10 февраля, источник: Чемпионат.com

«Я из США, но для меня русские — братья». За наших биатлонистов болели все

Олимпийский биатлон показал: изоляция в Пхёнчхане — для чиновников, а не для болельщиков. Нас любит даже американский священник.

Источник: РИА "Новости"

Не надо ехать на Олимпиаду, говорили они. Ведь в Корее нас продолжат унижать. На спортсменов будут бросать косые взгляды, болельщиков обязательно спровоцируют, а всех нас начнут открыто ненавидеть — ведь, оказавшись в Пхенчхане, мы прогнулись перед миром и показали свою слабость.

Так вот первый полноценный соревновательный день Игр разочарует всех ультра- и псевдопатриотов.

Война не получается, нелюбовь не складывается: Россию на Олимпиаде любят, ждут и уважают, а якобы нейтральных на биатлоне и лыжах поддерживает весь мир.

Вот, например, в гонках с раздельного старта очень важна вербальная помощь на дистанции. Атлета должны «вести», подгонять, подталкивать, потому что борется он, по сути, не с соперниками, а только со временем. Перед стартом спринта я подошёл к одному из членов российской делегации и задал простой вопрос.

 — Кто будет кричать для девочек? Ведь почти все тренеры не аккредитованы.

— Если честно, я поражен, — ответил он. — Столько сочувствующих вдруг оказалось: корейцы, белорусы, казахи, люди из других сборных — все сами подходили и предлагали свое участие.

Что на самом деле происходило на трассе, чуть позже рассказала Татьяна Акимова.

— У нас, наверное, правда биатлонная семья. Меня «вели» почти на каждом метре. Украинцы, белорусы, казахи, европейские тренеры. Это было так классно.
Татьяна Акимова

Приятно нашей биатлонистке было и при каждом заезде на стадион. — Когда появлялась у рубежа, стадион все время скандировал мое имя. Я даже удивилась — откуда здесь столько наших болельщиков?! Спасибо всем огромное за помощь, поддержку.

Важная деталь — при сильнейшем ветре и тяжелейших погодных условиях Акимова стала одной из немногих, кто выдержал испытание стрельбой и не промахнулся. В психологической борьбе она оказалась сильнее остальных. Да, Татьяна остановилась далеко от медалей, но давайте будем реалистами — даже не победа, а место в первой десятке было бы чуть ли не чудом даже без всяких санкций.

— Но сегодня я почувствовала что-то важное. Поверила в себя, — как-то легко и счастливо сказала наша спортсменка. — Нашла мотивацию и очень хочу прибавлять.

И Акимова, и Кайшева были солидарны и в другом: «Без России, даже в нынешнем статусе, эта Олимпиада сильно бы потеряла.

Вот кто был самым громким на трибунах, поддерживая всех спортсменов без исключения? Наши болельщики.

Источник: Чемпионат.com

Кто создавал атмосферу у стадиона? Россияне, белорусы и обнимающие их корейцы. Какие провокации: за все время в Пхёнчхане парни не слышали о себе ничего, кроме интереса и признаний в дружбе.

И, наконец, нужно говорить, уважение к кому чиновники так хотели стереть, в том числе рекомендовав основному вещателю не показывать нейтральных спортсменов? Я ведь ни в коем случае не поверю, что русские в форме без флага были не нужны телевизионщикам.

Зато они интересовали болельщиков.

Чехи кричали: «Россия, Россия», голосом помогали украинцы и, наверное, все американцы, присутствующие на трибуне, вынуждены были сказать хоть слово о России.

Здесь мне повезло, я наткнулся на человека в куртке с нашивкой «США». Оказалось, что он мог поехать на Олимпиаду-80 в составе американской команды борцов, но все развалил бойкот. Его зовут Карл Дамбман, он участник летних Игр-76 в составе команды по греко-римской борьбе. А последние годы он ездит с американскими командами в качестве… священника. При этом много лет жил в СССР и России.

Как любой человек, познакомившийся с советским миром, он убил в себе демонические представления о нашей стране. Так что послушайте его речь о России, сказанную здесь, в Пхёнчхане. Если вам лень это делать, то сосредоточьтесь на последних словах.

Так и нам не нужно лепить из самих себя отверженных, закрывая от мира, где нас, в общем-то, уважают простые люди. А они намного лучше чиновников.

И правильно сегодня сказал баскетболист Сергей Панов, приехавший на лыжные гонки как ветеран Игр. В 1992 году наша страна, кстати, тоже приехала под олимпийским флагом.

— Если мы не хотим быть членом олимпийской семьи, то она уедет без нас — вот и все, чего мы добьемся. Надо просто самим была вести себя прилично, жить по правилам, тренироваться и побеждать.

И мы ещё обязательно сделаем это не только под нейтральным, но и под своим флагом.

Admin
Готово
Произошла ошибка