21 декабря 2017, источник: Спорт-Экспресс

Ирония судьбы-2018. Пихлеру отказано в Олимпиаде

Главный борец с запрещенными веществами в мировом биатлоне пострадал из-за допинговой истории.

2009 год. Чемпионат мира по биатлону — что символично — в Пхенчхане. Том самом, где через полтора месяца стартуют Олимпийские игры. Там российская сборная впервые угодила в грандиозный скандал: перед началом турнира было объявлено, что пробы, взятые по ходу сезона у Дмитрия Ярошенко, Екатерины Юрьевой и Альбины Ахатовой дали положительный результат на эритропоэтин (ЭПО). Все были в шоке, но старались особо не ворошить ситуацию. Все, кроме работающего со сборной Швеции Вольфганга Пихлера.

— Если случай с допингом не единичен, виноват не конкретный человек, а вся гнилая система, — кричал он во все диктофоны. И предлагал дисквалифицировать всю российскую биатлонную команду, причем лучше сразу на два года.

В 2012 году Пихлер после чемпионата мира в Рупольдинге открыто обвинил наставника белорусской команды Клауса Зиберта, назвав его допингистом. После этого Вольфгангу пришлось лично извиняться перед Дарьей Домрачевой, завоевавшей на турнире золото и серебро.

В Рупольдинге-2012 немец работал уже с российской сборной. После Игр в Ванкувере он подписал соглашение со шведами до Олимпиады в Сочи, однако 27 апреля 2011-го разорвал его и перешел в нашу команду. Не смог устоять перед заманчивым предложением Михаила Прохорова, предложившего ему зарплату, по слухам, в пять раз превышающую его заработок в Швеции. Приход столь ожесточенного борца с допингом, по идее, должен был закрыть все вопросы относительно «чистоты» нашей команды.

Однако вместо этого закрыли самого Пихлера.

«Я СТАЛ ЖЕРТВОЙ»

Согласно решению исполкома МОК, озвученному 5 декабря в Лозанне, тренеры, работавшие в Сочи-2014 с российскими спортсменами, которые позже были дисквалифицированы, не будут допущены до Олимпийских игр-2018. Все гадали, будут ли распространяться эти санкции на иностранных специалистов. Как выясняется — да. И первый пострадавший — наш старый добрый Пихлер. Который сейчас снова работает в Швеции. Напомним, под его руководством к Сочи-2014 готовились дисквалифицированные Ольга Зайцева и Яна Романова.

— Вольфгангу не дадут аккредитацию на Игры в Пхенчхан, это окончательное решение МОК, — сообщил президент Федерации биатлона Швеции Олле Далин.

— Это все неправильно, — посетовал в комментарии Expressen сам Пихлер. — Выглядит, как в романе, и порой возникает ощущение, что я какой-то криминальный элемент. Я никоим образом не был вовлечен в то, что случилось в Сочи, ни на один процент. Разумеется, все может произойти у тебя за спиной, но я в этом участия не принимал. Со мной никто не пытался связаться — ни из WADA, ни из МОК. Вообще никто. Не было никакого судебного процесса, мне не задавали никаких вопросов и не дали шанса объясниться. Ну что сказать? В моих глазах я жертва, пожалуй, политическая жертва. У меня не так много шансов попасть в Пхенчхан, потому что лишение меня аккредитации было хитроумным ходом со стороны МОК — это невозможно обжаловать. Они ведь не могут меня наказать каким-либо образом, потому что я ничего не сделал. Я буду сражаться за свое имя, будьте уверены. Это вопрос чести.

Пихлер говорит, что он стал жертвой. Отчасти так и есть. Но сколько у нас таких жертв?

