17 февраля, источник: Спорт-Экспресс

В России нет никого сильнее Коляды. И взяться пока неоткуда

Что делать с нашими мужчинами-одиночниками после краха в Пхенчхане?

Источник: Спорт-Экспресс

Глядя на итоги турнира мужчин-одиночников, в котором выше наших Михаилы Коляды и Дмитрия Алиева оказались сразу пять спортсменов азиатского происхождения, вспомнились слова Алены Леоновой после Ванкувера-2010. «Кореянки и японки другие, прыгучие и гены у них другие. Наверное, и мышцы у них иначе устроены — не так, как у остальных, поэтому и выигрывают», — объясняла тогда причины своего поражения наша фигуристка. Тогда, напомню, в женском одиночном катании заправляли японки Мао Асада и Мики Андо, а также кореянка Ена Ким. На Олимпиаде-2010 Леонова и Ксения Макарова показали даже более пессимистичный результат (8 и 12 места), чем Коляда и Алиев в Пхенчхане.

Сейчас с азиатами в мужском катании более-менее успешно воюет испанец Хавьер Фернандес. Ставить его в пример нашим парням как образец трудолюбия, преданности фигурному катанию и невероятной подачи программ абсолютно оправданно. Но нужно понимать: пройти такой же путь фигуристу из страны с победными традициями в этом виде спорта не получится. Занимать в начале карьеры 35-е место (на первом чемпионате мира), 28-е (на первом чемпионате Европы) и 14-е (на первой Олимпиаде), ни одному российскому фигуристу после золотых времен Плющенко и Ягудина у нас просто не позволят.

Что помогло изменить ситуацию в женской «одиночке»? «Эти девочки уже совершенно другое поколение фигуристов», — говорила Елена Буянова о юных Аделине Сотниковой и Елизавете Туктамышевой, предложивших в 2010 году соперницам новый уровень сложности. На девушек стали равняться другие фигуристки и их тренеры. В результате мы получили невероятных девушек, с азиатки, и все остальные с другими мышцами и генами пока ничего сделать не могут.

В СООБЩЕСТВЕ СУПЕРМЕНОВ

А вот того, что готовы предложить наши парни, достаточно для конкуренции за призовые места больших турниров только при своем чистом исполнении и ошибках соперников. С мужчинами сейчас не складывается даже у Этери Тутберидзе, тренера Евгении Медведевой и Алины Загитовой, специалиста номер один в мире в женском одиночном катании. Перспективный Адъян Питкеев не смог продолжить карьеру из-за травм, а Морис Квителашвили, даже начав выступать за Грузию, так и не смог обрести стабильность. «Надо попытаться взять совсем маленького ребенка и изменить его менталитет к прыжкам», — делилась своими планами Тутберидзе.

Оценивая выступление Дмитрия Алиева в произвольной программе Пхенчхана, многие, в том числе и Татьяна Тарасова сетовали: зачем, мол, отказался от четверного лутца и сбавил обороты? На самом деле, после чемпионата Европы тренер фигуриста Евгений Рукавицын вообще не был уверен в том, что этот самый лутц будет. И когда он все-таки был исполнен шикарной короткой программе, да еще и в каскаде, это стало заявкой на попадание в сообщество прыжковых суперменов. Собственно, в их компании, а точнее в сильнейшей разминке Алиев и очутился.

«На утренней тренировке немножко потерялся рядом с этими ребятами», — посетовал после выступления Дмитрий. А теряться просто нельзя, если планировать закрепляться на высоком уровне, то от их компании и космических прыжков рядом никуда не деться. Все понимали, что конкуренция будет запредельная, но оставалась крохотная надежда на звездопад и на то, что у Алиева получится сотворить маленькое чудо и попасть на бронзовый краешек пьедестала. Стартовый номер в сильнейшей разминке внушал оптимизм: выйдет с разогретыми мышцами, не успеет накрутить себя психологически после прокатов… Но ставка на надежность с двумя четверными тулупами в произвольной программе на таком уровне даже при чистом прокате не могла бы сыграть: идеальное исполнение позволило бы подняться только на шестое место, до Чена дотянуться все равно бы не удалось.

РАБОТА ВМЕСТО НОСТАЛЬГИИ

Если уж и говорить о том, для кого Олимпиада в большей степени не сложилась: для Коляды или для Чена, то вывод однозначный: главный неудачник — Нейтан. Михаил был нестабилен весь сезон, а на Олимпиаде выпали худшие версии его прокатов. Американец же напомнил своей короткой программой сочинский олимпийских крах Мао Асады. Завал короткой программы японкой до 16 места, пронзительный прокат сложнейший произвольной и в итоге — только шестое место, Чен смог подняться с 18-го на пятое. Горе Нейтана еще и в том, что больше шести четверных прыжков не брался исполнять никто. А прибавляя его баллы после произвольной программы к лучшему результату короткой программы в сезоне, получается на два балла больше, чем у Ханю на Играх-2018.

Японец, ставший двукратным чемпионом, — это безусловно красота и аристократичность на льду с четырьмя четверными прыжками в произвольной программе, а еще — невероятная стойкость. По сути с одним официальным стартом в сезоне, да и то проигранным Чену, восстанавливаясь после травмы и начав прыгать четверные прыжки за две недели до Олимпийских игр, он сумел выйти на лед в главный момент четырехлетия и выдать максимум. Хотя пару прыжков ему пришлось откровенно вытащить. Но судьба его олимпийского золота решалась ногами другого представителя Японии Шомы Уно, закрывавшего соревнования более сложными четверными прыжками. Обладатель золота сразу стал ясен, когда Уно упал с четверного риттбергера.

Подводя итог выступлениям наших мужчин-одиночников, Татьяна Тарасова сказала: «Их никто не кошмарит, но надо понимать, чем будет брать». По ходу соревнований в Пхенчхане специалисты и тренеры надавали Коляде массу советов: больше тренироваться, быть жестче к себе, привлечь в команду психолога, подправить технику прыжков у профессора Мишина. Дебютанту Алиеву и его тренеру советовать что-либо сложнее: в первый взрослый сезон фигурист добрался до Олимпиады сквозь травму, не имея на это в определенный момент сезона абсолютно никаких шансов. Плюс выдал прокат короткой программы, который можно с восторгом пересматривать — единственная чисто исполненная из всех шести наших мужских программ (с учетом командного турнира). Постепенно парни отойдут от нервозной обстановки Олимпиады, сядут со своими тренерами и разберут все то, что получилось или было провалено. От этой работы над ошибками и будет зависеть, смогут ли они потеснить тех, кто опередил их в Пхенчхане. Или у нас продолжатся ностальгические воспоминания о временах Плющенко и Ягудина.