В рейтинге самых успешных спортсменов России только три фигуристки — Алина Загитова, Евгения Медведева и Елизавета Туктамышева. Несмотря на высокую популярность фигурного катания, заработки главных звезд здесь прилично отличаются от того, что получают те же футболисты или хоккеисты. Так, за победу на этапе Гран-при можно получить не больше $18 тысяч. Финал престижной серии стоит немного дороже — $25 тыс. При максимальном результате призовые за первую половину сезона составляют $61 тыс. Примерно столько заработала Алена Косторная.

Самые приличные призовые — на чемпионатах мира: $64 тысячи за победу в одиночном катании и $90 тыс. — в парном, но сумма при этом делится на двоих. Важно понимать: на руки фигуристы получают еще более скромные деньги. Со всех призовых нужно заплатить налог на доход физических лиц. Ставка — 13%. Кроме того, в зависимости от условий контракта или существующих договоренностей до 20% может отчисляться федерации фигурного катания и порядка 30% — тренерскому штабу.

Еще один источник доходов — выступления в различных ледовых шоу. Новогодние каникулы — лучшее время для такой работы. Благодаря паузе в соревновательном календаре (между национальным чемпионатом и Евро — около месяца) позволить себе праздничные прокаты могут даже действующие фигуристы.

Sport24 разбирается в экономике процесса.

Когда все началось

До начала 2000-х работа в шоу почти неизбежно оборачивалась переездом в Северную Америку и была доступна только тем, кто уже завершил спортивную карьеру. Все изменилось в 2002 году, когда чемпион мира в танцах на льду Илья Авербух закончил с профессиональным спортом и занялся продюсированием. Правда, дебютное шоу Авербух поставил еще до официального завершения карьеры. Первыми зрителями стали жители Новосибирска. Через два года прошел первый спектакль в Москве. Тогда же появилась продюсерская компания «Ледовая симфония».

В структуре доходов практически с самого начала доминируют спектакли и гастрольные туры, их доля — порядка 60%, остальное приходится на телепроекты. Они появились немного позже. Все началось после представления «Россия ждет» в 2006 году, которое показали по Первому каналу. Российские фигуристы только-только вернулись из олимпийского Турина, где выиграли три золота из четырех возможных (четвертая медаль — бронзовая — досталась Ирине Слуцкой) и сразу вышли на лед. Это был большой успех. Благодаря высоким рейтингам Авербуха и его команду пригласили участвовать в создании телешоу «Звезды на льду», которое со временем превратилось в «Ледниковый период» и в том или ином формате до сих пор появляется в эфире Первого.

«Я стою у истоков этого бизнеса в России. Все, что сейчас происходит, в том числе большое количество самых разных ледовых шоу, — производная от того, что я задумал больше 15 лет назад. Сначала были просто показательные выступления. И мечтать о том, что это приобретет такие масштабы, было достаточно смело. Очень повезло, что в определенный момент тур совпал с телевизионным проектом. Безумная популярность первых двух сезонов показала, что мы, в принципе, делаем все правильно».
Илья Авербух

При этом первые два года своего существования продюсерская компания Авербуха фактически работала себе в убыток.

«Минусы приходилось закрывать по-разному — продал одну машину, тогда был Saab, несколько раз перекредитовывался. Максимальные убытки были после первого гастрольного тура — больше $100 тыс. По тем временам просто огромные деньги.

Делать качественное представление — дорого. А я сразу спозиционировал свое шоу как шоу, в котором выступают чемпионы из чемпионов. Только лучшие. И понимал, что существенную часть расходов будут составлять гонорары. Средняя ставка для главных героев — $2−3 тыс. за выход, независимо от моего финансового состояния. Все получали гонорары, даже когда тур был убыточным. Мне было важно сохранить состав.

Больше десяти лет у Авербуха не было внятной конкуренции на российском рынке. Организовать свое шоу в разное время пытались и Мария Бутырская, и Алексей Урманов, и Артур Дмитриев. Но каждый раз натыкались на прохладный прием московских зрителей.

