18 сентября, источник: Спорт РИА Новости

Мурат Гассиев: Почему перешел в тяжелый вес? Просто покушать люблю

Российский боксер Мурат Гассиев в разговоре с корреспондентом РИА Новости Василием Коновым-младшим рассказал о следующем бое, процессе восстановления и главных жизненных принципах.

Источник: РИА "Новости"

— Мурат, мы встретились с вами на мужском чемпионате мира по боксу в Екатеринбурге, поэтому сразу же хотел бы спросить — каковы ваши впечатления от турнира?

— Впечатления только положительные, а организация, как всегда, на высоком уровне. Поздравляю Екатеринбург и всю Свердловскую область с таким праздником бокса. Желаю сборной России ярких побед. Нашей команде поставлена задача стать первой в общекомандном зачете, и я считаю, что все по силам. Уверен, что наши ребята приехали сюда для достижения максимального результата и сделают все, чтобы не подвести страну.

«После операции на плече чувствовал себя чуть ли ни в лучшей форме»

— Давайте поговорим о вашей карьере. Вы в последний раз выходили на ринг летом 2018 года. Успели соскучиться по боям?

— Очень соскучился. Хочется как можно скорее вернуться на ринг и начать уже боксировать. Мне совершенно не нравится такой длительный простой.

— Когда ждать вашего следующего поединка?

— Дебют в тяжелом весе должен был состояться в августе, но я снова получил травму плеча. Бой перенесли на октябрь, но я не успел полностью восстановиться, поэтому решили не рисковать. Мой следующий бой предварительно перенесли на конец года. Этот поединок должен пройти в США. Но вообще место проведения боя уже не так важно, главное — поскорее выйти в ринг.

— Дебютировать в тяжелом весе вы должны были против Джоуи Давейко. Будет ли американец так долго вас ждать?

— Я не знаю, кто будет соперником. Повторюсь, главное — поскорее выйти на ринг.

— Расскажите подробнее о вашей новой травме.

— Травма другая, но на том же плече — лопнула капсула.

— В этот момент испугались?

— Нет.

Я сначала подумал, что это просто растяжение. А потом боль не проходила, не мог поднять руку. В итоге полетел в Германию, где мне сделали МРТ — сказали, что собралась жидкость с кровью. И нужно было ее убирать. В итоге я две с половиной недели наблюдался в Германии, а потом еще дома наблюдался у терапевта.

— После своего последнего боя с украинцем Александром Усиком вы перенесли операцию на плече. То хирургическое вмешательство пошло вам на пользу?

— Я полгода восстанавливался после той операции, потом начал тренироваться и чувствовал себя на 100%. Во время подготовки, по моим ощущениям, я был, наверное, в лучшей форме. В итоге неудачно ударил — травма.

— Не было ли мыслей, что вас преследует злой рок?

— Это тяжело. Три месяца пахать, и на ровном месте такое… Это лишний раз подтверждает, что профессиональный спорт строится на травмах. До этого они меня обходили стороной. А сейчас это все надо просто преодолеть, что-то, может быть, надо поменять в подготовке. Хотя вроде никаких ошибок не допускал, делал все правильно, но вот так получилось.

— Какие нагрузки вы сейчас выполняете?

— Еще не нагружаю плечо на 100%. Я делаю школу бокса, движения на координацию, чуть-чуть начал бить по лапам. В общем, потихоньку начинаю набирать форму.

«Пока продолжу работу с Абелем Санчесом, но все равно нужны изменения в подготовке»

— Вы всегда первый этап подготовки проводите во Владикавказе.

— Да, там замечательные условия, а еда просто лучшая. (Смеется) А вообще, действительно, есть все условия, хороший тренер (Виталий Сланов — ред.). Все на достойном уровне.

— Когда планируете начать тренироваться по максимуму?

— В первых числах октября планирую вылететь в США. До этого времени дома надо подготовить свой организм к нагрузкам. На это надо где-то три недели, а потом уже вылечу в Америку и начну полноценный тренировочный лагерь.

— Вы будете продолжать работать с Абелем Санчесом?

— Пока да, продолжу. Пока все остается так, как было.

— Не настораживает, что многие боксеры отказываются от работы с этим специалистом?

— Меня на сегодняшний день все устраивает. Но когда я отправлюсь в лагерь… Скажу так — я не буду дважды наступать на одни и те же грабли. В подготовке точно нужно что-то менять.

— То есть пока вы планируете попросить Санчеса внести корректировки в подготовку?

— Да. Какие-то моменты нужно вместе обсудить, поменять. Раньше все легче давалось за счет здоровья или чего-то еще, а сейчас нужно еще расчетливее подходить ко всем вещам.

«Есть те, кто думают, что я испугался боя с Давейко»

— При этом вам всего 25 лет.

— Если меня кто-то списывает со счетов…

— Простите. А есть и такие люди?

