26 марта, источник: Спорт-Экспресс

Как Россия стала № 1 в фигурном катании

20 лет назад чемпионат мира открыл эпоху российского доминирования по всему периметру фигурного катания.

Источник: Спорт-Экспресс

НАЗАД В БУДУЩЕЕ
С Евгением ЗЫРЯНКИНЫМ

Сегодня наша рубрика делает реверанс самому элегантному и обаятельному зимнему виду спорта.

РОССИЯ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА-1998
Мужчины. 1. Алексей ЯГУДИН. 3. Евгений ПЛЮЩЕНКО.
Женщины. 2. Ирина СЛУЦКАЯ. 3. Мария БУТЫРСКАЯ. 8. Елена СОКОЛОВА.
Пары. 1. Елена БЕРЕЖНАЯ — Антон СИХАРУЛИДЗЕ. 6. Марина ЕЛЬЦОВА — Андрей БУШКОВ.
Танцы. 1. Анжелика КРЫЛОВА — Олег ОВСЯННИКОВ. 4. Ирина ЛОБАЧЕВА — Илья АВЕРБУХ. 15. Анна СЕМЕНОВИЧ — Владимир ФЕДОРОВ.

ДОЛГИЕ ГОДЫ фигурное катание считалось в некотором роде элитарным упражнением, и доступ к нему получали избранные единицы. Секции имелись только в ведущих спортобществах, да и тренеры были практически самоучками, без «школы». Не случайно олимпийская сборная СССР, дебютируя на зимних Играх в 1956-м, не взяла с собой ни одного фигуриста, а через четыре года была представлена чисто декоративно.

Прорыв произошел в середине 1960-х. Огромная заслуга в росте популярности фигурного катания как спорта, а не просто досуга и развлечения, принадлежит Людмиле Белоусовой и Олегу Протопопову — великолепной паре, дважды подряд побеждавшей на Олимпиадах. Но не меньший вклад внесло ТВ: с началом регулярных телетрансляций страна через крохотные линзы экранов рассмотрела, насколько прекрасен и богат возможностями этот дивный ледовый мир.

Просмотр «фигурки» очень скоро превратился в семейный ритуал, имена чемпионов знали наизусть, четче даже, чем состав первой хоккейной тройки и их вратаря.

А новые выдающиеся успехи — Ирины Родниной и Александра Зайцева, Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, Сергея Четверухина, Владимира Ковалева и других прославленных спортсменов — сделали «фигурку» поистине массовой. Ее стали преподавать (кустарным, конечно, способом) даже в небольших городишках по всему Союзу, а уж в крупных были созданы настоящие, полноценные школы, в которых воспитание новых талантов встало на поток. На уровень абсолютных знаменитостей — вроде космонавтов и членов правительства — вышли и тренеры: Игорь и Тамара Москвины, Станислав Жук, Елена Чайковская, Татьяна Тарасова.

ДО ПОСЛЕДНЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ XX века наши фигуристы, однако, слыли передовиками лишь в парных видах программах. Редкие взлеты мужчин и совсем единичные — женщин не скрывали этого странного, необъяснимого крена. Достаточно упомянуть, что с 1970 по 1997 год — за 28 лет — наши танцоры и спортивные пары остались без золота чемпионатов мира, проводившихся каждый год, по 6 раз, а одиночки за то же время 6 раз золото завоевали, причем только в мужском катании. Случались и счастливые турниры — в 1975-м, 1977-м, 1985-м, 1992-м, — когда в трех из четырех дисциплин золотые медали доставались нашим фигуристам. Но если «парники» в дальнейшем приумножали достижения, то победы мужчин — Ковалева, Сергея Волкова, Александра Фадеева — оставались разовыми и «нашей эры» в одиночном катании, увы, не предвестили и не провозгласили.

Не произошло долгожданного поворота к лучшему и в первой половине 1990-х, когда Виктор Петренко, а за ним Алексей Урманов стали олимпийскими чемпионами. Какое-то время оба они еще находились вблизи вершины спортивного могущества — но не на ней. Урманову после сенсационного триумфа на Олимпиаде-1994 так и не покорился мировой чемпионат. И все-таки Алексей причастен к началу эпохи, обозначенной под заголовком этих заметок.

