11 ноября, источник: ТАСС

Щербакова: Конкуренция в группе Тутберидзе подталкивает к совершенствованию

Победительница китайского этапа Гран-при по фигурному катанию рассказала о том, как впервые попробовала сделать четверной прыжок, и за счет чего планирует усложнить технический контент.

Российская фигуристка Анна Щербакова стала победительницей этапа Гран-при в китайском Чунцине. Это позволило ей в дебютный взрослый сезон пробиться в финал Гран-при. 15-летняя спортсменка стала первой участницей итогового турнира серии в нынешнем сезоне. Фигуристка известна широкой публике не только высочайшей сложностью программ, но и великолепной интерпретацией образов. В интервью ТАСС Щербакова рассказала о том, как впервые попробовала сделать четверной прыжок, за счет чего планирует усложнить технический контент, а также про конкуренцию среди одиночниц в группе Этери Тутберидзе.

— Прежде всего хотел бы еще раз поздравить вас с победой на этапе в Китае! Сейчас, спустя почти сутки, что вы чувствуете?

— Вчера было какое-то опустошение после проката, можно сказать, выдохлась. Чувствовала усталость, но при этом была довольна прокатом и тем, как все закончилось. Сейчас все-таки уже больше думаю о том, что будет дальше, как будем работать и что исправлять.

— Для вас было принципиально квалифицироваться в финал Гран-при в первый же взрослый сезон?

— Для меня это было важно, конечно. Хотелось сразу показать, что я могу соревноваться со взрослыми, поэтому я очень рада, что все так получилось.

— Какой результат в финале будет для вас приемлемым?

— Я даже не знаю пока, какие будут участники и какой у меня будет технический набор. Поставлю себе цель откатать программы чисто, а уже дальше — как судьи поставят.

— Касательно перехода во взрослое катание… Показалось, что вам он дался с поразительной легкостью…

— Это только показалось (смеется). Конечно, очень большая работа была проведена, чтобы удачно выступать на взрослых соревнованиях. Но я стараюсь выходить на эти старты более уверенно, чем на юниорские.

— Прошлый сезон вы заканчивали с одним четверным лутцем, и этого было более чем достаточно для высоких результатов. На контрольных прокатах тоже был один лутц, но на первом же взрослом этапе Гран-при вы прыгали уже два. В какой момент и почему решили усложнить программу?

— Я сразу знала, что один лутц — это только для начала. Обычно я довольно долго вхожу в сезон, нужно много накатывать программу, поэтому сперва был один. Но я знала, что как только его стабилизирую, то вставлю второй. В том году я уже пробовала где-то в середине сезона…

— Насколько я помню, на этапе Кубка России в Йошкар-Оле…

— Да, как-то так получилось, что самые лучшие прокаты были на Кубке России (смеется). Но я уже знала, что могу это выкатывать. И что буду усложнять программу в ходе сезона, и как только прыжок стабилизировался, мы включили второй.

— Не сочтите за дерзость, но я просто обязан спросить. Весь мир удивляется, как у вас вообще получается скручивать и приземлять четверные? Вы же на вид такая хрупкая…

— Ну, такое, наверное, строение у меня (смеется). Я работаю так же, как и все. У нас есть специальная подготовка в зале. Мы укрепляем мышцы, работаем над прыжками. Вот поэтому все так.

— Многих сейчас интересует вопрос — как фигуристы из группы Этери Тутберидзе уживаются на одном льду и в одной раздевалке? Ведь вы не только подруги, но еще и соперницы, причем с этого сезона ставки выросли.

— Очень хорошо уживаемся. Мы уже очень долго и много общаемся. Да и наоборот, нас это как-то подталкивает. На тренировках — учить что-то новое, более сложное. И как-то проще даже от того, что смотришь, как другие прыгают, и тебе это уже не кажется таким трудным. А вне льда мы спокойно общаемся, хорошо дружим.

Успех россиян на этапе Гран-при по фигурному катанию во Франции

— То есть конкуренция на ваше общение никак не влияет?

— Абсолютно. Я даже могу сказать, что на соревнованиях намного веселее, когда кто-то еще есть. Вот я одна езжу на этапы, и как-то даже непривычно.

— Рассказывайте, с чего у вас началось фигурное катание?

— В фигурное катание меня привели родители в три с половиной года, потому что им занималась моя старшая сестра. Она увидела по телевизору, очень захотела кататься, и меня отдали с ней. Мне очень понравилось, и я, наверное, лет до семи каталась только в удовольствие, не думая вообще ни о чем. Соревнования? Ну ладно, съезжу (смеется). Но мне действительно это все очень нравилось — веселые программы, какие-то образы показывать.