ТРЕНЕРЫ ДАЖЕ НЕ МОГУТ ПОДАТЬ АПЕЛЛЯЦИЮ

Важно подчеркнуть еще один момент: Пихлер даже не может оспорить свое отстранение в Спортивном арбитражном суде (CAS). Против него, как заметил сам немец, даже не открывали никакого дела. Поэтому и оспаривать по факту нечего. Точно так же не смогут подать апелляцию и другие тренеры, которым в ближайшее время будет отказано в аккредитации в Пхенчхан. Единственное, на что они могут рассчитывать — это оправдание их учеников в CAS. Тогда «допинговая метка» автоматически слетает и с наставников. А их, помимо Пихлера, немало. В том числе зарубежных.

Физиотерапевт Изабель Кнауте, готовившая Александра Легкова, например, сейчас работает со швейцарскими бобслеистами. А рулевой российских бобслеистов в Сочи Пьер Людерс в октябре этого года был назначен главным тренером сборной Кореи. Получается, хозяева Олимпиады останутся на домашнем старте без своего ведущего специалиста? Такого еще не было. Вилли Шнайдер, отвечавший в 2014-м за скелетон, теперь в китайской сборной. А работавший в российских коньках Маурицио Маркетто вернулся в родную итальянскую команду.

КОГО ДОПУСТЯТ ДО ПХЕНЧХАНА?

Еще более пугающая перспектива у российской команды. Если CAS не встанет на сторону наших спортсменов, отсеется огромное количество тренеров. Совершенно точно не дадут аккредитацию Владимиру Королькевичу. Вряд ли есть какие-то шансы у руководителя Союза биатлонистов России Александра Кравцова. Возможно, санкции коснутся специалистов, которые долгое время работали в сборной. Например, руководителя комплексно-научной группы Николая Загурского.

В бобслее и скелетоне все еще сложнее — там могут забанить практически всех. Пока непонятно, как поступят с коньками. Хотя бы с Константином Полтавцом. На данный момент обвинены Ольга Фаткулина и Александр Румянцев, но Полтавец конкретно с ними не работал. У главного тренера в Сочи была своя группа. Будут ли комиссии МОК вникать в такие детали? Не факт. При этом ту же Фаткулину тогда готовил Павел Абраткевич. Сейчас он ведет ряд девушек, включая, например, очень перспективную Наталью Воронину. И его отсутствие будет потерей.

Пока не вынесены решения относительно саночников. Остается надеяться на чудо, потому что, если накажут Татьяну Иванову и Альберта Демченко, ситуация превратится в патовую. Саночникам ехать на главный старт без ведущего механика — а Демченко феноменально разбирается во всех механизмах и колдует с санями ночами на пролет — это примерно, как лыжникам соревноваться без сервисеров.

К слову о лыжниках. Опять-таки многое непонятно. Крайне вероятно, что красный свет зажгут перед Юрием Каминским (работавшим с Алексеем Петуховым и Никитой Крюковым, по которому еще не вынесено решение), Олегом Перевозчиковым (за Максима Вылегжанина) и Еленой Вяльбе. А вот как быть с Маркусом Крамером? Он писал планы для Кнауте и Рето Бургмайстера, по которым они работали с Легковым, но сам с Александром даже не виделся. Это считается? Кто-то может сказать, что столь отдаленная связь — это совсем уже перебор. Но у МОК может быть своя позиция по этому вопросу.

Наказания могут коснуться врачей сборных. Тут вроде бы логично. А как быть с сервисерами? Очевидно, что с питанием и медицинским обеспечением спортсмена они никак не связаны. Специалисты имеют доступ только к инвентарю. Однако в теории и они могли быть частью какой-то системы, а многое в этих делах, как мы видим, строится именно на предположениях и теориях вероятности. Так что — кто знает. Как говорила героиня «Иронии судьбы»: «Поживем — увидим».

Олимпийский комитет России попросит МОК пересмотреть решение о дисквалификации российских атлетов
Во время загрузки произошла ошибка.
11 декабря 2017© Ньюстюб
Admin
Готово
Произошла ошибка