В 1997 году сборная России феерично выступила на чемпионате Европы, выиграв во всех отделениях, в том числе женском, — и одним из лауреатов стал как раз Урманов. А год спустя наша команда двумя составами смела с пути всех конкурентов на всех крупнейших стартах сезона. Вот «второй"-то состав и подмял под себя эту эпоху длиной в следующее четырехлетие. Никогда больше — ни до, ни после — у нас не было столь могучей и одновременно «живучей», долгоиграющей чемпионской сборной.

ЕВРОПЕЙСКОГО ЗОЛОТА-1997 наряду с Урмановым удостоились юная Ирина Слуцкая, чемпионы мира-1996 в парном катании Марина Ельцова и Андрей Бушков, непобедимые танцоры Оксана Грищук и Евгений Платов. На Euro-1998 доска почета выглядела иначе: Алексей Ягудин (плюс серебро Евгения Плющенко и бронза Александра Абта), Мария Бутырская (Слуцкая на втором месте), Елена Бережная в паре с Антоном Сихарулидзе и Грищук с Платовым. Затем столь же грандиозные Игры в Нагано, где чемпионами стали Илья Кулик, Оксана Казакова с Артуром Дмитриевым и уже привычно Грищук — теперь ее звали Паша — и Платов.

Венчал тот сезон чемпионат мира в американском Миннеаполисе.

Понятно, что после Олимпиады он не мог похвастать сильнейшим представительством. Заранее и уже перед стартом снялись с соревнований в общей сложности 9 из 18 чемпионов — призеров Нагано. Кулик за сутки до отъезда потянул спину. Грищук с Платовым и Филипп Канделоро ушли в профессионалы. Тара Липински предъявила целый букет причин: здесь и чрезмерная занятость, мешавшая ей толком тренироваться, и переутомление, и два только что удаленных зуба, и подготовка к профессиональной карьере, и еще какая-то болячка — а сама укатила награждать дипломантов премии «Грэмми». Не смог восстановиться и травмированный Урманов. А уже в Миннеаполисе слег с отравлением олимпийский чемпион Дмитриев.

ВЫ ПРАВИЛЬНО ДУМАЕТЕ, что крики «а чемпионат-то ненастоящий!» раздавались на всех углах. Точно так же, как вокруг недавнего хоккейного турнира в Пхенчхане. Как будто чемпионат мира из-за того, что туда не приехали некоторые звезды, перестал быть чемпионатом мира и превратился в кубок водокачки. Почему-то никому не приходило в голову считать нелегитимным, скажем, чемпионат мира по футболу 1978 года в Аргентине, в котором не участвовали: а) обладатели «Золотого мяча» (вообще ни один, включая Кройфа, Беккенбауэра, Блохина, Симонсена и Кигана, выигрывавших его в 1970-е); б) чемпионы Европы чехословаки; в) англичане, в чьем составе выступали обладатели Кубка чемпионов двух последних на тот момент розыгрышей. Да и бразильцы в 1994-м не воротили носы от выигрыша у сборной России, которая явилась на чемпионат мира без половины сильнейших игроков. Да что там, даже хоккейная Олимпиада-1976, победой на которой мы всегда гордились, состояла, по сути, из одного матча — решающего с Чехословакией, выигранного на зубах, в самой концовке, со счетом 4:3, потому что Канада и Швеция не участвовали. Подите-ка расскажите Борису Михайлову, Александру Якушеву и Владиславу Третьяку, что их олимпийское золото неполноценное.

Отсутствие отдельных спортсменов — проблема только этих спортсменов, и нисколько не принижает чемпионского звания. Добытого к тому же в борьбе с амбициозными соперниками, стремившимися к победе с таким же рвением.

ПО ТРАДИЦИИ НАЧИНАЛИ ПАРЫ. Выход из игры Казаковой и Дмитриева преподнес шикарный шанс другим подопечным Тамары Москвиной Бережной и Сихарулидзе, серебряным призерам Игр в Нагано. Впрочем, надеялись на успех и наши экс-чемпионы мира Ельцова и Бушков, выступившие на Олимпиаде неудачно. Короткую программу они откатали почти безупречно, а на фоне других пар так и вообще здорово, но… Отведенные на короткую программу 2.30 истекли, музыка смолкла — а ребята еще катили в финальную стойку. Судьи были беспощадны — 7-е место.