— Да. Есть такие комментарии, что я будто испугался боя или соскочил с него. Я 10 лет никого не избегал, боксировал с любым, кого ставили. Я слышал вот такие слова. Я не знаю, с чего такое мнение.

— Это как-то нелогично. Вы вышли на ринг против того же Усика…

— Или вообще с Юниером Дортикосом, у которого до боя со мной были 22 победы при 21 нокауте. Либо вспомним бой с сильнейшим на тот момент боксером первого тяжелого веса Денисом Лебедевым. Но у каждого есть свое мнение. Самое главное, чтобы я не обманывал себя и свою семью. Я с улыбкой встречал такие комментарии.

— Вы вспомнили о Лебедеве. Он завершил карьеру, но сейчас рассматривает возможность вернуться на ринг.

— Я положительно на это смотрю.

Знаю, что Денис хочет провести бой с Илунгой Макабу. Я почему-то на 99,9% уверен, что Макабу будет для него очень удобен по стилю, и Денис у него пусть и не очень легко, но выиграет.

— Нет ли сожаления, что ваш реванш с Лебедевым так и не состоялся? Все-таки ваш первый поединок в конце 2016 года запомнился многим.

— Я не задумывался об этом. Уже на следующий день после того боя предложили реванш, а потом шли месяцы и годы, а никакого развития событий не было. Я много раз говорил, что этот реванш можно было хоть сразу проводить — уже на следующий поединок.

— Возможно ли ваше возвращение в первый тяжелый вес?

— Время покажет. Сейчас тяжело загадывать. Нужно вернуться в ринг в любой весовой категории. Лишь бы уже начать боксировать.

Источник: РИА

«Тайсон Фьюри — номер один в тяжелом весе»

— Каким был ваш рабочий вес во время подготовки к летнему бою с Давейко?

— Где-то 104−105 кг. В общем, комфортным для меня весом были 100 кг. Просто бегать чуть-чуть было тяжеловато, хотя и передвижения, и скорость я не потерял.

— Что вы считаете вашим главным козырем для выступления в тяжелом весе?

— Моим главным козырем должны быть только победы. А за счет чего и как — это уже не так важно. Желательно одерживать яркие победы нокаутом. К этому я всегда стремлюсь.

— Чем было вызвано желание перейти в тяжелый вес? Пониманием того, что многого достигли в крузерах?

— Нет. Просто кушать люблю. (Смеется.).

— Было тяжело входить в весовую категорию?

— Нет. Просто это, как ни крути, забирает силы. И я решил просто попробовать себя в новой весовой категории. Я и раньше спарринговал с тяжеловесами, и мне всегда хотелось проверить свои силы в реальном бою. А если что-то не понравится, то всегда можно вернуться в первый тяжелый вес. И там меня могли бы ждать не менее интересные поединки.

— Тяжелый вес считается одним из самых элитных дивизионов. Там совсем другие условия.

— Повторюсь, нужны яркие бои. Да, это элита, но все нужно подкреплять делом, яркими боями.

— Некоторые скептически отнеслись к вашему переходу и переходу Усика в тяжелый вес, приводя в пример разницу в антропометрии с теми же Деонтеем Уайлдером, Тайсоном Фьюри и Энтони Джошуа.

— Возможно, стилистически тот же Уайлдер или Фьюри будут подходить мне, Усику или другому боксеру. Пока ты не выйдешь с ним в ринг, тяжело судить. Нужно выйти и попробовать.

— Вы ведь спарринговали с Уайлдером.

— Да, интересные у нас с ним спарринги были. Я набрался опыта. И потом захотелось попробовать свои силы в тяжелом весе.

— Как вы думаете, хотел бы Уайлдер провести с вами бой?

— На таком уровне уже не выбирают. Ты не чемпион, если будешь выбирать соперника. У тебя есть либо обязательный претендент, либо ты будешь проводить те бои, которые интересны публике. А если ты просто держишь пояс и боксируешь дома с «мешками»… Ты не чемпион. А тот же Уайлдер уже не выбирает соперников. Сейчас у них не получилось с Джошуа провести бой.

— Но Уайлдер свел вничью бой с Тайсоном Фьюри.

— Тайсон Фьюри, на мой взгляд, это номер один в тяжелом весе. Потом идет Уайлдер, а номер три… Не знаю.

«Орал в телевизор, чтобы Джошуа проиграл, но только не Руису»

— Удивились ли поражению Джошуа в бою с Энди Руисом?

— Конечно удивился. Я вместе с Руисом готовился к бою с Лебедевым, а он — к Джозефу Паркеру. Мы тренировались вместе в зале. И в итоге я орал в телевизор, чтобы Джошуа проиграл, но только не ему. (Смеется.) Если бы он кому-то другому проиграл, то я бы не удивился. Я был с Энди в ринге. И был уверен, что Джошуа его одной левой разберет, но Руис молодец, показал характер, волю и желание стать чемпионом.