У меня довольно хорошо получалось, и родители, когда мне было девять, решили, что пора определяться — это останется как хобби или попробуем заниматься профессионально. И тогда решили попробовать перейти в группу к Этери Георгиевне [Тутберидзе], она занималась на том же катке. У нее тогда каталась Юлия Липницкая, и мы, когда у нас тренировки были после них, выходили из раздевалок, подглядывали, как они тренируются.

Мне тогда казалось, что это какой-то недосягаемый уровень. И когда родители сказали, что мы попробуем к ней перейти, я почему-то даже не поверила в это изначально. Но меня взяли в группу. Первое время было очень тяжело, я прыгала только двойные прыжки, очень долго мне не давались тройные. В этот момент я немного застопорилась — все ровесницы уже прыгали их, а я — нет. Это был тяжелый момент, но потом как-то резко запрыгала все и сразу.

— Но это тройные. А помните момент, когда тренеры сказали: «Аня, давай-ка четверной?».

— Да, помню. На той тренировке вообще ничего не предвещало подобного — обычные занятия. Тут подъехал Даниил Маркович (Глейхенгауз — хореограф в группе Тутберидзе — прим. ТАСС) и говорит: «Если мы будем учить четверной, какой бы тебе хотелось?» Задумались. Потом порассуждали и решили, что на тот момент у меня лучше всего из тройных шел тулуп. И он говорит: «Ну попробуй сделать его максимально высоко».

Я захожу и делаю. Этери Геогриевна говорит делать еще выше. Делаю еще выше. А потом она говорит: «А теперь вкрутись максимально!» Захожу, максимально вкручиваюсь, выталкиваюсь — и вот так я первый раз вошла в четверной, сама не ожидая того (смеется). И, как мне сказали потом, я в четверть недокрута упала с четверного. Где-то с того момента они поняли, что стоит продолжать учить. Но дальше, конечно, мы уже много работали и с удочкой (приспособление, облегчающее изучение новых прыжковых элементов и минимизирующее риск получения повреждений — прим. ТАСС), и в специальной защите. Это было примерно лет в 12.

— Прыжки в фигурном катании — это еще не все. Очень многие специалисты отмечают ваш артистизм и высокий уровень презентации программ. Эти качества в столь юном возрасте довольно редки. У вас это природное или вы как-то специально развивали?

— Мне кажется, больше от природы. В детстве у меня была программа «Розовая пантера», и я помню, как мне нравилось… Я не помню, чтобы я думала о том, получатся или нет у меня прыжки. Зато помню, как я выходила, как мне нравились мои движения. Я вставала с судьями, всегда улыбалась. Могла ехать в затяжке и смотреть на них. Про прыжки даже не помню, для меня тогда важнее были образы, программы, мне это всегда так нравилось.

— В этом сезоне у вас такие сложные образы и в короткой, и в произвольной программах. Расскажите, как вам удается так хорошо их интерпретировать?

— Эти образы для меня подбирали тренеры, они мне очень нравятся. Когда ставили программы, мне очень много рассказывали, какие должны быть эмоции, о чем я катаю, чтобы больше получалось вжиться в роль. Для меня это очень важно, потому что я не могу просто выполнять какие-то движения без эмоций.

15 самых титулованных российских фигуристок за последние 10 лет

— После финала Гран-при пройдет чемпионат России. В прошлом году вы выиграли его. Скажите, что вам дала эта победа?

— Наверное, добавила уверенности в себе. На том старте я хорошо откатала свои программы и чисто выполнила четверной лутц.

— В этом году цель — защитить титул?

— Да, конечно. Но для себя, чтобы никак не отвлекаться, поставлю задачу откататься чисто. Потому что если сразу думать о том, что я хочу выиграть, это начинает мешать и отвлекать.

— Вчера разговаривали с Даниилом Марковичем, и он сказал, что перечислять варианты улучшений можно долго. Но, в частности, он отметил увеличение количества четверных и тройной аксель. Скажите, как у вас обстоят дела с изучением новых элементов?

— Всегда находимся в процессе изучения. Когда идет активная подготовка к соревнованиям, этот процесс замедляется, тяжело все успевать. Но сейчас перерыв будет побольше, и акцент на тренировку новых элементов увеличится. Бывает, тренируем тройной аксель и четверной флип. Флип получается, но я понимаю, что если вставить его в программу, нужно будет кататься с тремя четверными. И тогда проблема будет не в том, чтобы выполнить этот прыжок, а в том, как собрать всю программу вместе. Но мы будем тренировать, пробовать. Надо же усложняться.

— Но это возможно в нынешнем сезоне?

— Думаю, да.

Беседовал Владислав Жуков.