этом стоит кому-то с ярлыком бесперспективности перейти в другую сборную, как начинается ренессанс спортсмена — на его лице осторожно появляется улыбка, пропадает зажатость в общении с журналистами и, что самое главное, приходит результат. Тимофей Лапшин из-за тяжелейшей травмы, по сути, пропустил все межсезонье, но выглядит не хуже нашей основы. Это даже не звоночек, тут в колокола пора бить. Получается, если не тренироваться вообще, эффект будет тот же, что и от утомительный межсезонной пахоты в нашей команде?

Российская сборная проседает функционально, и давно ходят разговоры, что хорошо бы взять крепкого лыжника — и научить его стрелять. Однако пока с этой задачей справиться пока тоже не удается. Алексей Слепов при хороших скоростях мажет много, пока по тому же пути идет Светлана Миронова. Практика показывает, что улучшение стрельбы в биатлоне — дело очень тонкое.

Но некоторым все же удается подобрать правильные ключики. Посмотрите на призера сочинской Олимпиады в лыжной эстафете Дениз Херман. В прошлом году процент точных попаданий у нее был — 73. А в этом — уже 82! Спортсменка преобразилась. В прошлом сезоне лучшим результатом немки было 18-е место, теперь в ее активе две победы.

— Это не чудо, — уверяет трехкратный чемпион мира и известный специалист по стрельбе Павел Ростовцев. — Если бы у нее процент вырос вдруг до 99 — это другое дело. А рост от 70 до 80 с копейками — нормальный процесс. Многое тут зависит от одаренности спортсменов. У нас тоже были похожие примеры. Ольга Пылева перешла в биатлон в юниорском возрасте — и уже через год-два успешно выступала за основную сборную, стреляя очень уверенно. Примерно та же история со Светланой Ишмуратовой. Есть люди, которые талантливы в стрельбе. Херман, видимо, одна из таковых. Что касается Мироновой, я с ней не работал и не знаю ее школы. Но, как минимум, исправлять ошибки реально всем.

СТРЕЛЬБА В ПОРЯДКЕ, А С ХОДОМ — БЕДА.

При этом в целом у нас в команде стрельба на уровне. У Шипулина — 90%, у Бабикова и Цветкова — 88. Все входят в десятку по этому показателю. В женской команде все те же 90 у Подчуфаровой. 88 у Акимовой и Сливко, 87 — у Юрловой-Перхт. Это серьезные цифры. С ними можно рассчитывать на что угодно, при условии, если вырастет скорость стрельбы и, что особенно важно, скорость на лыжне. Однако бороться ногами с лидерами, судя по началу сезона, способны разве что Шипулин и Логинов.

Свежи в памяти и прошлые сезоны. На пике формы конкурентоспособны Акимова, Юрлова-Перхт и Старых, когда-то быстро бежала Виролайнен, Бабиков и Цветков радовали нас в декабре прошлого года, не раз входил в скоростные топы в отдельных гонках Гараничев. То есть потенциально наши спортсмены готовы зажигать на лыжне, но это либо случается не в тот момент, либо вообще не случается.

Возможно, дело в жесткой конкуренции в составе и вытекающему из нее отсутствию внимания к индивидуальным особенностям каждого спортсмена. Все разные, а работают по схожему плану. Одному такая нагрузка нормальна, второму та же недостаточна, а для третьего — перебор. А результата ждем от всех.

В женской сборной тренерский штаб стабильно меняется каждый год. И неизвестно, насколько подробно новые наставники вникают в наработки предшественников. Даже скромная и сдержанная Акимова недоумевала — в прошлом сезоне она работала с Виталием Норицыным, и они отлично поладили, а летом пришел Коновалов — и к его требованиям приходится привыкать до сих пор. Дай бог, в январе Татьяна побежит и все это забудется, но пока в ее комментариях очевидны нотки сомнения. Как и у еще целого ряда наших спортсменов.

«НЕ ИЩИТЕ НИКАКОЙ ЛОГИКИ».

Круговерть идет не только в тренерской среде. Формирование состава на этапы — это абсолютная загадка. За последние годы было столько решений, не поддающихся объяснениям, что, казалось бы, уже пора привыкнуть. Но как-то все равно не получается. После Анси Коновалов объявил состав команды на предновогодний сбор.

Туда попали Юрлова и Акимова. Тут нет вопросов. На остальные четыре места претендовали пятеро:

— 30-летняя Ирина Старых, которая провела в сезоне три личных гонки — и выше 46 места не поднималась;.

— 23-летняя Виктория Сливко, которая пробежала четыре гонки и в лучшей стала 27-й.

— ровесница Сливко Ульяна Кайшева, лидирующая к Кубке IBU, но в Кубке мира в сезоне не выступавшая;.

— 28-летняя Дарья Виролайнен — она выступила в трех гонках в Эстерсунде и в одной из них вошла в 50 первых, а потом отправилась на Кубок IBU, где показывала неровные результаты — от второй до 18-й позиций;.

— 23-летняя Светлана Миронова, которая, как и выше перечисленные занимала 40−50-е места, но отличалась скоростью на лыжне. А в спринте в Хохфильцене россиянка промазала всего раз — и сразу же вошла в десятку. Сейчас она — третья в команде по очкам, заработанным на Кубка мира.

Кто оказался единственным лишним? Миронова…

— Это было сложное решение, — сообщил журналистам Коновалов. — Вика и Света сейчас примерно в одинаковых ситуациях. Но мы приняли решение, что именно Света сможет достойно представить нашу команду на «Ижевской винтовке» и, как минимум, отобраться на чемпионат Европы, а, как максимум, вернуться на Кубок мира.

Только вдумайтесь. «Она сможет достойно представить нашу команду на… «Ижевской винтовке». Мы обсуждали эту нелепейшую ситуацию с коллегой в Фейсбуке, и один из комментариев оставила Ольга Подчуфарова: «Не ищите логики вообще нигде, наши с ней не знакомы».

Окончательно все запутал Владимир Барнашов.

— Как председатель тренерского совета объясните, почему принято именно такое решение, — обратился я к нему.

— Миронова и Сливко должны были вместе поехать на «Ижевскую винтовку». Но тренеры решили Викторию оставить. На «Ижевской винтовке» у нас еще будет отбор на чемпионат Европы.

Основная задача Мироновой — попасть на Олимпийские игры, но она также сохраняет возможность квалифицироваться на ЧЕ. Если вдруг не отберется в Пхенчхан.

— Все равно не понимаю. Миронова — третья в команде по набранным в Кубке мира очкам. Почему она осталась крайней?

— Так ее никто же не исключает из команды! После Нового года она вернется на этапы Кубка мира.

— А если у нее не получится на «Ижевской винтовке»?

— Почему не получится? У нее получится уже потому, что она входит в четверку, которая точно остается на январские этапы. Все, спасибо.

Барнашов отключил телефон, а я так и понял логики. Подчуфарова, вероятно, права. Но Ольге от этого едва ли легче. Спортсменка уже вынуждена отказаться от борьбы за попадание на Олимпийские игры. И не факт, что теперь она в свои 25 лет вообще решит продолжать карьеру. Если так, наш биатлон потеряет еще одну важную частичку, которых с каждым сезоном остается все меньше и меньше.

ВЛАДИМИР ИВАНОВ

Антон Шипулин: «Вся сборная России ждала подиум»
Во время загрузки произошла ошибка.
17 декабря 2017© Ньюстюб