— После такого можно еще больше быть в себе уверенным. Ведь из ваших слов понятно, как проходили спарринги с Руисом.

— Как пойдет. Нужно выйти в ринг.

— Как оцените действия Александра Поветкина в недавнем победном бою с британцем Хьюи Фьюри?

— Честно скажу, не смотрел тот бой. Как-то так получилось. Но я знал, что бой будет непростым, но Поветкин удивляет — в таком возрасте продолжает занимать лидирующие позиции. На сегодняшний день его ни в коем случае нельзя списывать со счетов.

— Хотели бы выйти на бой против Поветкина?

— Если такой бой будет интересен публике, то почему бы и нет. С такой звездой только глупый откажется боксировать.

— С кем бы вы вообще хотели встретиться?

— Хотел бы просто провести 2−3 боя с любым соперником. А далее хотел бы выйти на любого, кто стоит в топ-5.

«С Усиком у нас временно разные пути»

— Расскажите о вашем сотрудничестве со стриминговым каналом DAZN и промоутером Эдди Хирном?

— Мы заключили договор на три боя. И все.

— Какие пожелания вы высказывали?

— Просто часто боксировать с хорошими соперниками.

— Усик тоже сотрудничает с Хирном. И ваш реванш теперь вполне возможно организовать.

— Да, это возможно. Но у нас временно разные пути. А в будущем все может быть.

— Усик 12 октября проведет свой первый бой в тяжелом весе с голландцем Тайроном Спонгом. Слышали что-то об этом боксере?

— Не знал. Слышал, что он мог встретиться с Андреем Федосовым, а мы с ним спарринговали. Обрадовался такой возможности, и мне было бы интересно посмотреть на такой поединок. Федосов — боксер с характером. А о Спонге никогда не слышал. А потом посмотрел — это хороший и крепкий соперник. В общем, не подарок.

— Вы общаетесь с Усиком?

— Нет. Я и раньше с ним общался только на пресс-конференциях до того боя, либо после поединка. А так никаких отношений мы не поддерживаем.

«Трешток? Если бы мама узнала, что я кого-то оскорбил, она бы мне голову открутила»

— В Америке к вам меньше внимания, чем в России?

— В США ты боксируешь на телевидении, пиарщики водят тебя на разные шоу, и в итоге тебя узнают. Мне было достаточно один раз отбоксировать на канале Fox Sport, и в аэропорту ко мне человек 15 подходили для фотографии. Узнавали в других местах, а потом я не боксировал, и все пропало. Нужно раскручиваться.

— Чтобы красиво преподносить себя, нужно не только боксировать. Я не помню, чтобы вы когда-либо прибегали к трештоку.

— Если бы мама узнала, что я кого-то оскорбил, то она бы мне голову открутила. (Улыбается.) Меня мама так воспитала, что грубить людям — это не уважать самого себя.

— Можно к этому подходить с юмором. Например, подкалывать соперника.

— Я не умею подкалывать. (Улыбается.) Просто у меня такие шутки, которые понимают только мои друзья. А то бывает, ты пошутишь, а на тебя смотрят с каменным лицом. Так что я могу показать и проявить себя только в ринге. А вне ринга я простой парень: не певец, не танцор, не художник.

— При этом вы чувствуете себя популярным боксером?

— Я себя никогда не чувствовал популярным. Это всего лишь титул.

— Их два.

— Да. (Улыбается.) Которые я потом потерял. Я живу обычной жизнью. Меня можно встретить в обычном заведении, магазине, в эконом-классе самолета, а не в бизнесе. Я ни от кого никогда не отгораживался. Ну, если попадется какой-то хам или невоспитанный человек, то я буду его избегать. А если будет человек с благими намерениями, то я буду только рад его обществу.

«Как меня можно вывести из себя? Не кормить два дня»

— А часто попадаются такие невоспитанные люди?

— Бывает разное. Кто-то специально провоцирует тебя на какие-то действия, но я никогда не поддавался эмоциям.

— Я с вами не в первый раз общаюсь, и мне очень интересно — как вас можно вывести из себя?

— Не кормить меня дня два. И тогда я буду очень злым. (Смеется.) Или когда я реально хочу спать или отдохнуть, а рядом есть шум. Вот эти вещи меня выводят из себя. А так я уравновешенный и спокойный. Вроде бы.

— Это воспитание или что-то еще?

— Я не знаю. Наверное, да — это воспитание.

— Каковы ваши главные жизненные принципы?

— Быть добрым и честным.

— Сколько времени отводите себе на ринге?

— Еще на один бой терпение и сила у меня есть. А дальше время покажет. (Улыбается.).

— Что, если не бокс?

— Время покажет. Честно, не думал об этом. Пока только бокс.