20 марта, источник: Спорт-Экспресс

Алексей Волков: Сам виноват, что доверился тренерскому штабу

Олимпийский чемпион откровенно рассказал о своей плохой форме, возможном конце карьеры и раскрыл секрет успехов Александра Логинова.

Источник: Спорт-Экспресс

— Накануне вы выиграли мега масс-старт на чемпионате России с нулем промахов. Это важный титул?

— Понравилось, что я начинаю чувствовать себя так, как должен. Физическое состояние намного лучше, чем было в начале сезона. На чемпионате России в Тюмени должно стать еще лучше. А что касается стрельбы… Она, в принципе, никуда и не пропадала. Нужно было только с головой справиться.

— Какие цели ставите перед собой на чемпионате страны?

— Только максимальные: быть в призах в каждой гонке. А там уже буду смотреть, чего я хочу: попасть в команду или все-таки тренироваться самостоятельно…

— Но о завершении карьеры речи не идет?

— Пока нет.

Как товарищ, всегда поддержу Гараничева.

— Давайте поговорим о чемпионате мира в Эстерсунде. Три медали — это относительно неплохой результат?

— Вы правильно сказали — «относительно». Смотря по отношению к чему смотреть. Вроде бы три медали — это хорошо, но если задуматься, то их могло быть и шесть, и тогда цифра «три» уже не кажется такой хорошей. Но можно вспомнить и Олимпийские игры в Корее, где у нас выступали четыре человека и вообще не было наград. Или чемпионат мира-2017, когда медалей было всего две. Так что в целом, три медали — это все равно прогресс для сборной. Но конечно, надо думать, как сделать так, чтобы в будущем их было еще больше.

— Одна из очевидных гонок, где мы могли бы быть выше — это мужская эстафета. Как оцените отказ Евгения Гараничева, в результате чего мы еле выцарапали бронзовую награду?

— Мы разговаривали с Евгением, он мне объяснил свою позицию. Не скажу, что он поступил правильно, но и осуждать не стану. Лично мне тут сложно дать однозначную оценку. Как товарищ, я в любом случае, всегда на его стороне и буду поддерживать.

— Раз вы беседовали с Гараничевым, как он объяснил свою ошибку с количеством штрафных кругов в гонке преследования, которая тоже стоила награды?

— Мы не обсуждали эту тему, я и так прекрасно понимаю, как такое могло произойти. При попадании нижнего габарита установка закрывается намного медленнее. Но «намного» — это доли секунды, и если ты бросаешь взгляд на мишень как раз в это мгновение, кажется, что она не закрылась. Ты слышишь звук, что был габарит, кидаешь взгляд — мишень черная, и бежишь на круг. А установка в этот момент закрывается…

— Тренеры могли подсказать, что штрафной круг всего один?

— Конечно, нет. Огневой рубеж — это зона тишины, на выходе на штрафной круг тренерам стоять не разрешено. Там никто не мог Жене подсказать даже в теории.

— Если бы сингл-микст бежал сильнейший состав Логинов — Юрлова-Перхт, у нас была бы еще одна награда?

— Я считаю, что Матвей Елисеев и Женя Павлова — это оптимальный состав, который можно было выставить. В этой гонке очень важно не только максимально точно попадать, но и показывать хорошую скорострельность. Круг очень короткий, всего с двумя подъемами — один большой и затяжной, второй поменьше и идет после спуска. На втором подъеме что-то отыграть почти нереально, остается только один. При этом только на времени прихода на рубеж и скорострельности можно выиграть секунд 10. Отыграть за один подъем 10 секунд — мало кто может. Поэтому в сингл-миксте нет смысла стрелять точно, но грубо говоря, за 40 секунд. Лучше отстреляться за 20 секунд с одним доппатроном и убежать.

— Одна личная медаль для Александра Логинова — это адекватный результат, учитывая его выступления по сезону?

— Я рассчитывал, что Саша возьмет золотую медаль и еще серебро или бронзу. Но это в идеале, он же все-таки не железный. Здорово, что награда в итоге есть, пусть и всего одна. Не каждый спортсмен сможет на таком высоком уровне, как Логинов, выступать весь сезон. Те же немцы весь год были непонятно где, а к Эстерсунду вот подвелись отлично.

Новостей от австрийской полиции нет

— Что происходит с вашими товарищами по победной эстафете Хохфильцена-2017 Антоном Бабиковым и Максимом Цветковым? Почему оба вдруг выпали из команды?

— Лучше спросить у самих ребят. Мое мнение: подготовка в сборной должна быть более индивидуальной. Нельзя всех под одну гребенку. Или, если уж все работают одинаково, нужно брать в команду не 10 человек, а 30.

— Кто выживет — тот и выживет?

— Нет, дело не в выживании. Просто реальней найти восемь человек из 30, кому подойдет план, чем 8 из 10. Не скажу, что у нас были в межсезонье какие-то экстремальные нагрузки. Скорее, наоборот, лично для меня объемы были гораздо меньше, чем обычно. Я сейчас фактически заново вышел на тот уровень нагрузок, который делал в предыдущие годы, и сразу появились результаты. Но на это же ушли почти три месяца. А те же три месяца в подготовительном периоде я для себя потерял.

— Кто в этом виноват?

— Я сам виноват. Полностью доверился тренерскому штабу, хотя есть и своя голова на плечах. Мне просто стало интересно: есть ли смысл выполнять большую нагрузку, если можно тренироваться меньше? Но лишний раз себе доказал, что чудес не бывает. Нельзя и рыбку съесть, и сухим остаться.

— Как это удается тогда, например, Александру Логинову, который готовился по такому же плану?

— Знаю, что Саша серьезно дорабатывал план, который ему предложили. Сто процентов, он делал больше нагрузок, чем все остальные. В зависимости от своего состояния, Логинов варьировал объемы и добавлял там, где было необходимо. Это же, наверное, самое важное в спорте: уметь чувствовать свой организм.

— Вы попали в список спортсменов, кого австрийская полиция подозревала в нарушении антидопинговых правил на чемпионате мира-2017. Есть какие-то новости по этому делу?

— Абсолютно никаких. За прессой я не следил, а лично мне никаких бумаг тоже не приходило.