Кстати, если вам интересно не только читать, но и смотреть, наберите в Youtube «1998 World Figure Skating Championships playlist». Там заботливой рукой сведены в турнирном порядке все программы — короткие и произвольные, парные, мужские, женские, танцы. Выбирайте плейлисты, где в заглавии есть написанные вами ключевые слова, — и наслаждайтесь!

БЕРЕЖНАЯ И СИХАРУЛИДЗЕ выступали уже после всех главных конкурентов — и надо же было такому случиться, чуть ли не единственными из фаворитов грубо ошиблись, дружно сорвав тройной тулуп. Но их программа настолько превосходила все, что было до них, и сложностью, и артистизмом, а Антон после проката так трогательно поддерживал Лену, что даже лютое жюри не нашло повода излишне свирепствовать — 2-е место. На 1-е вышли американцы Дженни Мено и Тодд Санд, но было очевидно, что если наши не начнут в произвольной валиться на лед совсем уж плашмя, то выиграют за явным преимуществом.

Так и случилось. Не помешали даже помарки на прыжках в начале выступления — дальше все прошло на высочайшем уровне или, говоря проще, мегакруто. Прекрасная пара, в которую невозможно было не влюбиться.

Судьям подобные чувства, как выяснилось, тоже не чужды. Тем более что они хорошо знали героическую историю Елены, которая начинала с другим партнером, и на одной из тренировок тот во время вращения расколотил ей коньком голову. Бережная заново училась ходить и говорить, а уже через несколько месяцев вышла на лед и встала в пару с Антоном. В том же сезоне они заняли 3-е место на чемпионате Европы, а следующим сезоном был как раз 1998-й — с серебром на Олимпиаде и золотом чемпионата мира!

Статус сильнейшей российской пары Бережная и Сихарулидзе сохраняли до Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити, завершившихся их победой. В 1999-м еще раз выиграли чемпионат мира, а в 2001-м — Европу.

СОРЕВНОВАНИЯ МУЖЧИН начались с квалификации, по итогам которой пресса начала строчить одинаковые прогнозы медальной тройки: Плющенко, американец Тодд Элдридж, Ягудин — именно в таком порядке. 15-летний Плющенко, не отобравшись на Олимпиаду, не скрывал желания отыграться за второе место на чемпионате Европы и подтвердил свои намерения в короткой лихими каскадами из тройных (в квалификации был даже четверной, а набор прыжков — точь-в-точь как у чемпиона Нагано Кулика). Но у Ягудина были свои соображения на этот счет, и, появившись на льду через номер после соперника, он вызвал в зале, и без того ходившем ходуном, мини-землетрясение. «Цыганочка» была исполнена с шиком и блеском. Судя по оценкам, рукоплескали Ягудину и судьи.

Элдридж, который мог прыгнуть четверной только под дулом пистолета на краю обрыва, ошибся и на тройном, и в дорожке шагов, и пропустил на третье место крепкого, старательного соотечественника Майкла Вайса. А вот выступавшим в хвосте короткой украинцу Евгению Плюте и канадцу Джефри Лэнгдону жюри, как показалось, зажмотило высокие оценки, отсекая конкуренцию американцам.

ОТРАВЛЕНИЕМ ДМИТРИЕВА, надо сказать, дело могло и не ограничиться, ведь в компании с ним обедали Ягудин и Плющенко. В пресс-центр тут же заползли слухи, что они лежат ничком и следом за Артуром отказываются от участия в чемпионате.

Я поинтересовался у Алексея, действительно ли тогда был риск сняться с соревнований?

— Я мог отказаться выступать только в одном случае — если совсем при смерти, — ответил Ягудин. — В Нагано выступал с воспалением легких, температура 39. За всю жизнь пропустил только один турнир — «Скейт Америка», но тогда в самом деле не мог выйти на лед, была жуткая боль. Артур там в самом деле отравился, но со мной все было нормально.

