Источник: РИА "Новости"

История конфликта лучших биатлонистов страны с руководством Союза биатлонистов России (СБР) — не только про контракты, деньги и спонсоров, она отчасти об устройстве всего российского спорта, который в попытке выстроить современную систему управления набивает шишки собственными ошибками.

Три месяца продолжались бодания биатлонистов с национальной федерацией по поводу контрактов на следующий сезон. Все это время стороны решали, сколько же рекламных мест на экипировке должно остаться у спортсменов для личных спонсоров во время их выступления на соревнованиях.

Хотя изначально все шло гладко: весной, когда был запущен процесс подписания, никто толком и не понимал, для чего эти контракты нужны. За последние пятнадцать лет выросло не одно поколение биатлонистов, не обремененных лишними знаниями. Последний раз по поводу контрактов спортсмены с СБР спорили еще во времена правления великого и ужасного — четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Тихонова.

Отвыкли

После его ухода в истории российского биатлона случился миллиардер Михаил Прохоров с его огромными личными тратами на создание благоприятных условий для спортсменов. За ним последовал глава Центра спортивной подготовки сборных команд России Александр Кравцов, который тоже не жалел денег (правда, уже бюджетных) на обслуживание национальной команды. В тех условиях СБР особо не волновала тема компенсации расходов за счет спонсорских средств. Следовательно, не было вопросов и к спортсменам, которые могли спокойно исполнять обязательства перед своими рекламодателями.

Ситуация поменялась в прошлом году, когда во главе российского биатлона встал депутат Госдумы, четырехкратный чемпион мира Владимир Драчев. Во время предвыборной кампании он тоже обещал организации щедрых спонсоров и беззаботную жизнь. На деле вышло по другому — пока организация существует на довольно скромные для профессионального спорта деньги: в обнародованном в марте бюджете в графе «доходы» на этот год значилась цифра 128 млн рублей, что эквивалентно $2 млн — годовой зарплате неплохого футболиста российского чемпионата.

Понятно, что в таких условиях СБР надо было думать, как заработать, тем более что помимо затрат на сборные команды (а это около половины всех расходов) необходимо содержать аппарат организации и помогать регионам: как-никак основная задача национальной федерации — развитие вида спорта по всей стране, инвестиции в детский спорт.

А тут еще «подарок» от прошлого руководства прилетел — расплата с Международным союзом биатлонистов (IBU) за былые допинговые нарушения российских спортсменов, которые оценили в $700 тыс. Пришлось идти по классическому для здоровой рыночной экономики сценарию — искать спонсоров. Но чтобы их найти, им сначала надо что-то предложить. Рекламные места на экипировке спортсменов — как раз один из таких вариантов.

Так и появилась история с контрактами. Было объявлено, что без их подписания путь в сборную будет закрыт, вот перепугавшиеся спортсмены весной и принялись повально их подписывать, не вчитываясь в условия. Все шло чинно, но в июне рвануло: призер Игр в Сочи Евгений Гараничев (тот самый, что на последнем чемпионате мира отказался бежать эстафету, пробежал лишний штрафной круг, опоздал на старт на одном из этапов Кубка мира) отказался подписывать контракт. Как утверждалось — единственный во всей команде.

Поднялся переполох, в прессу вылилось немало острых высказываний биатлонных экспертов, но вскоре все разрешилось — контракт был подписан.

Логинов заговорил

Казалось, все, на этом история благополучно завершится, но прошло полтора месяца, и в инфополе гремит очередная бомба: оказывается, лучший биатлонист страны, номер два мирового рейтинга Александр Логинов — не подписал контракт. И на этот раз он действительно единственный из всех сборников. Поднялся шум-гам, на сторону спортсмена встали и его именитые, вчитавшиеся в условия контракта партнеры по команде: Гараничев, чемпион мира Антон Бабиков, олимпийский чемпион Дмитрий Малышко.

Полетели письма в адрес СБР: мол, мы не согласны с условиями, и тренировочные сборы вы нам срываете, постоянные проблемы с переездами к месту сборов и соревнований, да и с прессой толком не работаете. В одну кучу биатлонисты свалили все недовольство, которое накопилось у них по ходу сезона. И, надо думать, не без помощи части своего окружения, в котором есть люди, недовольные своим нынешним положением после смены руководства СБР.

Но в организации сдаваться так просто не планировали.

В итоге тема обсуждения условий контракта переросла в склоку со взаимными обвинениями через прессу. Причем по ходу пьесы с биатлонистами происходили интересные метаморфозы: тот же Логинов, в обычной жизни не блистающий ораторскими способностями, выдал большое интервью, в котором сумел объемно описать суть претензий к СБР.

В СБР же, в свою очередь, не нашлось сотрудника, который бы сумел погасить зарождавшийся конфликт и сгладить углы, в том числе и в информационном пространстве. Визит исполнительного директора организации на сбор к спортсменам в Сочи в начале августа, показалось, лишь усугубил ситуацию.

Визит

В итоге все решило вмешательство высших сил. Заседание правления СБР от 27 августа, на которое прибыли биатлонисты, посетил и Владимир Якушев — бывший губернатор Тюменской области (которую сейчас представляет Логинов), министр строительства и ЖКХ. На правах члена правления он пробыл на заседании около полутора часов, но этого хватило, чтобы стороны сумели достигнуть консенсуса. Главе ведомства даже не пришлось дожидаться оглашения вердикта — когда Драчев рассказывал журналистам о перемирии, Якушева уже как полчаса не было в офисе СБР.

«Спортсмены рассказали, что на этот сезон у них уже есть договоренности с личными спонсорами, поэтому мы пошли спортсменам, которые этого заслужили, навстречу, чтобы они могли исполнить свои обязательства», — рассказал Драчев.

Иными словами, СБР согласился в предстоящем сезоне дать биатлонистам выполнить обязательства перед личными спонсорами. В том числе и Логинову, которому спонсор помог, когда тот отбыл трехлетнюю дисквалификацию за нарушение антидопинговых правил (что любопытно, но для российского спорта не ново). Александр — добросердечный парень, поэтому сохранение обязательств перед спонсорами имело для него важное значение.

Другое дело, что через год СБР обещает структурировать систему контрактов: для получения большего числа рекламных мест под личных спонсоров спортсмены должны будут в ближайшем сезоне показывать высокие результаты. Так что лидерам команды сейчас придется серьезно поработать.

Быть может, тем же займется и СБР: уж слишком много организационных просчетов было в его работе в минувшем сезоне. А ведь в России есть еще десятки других, менее статусных спортивных федераций. И, думается, там тоже имеются свои особенности, которые по своей сути могут быть очень близки биатлонным.

Кузнецов Артем

Смотрите также: Невероятная бронза российских биатлонистов