Турнир в женском катании на чемпионате Европы в Минске завершился сенсацией, в которую до последнего не верилось. Алина Загитова провалила произвольную программу, не набрав в сумме даже 200 баллов, а дебютантка турнира Софья Самодурова взяла титул, не допустив ни единой ошибки. После победы Самодурова рассказала и о Загитовой, и о своих чувствах, и о чемпионате мира.

Какая медаль на вкус? Золотая!

— Как вы себя чувствуете? Как спали после вчерашнего? Удалось осознать, что вы — чемпионка Европы?

— Наверное, по мне видно, что я не спала. Уснула только в три часа. Еще не до конца осознала, что я — чемпионка Европы. Для этого понадобится несколько дней, кажется.

— Вы как рок-звезда раскачали 15-тысячный зал. Что это было? В тот момент вы поняли, что станете чемпионкой?

— Нет, просто радовалась чистому прокату. После последнего прыжкового элемента это были движения для уверенности в себе.

— Медаль долго рассматривали?

— Да, пока на допинге сидела.

— Какая она на вкус?

— Золотая!

— Елизавета Туктамышева перед чемпионатом Европы сделала безошибочный прогноз. Вы сами задумывались, что этот турнир может стать вашим звездным часом?

— Я ехала сюда не за золотой медалью, а за чистыми прокатами. Наверное, только благодаря хорошим выступлениям я смогла занять первое место.

— С Лизой разговаривали после победы? Как вы вообще общаетесь?

— Нет еще. А так да, конечно. Мы же девочки, мы обсуждаем все что можно, делимся секретами, очень хорошо общаемся. Разговариваем и по поводу одежды, и о косметике — вообще обо всем.

Прокат Загитовой не видела. Заставляла себя не слушать оценки

— Вы видели прокат Алины Загитовой?

— Нет. Я старалась вообще ничего не слушать, отключилась. Видела только игрушки на льду, их было очень много.

— Вы говорите, что не следили за выступлением Алины, но последнюю минуту ее выступления провели уже рядом со льдом. Заставляли себя абстрагироваться или вам реально не было это интересно?

— И то, и другое. Я настраивалась только на свой прокат.

— Но ведь громко объявляли оценки, на табло были цифры о том, сколько вам нужно набрать, чтобы ее обыграть. Неужели закрыли уши и глаза?

— Я просто не слышала, а перед стартом бросила взгляд на табло, чтобы посмотреть на время.

— Перед финалом «Гран-при» вы рассказывали, что плакали от счастья за себя и от обиды за Женю Медведеву. Сейчас вы обыграли Загитову. Дмитрий Козловский после бронзы в парах сказал, что обыгрывать более опытных и именитых соперников как-то неприлично.

— На самом деле, я согласна с Димой, у меня есть похожие чувства.

— Разве вы взяли что-то не свое?

— Взяла я свое. Но все-таки Загитова — олимпийская чемпионка. Думаю, эта победа придаст мне уверенности.

— На пресс-конференции вы с Загитовой мило перешептывались. А до этого общались?

— Конечно, сидели и разговаривали перед допинг-контролем. Играли с тем огромным красным медведем, которого ей подарили, сделали фотку, смотрели страшный фильм «Оно», чтобы побыстрее все сделать. И перед награждением мы обнялись, поздравили друг друга.

Для участия в чемпионате мира нужно было хорошо выступить в Минске

— Что сказал ваш тренер Алексей Мишин?

— Что я молодец и что главное — из штанов от радости не выпрыгивать.

— Ожидали, что в этом сезоне сможете так выстрелить?

— Нет. Тем более что первый «челленджер» — Lombardia Trophy — получился для меня не очень удачным. Но, наверное, все-таки надеялась на покорение определенных высот.

— Давило ли на вас то, что для попадания на чемпионат мира необходимо оказаться в тройке?

— Конечно, я думала, что для попадания в Сайтаму нужно хорошо выступить. Так и готовилась.

— В последнее время во взрослом катании у нас проявляют себя девушки, которые добивались многого в юниорах. У вас нет такой впечатляющей юниорской карьеры, но по взрослым вы выступаете очень успешно. То, что от вас никто не ждал прорыва, помогало?

— Наверное, это помогало. Не было шума вокруг меня. Но я, например, не считаю, что по юниорам чего-то не добилась. Я выиграла два этапа юниорского «Гран-при», вышла в финал. А потом не смогла отобраться на чемпионат мира только потому, что у меня была травма.

— Ваша произвольная очень подходит вам эмоционально. Вы думали, что в будущем, возможно, будете кататься под классику? Или будете придерживаться современного стиля?

— Я буду стараться развиваться. Сейчас мы с моим хореографом Татьяной Прокофьевой подготовили новый показательный номер, который вы все завтра увидите. Это новый, необычный для меня образ.

— Вы показали в короткой и произвольной программах личные рекорды. Это новая для вас планка. Баллы достаточно конкурентоспособные. Как считаете, за счет чего еще можно прибавить?

— В произвольной программе я очень плохо сделала техническую дорожку. Могла получить четвертый уровень — я в короткой же получила, а здесь только третий. На вращениях можно прибавить, больше делать связок между элементами.

— Вы — очень эмоциональный человек. Как вы контролируете свои эмоции, ведь вы так стабильны в этом сезоне?

— Не знаю, мне кажется, что в жизни я совсем другая. Не такая эмоциональная, как на льду. Даже иногда стеснительная, мне так кажется. Когда выходишь на лед, нужно отбрасывать все волнение, все эмоции и настраиваться на прокат.

— Как изменит эта победа вашу жизнь? Раньше ведь никакого давления не было, а теперь вы — чемпионка Европы.

— Я все та же Соня Самодурова. Мне кажется, что эта победа только придаст мне уверенности, и никакого давления, думаю, не будет.

Андрей Шитихин из Минска.