Казалось, что в произвольной россияне будут сражаться за золото один на один и никого к этой битве не допустят. Но лед не настолько гладкий, как бумага, и коньки не всегда пишут складные строки. У Ягудина как-то сразу не заладилось: вместо четверного тулупа — однобортное пальто, вместо каскада тройных «флип/тулуп» — порывистый полет мотылька. Хорошо еще, что фирменная дорожка не ушла из-под ног и немного разгладила скомканные впечатления.

— Я потом много размышлял и пришел к выводу, — говорит Алексей, — что причиной чистых прокатов в то время была, скажем так, русская закалка. Внутренний стержень, который позволяет «выезжать», даже если не особо готов. А впоследствии, работая с Татьяной Анатольевной Тарасовой, понял, чего мне не хватало больше всего — цельных прокатов на тренировках. Того, что делают американцы. Они хоть утром, хоть вечером катают программу полностью, чтобы понимать, над чем надо работать, что не получается. А у нас была, скажем так, русская система — расчет на «авось» и на морально-волевые. Вот и получалось, что цельный прокат я делал только на соревнованиях, и каждый раз было, как в лотерею или в казино: повезет — не повезет.

В СЕЗОНЕ-1998 Ягудин, пора напомнить, работал в одной группе с Плющенко у Алексея Мишина. Ту ситуацию в последнее время часто теребят в связи с аналогичной, словно срисованной под копирку, в «золотой команде» Этери Тутберидзе. Но в отличие от Евгении Медведевой, которая по крайней мере внешне во всем поддерживает Алину Загитову, Алексей и Евгений, по словам самого Ягудина, не общались совсем — ни до того сезона, ни после.

— Означает ли это, что девочки могут вместе работать и конкурировать и дальше?

— На мой взгляд, это патовая ситуация, — считает Алексей. — В профессиональном плане, конечно, есть плюсы: рядом с сильным соперником можно развиваться, следить за ним и делать больше, лучше — а он, в свою очередь, будет стараться тебя превзойти, и это мотивирует вас обоих. Но психологическое состояние рано или поздно будет расшатано. Я не верю, что с этим можно как-то справиться. Да, мы благодарим Этери за то, что она сделала для сборной, для фигурного катания, за ее тренерский талант и героизм — столько работать и вкладывать, вывести двух спортсменок на высший уровень! И все же надо понимать, что успех одной ее воспитанницы — это одновременно и поражение другой. Конечно, каждая история индивидуальна, но для меня это тупик.

ЯГУДИН РАССУЖДАЕТ НЕ АБСТРАКТНО. Находясь в схожей ситуации, сам он тогда решился разорвать замкнутую цепь. Чувствуя, что тренер отдает предпочтение его более молодому сопернику, по окончании чемпионского сезона Алексей покинул группу.

— Я видел, как все складывается у нас, к чему идет, и не сомневался, что надо уходить. Сомнения были по другому поводу: к кому. Я шел в никуда, понимая, что сейчас меня везде «сольют».

И только через три недели сделал первый звонок — Татьяне Анатольевне. Важнее всего для меня была возможность развиваться и продолжать выигрывать. Думаю, если бы я остался, ничего этого не было бы.

Ягудин не прогадал. С Тарасовой он выиграет еще три чемпионата мира и Олимпиаду в Солт-Лейке. Но тогда, в 1998-м, Алексей мог и не стать чемпионом после ошибок в произвольной. Выручил тот, кто, наверное, последним протянул бы ему руку помощи по собственной инициативе. У Плющенко тоже категорически не получился прокат: он дважды упал с четверного — и откатился на 3-е место. А Тодд Элдридж безо всяких четверных, но с блестящим прокатом выиграл произвольную — и под всеобщее ликование завоевал итоговое серебро.

