13 сентября, источник: Советский спорт

Федор Чудинов: Надеюсь на реванш с Мухаммади, хочу выиграть честно

Российский боксер второго среднего веса Федор Чудинов рассказал «Советскому спорту» о своем поединке против француза Наджиба Мохаммеди.

Источник: Советский спорт

Встреча Чудинова и Мохаммеди прошла в рамках грандизного боксерского вечера в Москве, главным событием которого стал финал Всемирной боксерской Суперсерии между украинцем Александром Усиком и россиянином Муратом Гассиевым. Бою этих боксеров как раз предшествовал поединок Федора с Мохаммеди.

Российский арбитр Юрий Копцев поставил счет 118−110 в пользу Мохаммеди. Украинец Андрей Билясов и немец Йорг Мик поставили 116−112 и 115−113 в пользу россиянина соответственно. Объявление победы Чудинова зал встретил оглушительным свистом. Отметим, что после боя эксперты в один голос выразили уверенность в том, что поединок выиграл французский боксер.

«БЕЖАТЬ ОТ РЕВАНША С МОХАММЕДИ НЕ БУДУ»

— Что вы чувствовали, когда после объявление вашей победы зрители в зале начали свистеть?
— Непонятные чувства. Впрочем, признаю: я сам не был до конца уверен, что мне присудят победу. В подобную ситуацию я попал впервые. Да, у меня в карьере были моменты, когда у меня забирали победу, но я не предполагал, что однажды сам могу оказаться в неоднозначном положении. Помню, что сильно растерялся в этот момент.

На сдаче допинг-теста я разговаривал с Наджибом. Он, кстати, несколько сборов провел у Абеля Санчеса, а потом перестал к нему ездить. В целом мы нормально побеседовали после боя. Он сказал, что с меня реванш. Я в ответ: «Хорошо». Я никуда бежать от реванша не собираюсь, но договариваться между собой должны наши команды.

— А есть ли у вас сейчас непосредственные обязательства по вашему титулу?
— Честно сказать, пока в подробности не вникал. Продолжаю, что называется, отходить от этого боя. Возможно, поражение бы пережил гораздо быстрее. После повторного боя с Феликсом Штурмом, когда немцу внаглую отдали победу, не было такого неприятного ощущения, как после этой победы.

«РАССЧИТЫВАЛ МАКСИМУМ НА НИЧЬЮ»

— А как представители вашего угла отреагировали на вердикт судей?
— Там сидел Бен, он работает тренером у Абеля Санчеса, катмен и мой первый тренер Алексей Михайлович Галеев. Алексей Михайлович что-то кричал на русском, Санчес — на английском… После того, как мою руку подняли, я удивился. Думал, что максимум дадут ничью. На нее рассчитывал. Это был самый оптимальный для меня вариант.

В этом бою все сложилось не так. Наджиб — соперник хорошего уровня. Когда я выходил на бой, все говорили, что я его нокаутирую в первых двух раундах, но сам я на это не рассчитывал. Думал, что будет рубка, но Наджиб взял скоростью. Если честно, я к этому оказался не готов.

Я приехал в Россию за шесть дней до боя. Лучше всего для акклиматизации приезжать за две недели. Я не знаю, почему так получилось, наверное, сказалось то, что я в первый раз проходил подготовку за океаном к бою в России. Мы все — люди, и законы природы отменить нельзя. Шестой день — самый пик акклиматизации. В этот день мы вышли на этот бой. В понедельник мы прилетели в два часа дня, в субботу вечером боксировали.

«НА СЛЕДУЮЩИЙ БОЙ ПРИЕДУ В ДРУГОЙ СРОК»

— В следующий раз вы прилетите на бой также за шесть дней?
— Нет, буду настаивать на другом сроке. Либо приеду аккурат к взвешиванию, либо за две недели до боя, чтобы пробыть весь цикл акклиматизации.

— Основное время Санчес уделял Гассиеву?
— Да. Тренировки длились по три — три с половиной часа. Утром часа полтора и вечером — по полной программе. У Мурата обычно тренировки проходили после нас, он занимался отдельно. У него работа все-таки другая, он ведь «крузер». Санчес довел Мурата до двух чемпионских поясов. Вспомните, насколько он красиво выиграл у Юниера Дортикоса.

Может быть, в бою с Мохаммеди меня подвело то, что я делал ставку на нокаут, — я стремился ударить посильнее. Из-за этого забился, зажался.

«ОСТАЮСЬ У САНЧЕСА»

— Вы продолжите тренироваться у Санчеса?
— Да. Я до этого работал с Эдуардом Кравцовым, он сейчас тренирует Мишу Алояна. Наработал с ним скорость, технико-тактические моменты, Эдуард Викторович многое мне дал. У Санчеса другие тренировки и другой подход, в какой-то момент я понял, что надо ехать в Америку и нарабатывать удар. Но мне еще нужно понять и приспособиться к новой подготовке.

Я просто еще не успел перестроиться под такие тренировки. После первых тренировок у меня настолько были забиты мышцы, что я не мог себе нос почесать. В течение месяца я освоился и начал делать работу наравне со всеми ребятами. Если раньше я работал в основном над техникой и скоростью, то тут пошла конкретная физическая подготовка. На все нужно время, но у меня только поменялся тренер, плюс акклиматизация, а тут и следующий бой. Не хочется оправдываться, но я тоже человек и на определенную подготовку мне требуется время.

«МНЕ ХОЧЕТСЯ ВЫИГРАТЬ ЧЕСТНО, УВЕРЕННО».

— Вас не удивил расклад судейских записок — российский судья отдал победу вашему сопернику, а иностранные судьи — вам?
— Я делаю свою работу, судьи — свою. Не знаю, чем они руководствовались, когда выносили такое решение. Для меня главное — то, как цели добиваешься, а не сама цель. Мне хочется выиграть честно, уверенно. Я надеюсь, что сделают реванш с Мохаммеди. Уверен, что на этот раз подойду к бою в наилучшей форме.

— Допустим, что вы встретитесь с Мохаммеди сегодня или завтра лицом к лицу, что вы ему скажите?
— Спрошу, как дела. Мы после боя на допинг-контролеобщались на ломанном английском. Поговорили нормально. Все же это бокс, а не ММА, здесь нет вражды вне ринга.

— У вас сейчас есть планы на ближайшее будущее? Требуется ли вам еще время для перезагрузки или уже есть какая-то конкретика?
— Конкретики пока нет. Думаю, что уже скоро поеду готовиться к Санчесу — как только появится информацияпо следующему бою от моей команды.