11 февраля, источник: Чемпионат.com

«В лыжах хороший настрой, а в биатлоне вся система неправильная»

Голодный и злой Фуркад, фирменная стрельба немцев, помощь россиянам от белорусов и почему в биатлоне нет такой молодежи, как в лыжах.

Источник: РИА "Новости"

Заслуженный тренер России Николай Лопухов добился этого высшего звания и в биатлоне, и в лыжных гонках, где на протяжении долгих лет работал в сборных командах России. Сейчас он работает тренером-консультантом сборной Беларуси по биатлону, но наблюдает за выступлением своих подопечных из России, так как МОК отказал ему в аккредитации из-за допингового случая у Александра Логинова. В интервью корреспонденту «Чемпионата» он прокомментировал итоги мужского скиатлона и мужского биатлонного спринта.

— Сегодня два главных фаворита спринта Мартен Фуркад и Йоханнес Бё дружно провалили стрельбу на лёжке, получив по три круга штрафа. Как вы можете это объяснить?
— Конечно, тут был сильный ветер. Тот же Матвей Елисеев вообще сделал пять промахов, хотя такая стрельба для него не характерна. Если же говорить о каких-то конкретных ошибках, допущенных при изготовке, то говорить о них я не могу, так как не являюсь специалистом по стрельбе.

— Но смотрите, те же немцы и в женской, и в мужской гонке на этом стрельбище справились. Они знают какой-то секрет?
— Немцы тем и отличаются, что умеют подводить к главному старту спортсменов в хорошей стрелковой и гоночной форме. Они умеют адаптироваться к таким погодным условиям — стрелять на вынос и делать своевременные поправки, которые не смогли сделать другие. Такая стрельба — фирменная школа немцев, их отличительная черта. К сожалению, наши, я имею ввиду российские спортсмены оказались к таким условиям не готовы.

— Почему? Разве Рикко Гросс не обладает этими знаниями немецкой школы стрельбы?
— Дело в том, что стрельбище в Корее специфическое. Может быть, наши недооценили эти трудности. Бабиков-то хороший стрелок и на Кубке мира не раз выезжал в десятку за счёт стрельбы. Второй фактор — это психологическая напряжённость вокруг команды, нехватка тренеров и специалистов в сборной России. Это всё сказывается.

— В межсезонье вы не раз сталкивались на сборах с Антоном Шипулиным. Насколько ему подходит эта трасса, и мог бы он себя проявить в спринте?
— Конечно, он готовился и надеялся до последнего, что ему дадут возможность выступить хорошо. К сожалению, вы сами знаете, что произошло. Это очень обидно и для него и для всей России. Я уверен, что он мог хорошо выступить, потому что уже в Антхольце показывал достойные результаты и скорости. Стрелять он тоже умеет хорошо, но биатлон — вещь непредсказуемая. Кто бы мог представить, что такое случится с Фуркадом.

— Зато на лыжне он сегодня король. В гонке преследования француз — главный фаворит?
— Конечно, он очень мотивирован. После трёх кругов штрафа он бежал очень мощно. Я не помню, что бы он с такой злостью работал на лыжне. Гоночный настрой у него был очень сильный, но в стрельбе оплошал. Работал он на сто процентов, при этом я бы отметил у него отличную технику конькового хода. Я не помню, чтобы он настолько был великолепен в гонке. Я вижу, что он очень сильно мотивированный человек, никогда не сдаётся и в любой ситуации пойдёт сражаться до конца.

— Сейчас всё чаще говорят, что специальная подготовка к Олимпиаде не нужна. Нужно весь сезон хорошо бегать, а тогда и на Играх всё получится. Провалившие начало сезона чехи и немцы второй день это опровергают?
— Я видел, как немцы перед этапами Кубка мира делали базовую работу, даже силовую работу на лыжах. Уже тогда они думали не о завтрашнем старте, а об Олимпиаде. В декабре они выступали неярко, но не переживали за свои результату и делали базовую работу. Мне было видно, что они тренируются и знают как и для чего, а не паникуют и не мечутся. Они шли к своей цели и её добились. Обычно перед стартами силовую работу убирают, потому что это идёт во вред текущим результатам, а они в Эстерсунде накануне старта катались на одних руках одновременным бесшажным ходом. Это бросалось в глаза и мне было понятно, как специалисту. У них хороший климат в команде и есть доверие тренеров и спортсменов.

— При этом тренеры работали весь олимпийский цикл. Их никто не дёргал и не менял.
— Это тоже очень важно. Тренера нужно приглашать не на один сезон, а работать несколько лет с определённой стратегией. Тогда будет результат, и немцы в этом молодцы.

— Сейчас вы принимаете участие в подготовке белорусской команды?
— Мне отказали в аккредитации на Олимпийские игры. На месте сейчас руководит глава тренерского штаба Юрий Альберс. Я стараюсь помогать команде дистанционно, но комментировать выступление нашей сборной не будут. У нас хороший контакт со штабом, работа идёт.

— Ваши тренеры сами предложили помочь россиянам на трассе?
— Конечно. Мы ведь все представители одной советской школы и союзных государств. Как в такой ситуации не помочь? У наших спортсменов и тренеров всегда была и будет дружба и готовность прийти на выручку.

— Поговорим о лыжах. Когда Денис Спицов упал в начале скиатлона, ожидали, что он сумеет догнать группу и навяжет лидерам борьбу за медали?
— Это было очень здорово. Он провёл отличную гонку. Я вообще хочу отметить, что в этом сезоне выгодно отличается группа Юрия Бородавко. У женщин же тоже его воспитанница Наталья Непряева показала лучший результат. Это тренер умеющий правильно настроить ребят психологически и при этом методически очень грамотный. Отрадно, что в России остаются такие специалисты и под их руководством вырастают такие спортсмены, настроенные на работу и на борьбу до последнего. Они не отказываются от базовой работы, много тренируются и получают результаты. Мы видим, что все молодые ребята в лыжных гонках хорошо выступают и прогрессируют с каждым стартом. В команде хороший внутренний настрой.

— Почему в биатлоне не видно такой новой волны? Нет таких специалистов, как Бородавко?
— Трудно ответить на этот вопрос, оставаясь политкорректным. Всем понятно, что сама организация в биатлоне построена не очень правильно. Юношеская и юниорская подготовка совершенно не отвечают стратегическим задачам подготовки будущих сильных олимпийцев. Но это тема для отдельного разговора, к которому я буду лучше готов по окончании сезона.