В ТАНЦАХ И У ЖЕНЩИН интрига формулировалась проще: кто займет второе место. После ухода бессменных чемпионов уходящего четырехлетия Грищук и Платова безоговорочными претендентами на вакантный трон стали Анжелика Крылова и Олег Овсянников, много лет безуспешно пытавшиеся выйти из тени главных танцевальных звезд. В Миннеаполисе у них не было реальных соперников. И оригинальный танец — зажигательный, без комплексов, джайв и произвольная «Кармен» с настоящей, не сыгранной, а прожитой на льду историей любви, завораживали каждым движением.

Чудесные танцоры, восхищавшие всех гармоничным сочетанием женской красоты и мужественности, сумели поддержать победные традиции и эталоны стиля, заложенные еще Пахомовой и Горшковым, Бестемьяновой и Букиным, другими великолепными мастерами. Жаль только, что Олимпиады их дуэт не дождался: после победы на следующем чемпионате мира у Анжелики обострилась травма спины, и пара завершила любительскую карьеру. Но уже в 1998-м в полный голос заявили о себе будущие лидеры российских танцев Ирина Лобачева и Илья Авербух, которые в 2002-м выиграют чемпионат мира и будут достойны олимпийского золота — но субъективная система судейства решит иначе.

СПОР ЗА СЕРЕБРО сопровождали отголоски скандала, начавшегося в Нагано. Канадцы Ше-Линн Бурн и Виктор Краац сочли, что их несправедливо лишили олимпийской бронзы, присудив ее Марине Анисиной и Гвендалю Пейзера, и устроили шумные разбирательства, обвиняя весь судейский цех в предвзятости и слабой компетенции и призывая даже изъять танцы из программы Олимпиад. Дошло до того, что Гвендалю начали названивать нездоровые поклонники канадцев с недвусмысленными угрозами, вследствие чего в США за безопасность французской пары отвечали агенты ФБР! Однако сами соревнования прошли мирно, несмотря на то, что Анисина и Пейзера вновь опередили канадцев, причем во всех вариантах танца.

В Солт-Лейке-2002 именно они — микроскопическим преимуществом судейских голосов — превзошли Лобачеву и Авербуха. Марину, надо сказать, тоже считали русской, не иностранкой, — как-никак дочь известного советского хоккеиста.

Вскоре она станет знаменитой и в обывательских кругах, далеких от спорта, причем тоже не без некоторых родственных уз. Правда, вряд ли эта слава ей льстит.

О третьем российском дуэте можно было бы и не упоминать особо: 15-е место — слишком скромный результат. Если бы не одно обстоятельство: в паре с Владимиром Федоровым на том чемпионате мира выступала популярная ныне певица и актриса Анна Семенович. Ее спортивную карьеру тремя годами позже оборвет травма мениска.

СЛУЦКАЯ ИЛИ БУТЫРСКАЯ? Еще не так давно неслыханный для нас вопрос. Две равносильные одиночницы мирового класса — бывало ли такое? Разве что в середине 1980-х, когда за опытной Еленой Водорезовой подтянулись Анна Кондрашова и Кира Иванова — но это было так коротко, так зыбко… А Ирина и Мария вот уже третий сезон вели медальный спор на международной арене. У Слуцкой — 2 европейских золота и бронза ЧМ-1996. У Бутырской в 1996-м — третье, а в 1998-м — первое место чемпионата Европы, зато четыре победы подряд в чемпионатах России. Кто сильнее?

В короткой программе они были достойны друг друга даже в ошибках — обе уронили тройной лутц. Это отбросило их за пределы призовой тройки. Но в произвольной россиянки исправились, насколько возможно, хотя объятий со льдом не избежали и теперь. Бутырская, четко исполнив шесть прыжков, споткнулась просто так, без видимых причин, крепко ударившись спиной. Слуцкую подвел тройной флип. Но конкуренток коварный лед Миннеаполиса ронял гораздо чаще. И когда подвели итоги, Ире досталось серебро, Маше — бронза. А чемпионка здесь была известна заранее — Мишель Кван. На тот момент она была на голову сильнее.

Однако уже в 1999-м Бутырская на год сместит Кван с мирового пьедестала, а в 2002-м то же проделает и Слуцкая. Которая, как и Лобачева с Авербухом, по справедливости должна была стать чемпионкой и в Солт-Лейке, если бы не судьи… Но эта история будет рассказана к другому юбилею.