«Раскачать такой город как Москва — очень сложная задача, — объясняет Авербух. — Я достаточно долго тренировался в регионах. Это не приносило доходов. Но я учился, нарабатывал опыт, понимал, как все должно быть, начиная от рекламного макета и заканчивая поиском спонсоров».

Как все устроено сейчас

За последние пять лет количество ледовых шоу в России заметно увеличилось. Вслед за Авербухом продюсированием занялся Евгений Плющенко. А в 2017 году этот бизнес заинтересовал еще и Татьяну Навку. Это крупнейшие игроки на российском рынке ледовых шоу.

По данным из открытых источников, выручка Авербуха составляет примерно 250 млн в год, чистая прибыль — около 29 млн. Плющенко несколько лет работал в убыток, Навка — тоже (в первую очередь — из-за внушительных материально-технических расходов). При этом, если верить госконтракту, за семь представлений на старте 2018 года подотчетный Минкульту Росконцерт перечислил за «Руслана и Людмилу» порядка 6 млн рублей. Данных за 2020 год, естественно, нет, но, учитывая размах «Спящей красавицы» с участием Алины Загитовой, ООО «Навка Шоу» вполне может рассчитывать на выход на самоокупаемость.

Рассчитывать на серьезные доходы — сложнее. Для организаторов стоимость одного шоу в Москве начинается от 15 млн рублей. Главные статьи расходов: гонорары топовых участников, рекламные кампании и аренда площадки, в том числе — тренировочной. Чтобы снизить ее стоимость, постановочная работа идет даже ночью. Все расчеты — в рублях.

«Мы давно работаем в рублевой зоне. Перестали пересчитывать все в валюту после кризиса, — рассказывает Авербух. — В валюте все стало грустнее. Средний гонорар спортсмена где-то 150−200 тыс. рублей за один выход».

Премьера любого шоу практически всегда проходит в Москве. А дальше начинается большой гастрольный тур, который может растянуться сразу на несколько лет. Так, мюзикл на льду «Руслан и Людмила», официальная премьера которого состоялась 25 декабря 2017 года, в июле этого года добрался до Турции, а «Алису в стране чудес» Ильи Авербуха уже не первый год показывают в Сочи. Посмотреть на Татьяну Волосожар в роли белой королевы и Максима Транькова, безумного Шляпника, можно даже сейчас.

Позволить себе многомесячные гастроли могут не все хедлайнеры. Для таких случаев у организаторов российских шоу предусмотрен второй состав. На Западе многие пытаются встраиваться в соревновательный календарь. Организаторы швейцарского Art On Ice практически каждый год приглашают к себе действующих чемпионов. Хедлайнер этого года — Алина Загитова — давала свое согласие еще до того, как объявила о том, что хочет приостановить карьеру. Татьяна Волосожар и Максим Траньков ездили в Цюрих даже в победные сезоны.

Art On Ice вообще пользуется успехом у фигуристов. Они ценят внимательное отношение, интересные постановки и очень приличные гонорары. Спортсмен с именем, задействованный в массовых номерах, получает порядка $2 тыс. за выход. Солистам платят еще больше — до $5 тыс.

Соперничать с такими суммами прямо сейчас могут только японцы. Елизавета Туктамышева, например, рассказывала в одном из интервью, что за лето в Японии можно заработать на хорошую иномарку. Это было еще до окончания сезона-2018/19, в котором Лиза по-настоящему вернулась в топ мирового фигурного катания.

В новом статусе за участие в японских шоу ей готовы платить по $5−6 тыс. Гонорары Загитовой и Медведевой еще выше — до $10 тыс. за выступление. Для действующих спортсменов актуален примерно тот же принцип, что и с официальными призовыми — тренеры получают свой процент.

Спортивный мир обсуждает выбор Алины Загитовой
Во время загрузки произошла ошибка.
24 декабря 2019© Ньюстюб