17 июня, источник: Спорт-Экспресс

«Карантин дал Загитовой шанс». Самая опытная российская фигуристка — о возвращении олимпийской чемпионки

Мнение Алены Леоновой, которая застала Слуцкую, а теперь соперничает с 15-летними ученицами Тутберидзе.

Вице-чемпионка мира Алена Леонова — личность для российского фигурного катания уникальная. В 29 лет она продолжает выступления, хотя по меркам нынешней женской одиночки это сродни возвращению в ворота футбольной сборной России Станислава Черчесова. Или Елены Вяльбе на лыжню. Нынешних лидеров сборной она старше в два раза.

Во время загрузки произошла ошибка.

Вице-чемпионка мира 2012 года заходит на свой 15-й соревновательный сезон во взрослом катании. Азарта ни на льду, ни в разговоре о своем виде спорта меньше не стало. В разговоре с «СЭ» Алена высказала свое мнение о ярких событиях в российском женском одиночном катании, поругала журналистов и рассказала о планах на будущее.

Во время загрузки произошла ошибка.

Надеюсь, после перехода Трусова выстрелит, как ракета

— Алена, перед новым сезоном, конечно, интересно, готовитесь ли вы к следующему, тренируетесь ли?

— Тренируюсь дома и бегаю по парку. Последний раз на льду была на предпоследней неделе марта.

— Как колено?

— Без нагрузок оно меня не беспокоит.

— А ледовых тренировок в Петербурге нет, потому что отсутствует федеральная база? Получается, Питер как провинция какая-то. Всем надо ехать в Новогорск или Кисловодск.

— У нас есть каток рядом с училищем олимпийского резерва. И в принципе можно было бы в теории его открыть, заселиться туда, но речь об этом не шла. За городом есть центр «Игора». Но пока вроде бы никто так туда и не поехал, предложений лично мне с мужем (фигуристом Антоном Шулеповым. — Прим. «СЭ») не было, мы катаемся в разных группах. Все ждем 1 июля, когда откроется наша академия.

— Межсезонье по сути закончилось, для вас что в нем главное событие?

— Я бы сначала сказала про сам сезон, потому что для меня самым ярким моментом была победа напарника по группе Димы Алиева на чемпионате России и Европы. Мы с Антоном очень переживали за Диму, смотрели трансляцию. Рада, что у него получился отличный сезон.

Межсезонье — переход Саши Трусовой к Жене Плющенко, который все обсуждают. Я считаю, это нормальная ситуация. Переходы случаются, и как раз в межсезонье и должны проходить. У каждого фигуриста своя причина их делать.

Я не вижу в ее переходе ничего катастрофического. Наоборот, хочу, чтобы у Саши все получилось. В этом сезоне она много чего хотела, но не сложилось. Надеюсь, в следующем она выстрелит. Как ракета!

— Есть предпосылки? Было много скепсиса насчет этого решения.

— Насколько я знаю, она восстановила все четверные, даже говорят, риттбергер добавила. Если у нее уже началась такая удачная тенденция, дальше будет только лучше.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Добавлю событие от себя — Загитова начала тренировки, и это не похоже на поведение человека, который собирается уйти. Значит, возвращается?

— Алине как раз ввиду этого карантина выпал шанс. Все затормозились, все заново набирают форму, и ей представляется возможность влиться в эту элиту. Просто тренируясь и показывая те результаты, которые у нее уже были. Ей не обязательно сейчас гнаться за четверными, достаточно сделать то, что она уже умеет, и она будет на высоте. Хотя, зная характер Алины, она будет всегда стремиться еще выше, становиться с каждым сезоном лучше. Я не сомневаюсь, что она вернется. Она сто процентов вернется.

— А на высоте — это что?

— Если брать чемпионат России, главный старт года, то это тройка. Она ей по силам. Если она вернет позиции даже не прошлого сезона, а скорее олимпийского. Понятно, что она выросла, и тяжелее делать эти элементы. Но если она этот контент Алина будет делать без сучка и задоринки, судьи ее оценят щедро.

Олимпиаду-2022 выиграет Валиева

— Вы одна из немногих в нашем фигурном катании, у кого действительно длительная карьера, хотя многие уходят еще до достижения совершеннолетия. Каковы аргументы в пользу продолжения?

— Это уже как наркотик, твоя жизнь немыслима без этого. Я даже не представляю, что умею делать лучше, чем кататься. Я не могу подвести людей, которые смотрят мои выступления, ждут их. На места я уже не обращаю внимания. Мне важно самой быть довольной.

— Рубрика «вопрос от ISU»: что делать с минимальным возрастом?

— Все-таки стоит повысить, мне кажется. До 17 лет. Просто чтобы сами слова senior и junior (Взрослый и молодежный. — Прим. «СЭ») оправдывали себя, чтобы было взрослое осознанное катание. А юниоры пусть катаются среди юниоров. Так было, когда начинала я, было более гармонично, молодые девочки не выходили на взрослый уровень досрочно, а катались по юниорам, что называется, до упора. Понятно, тогда люди не делали то, что вытворяют на льду сейчас.

— Для вас пубертат был сложным? Вы же основных успехов достигли после 20 лет.

— Тогда был другой уровень конкуренции. Ты мог не делать все пять тройных и все равно стоять на подиуме чемпионата мира. Сейчас все гонятся за четверными, и это круто. Стоять на месте — это не по-русски. И я очень рада, что именно наши девочки двигают этот спорт вперед.

— Можете дать совет молодым фигуристкам, Щербаковой той же, Валиевой, Трусовой — как кататься столько лет с удовольствием? Или, наоборот, им это не нужно?

— Не люблю я давать советы, потом за них прилетает. (смеется) Давайте это будет оценочное суждение — девчонки, которые сейчас на виду, уже вцепились в это дело и своего не отдадут. Даже видно, как их глаза горят. Они много готовы отдать для фигурного катания, их не надо уговаривать. Эти девочки будут кататься и кататься много.

— Нельзя обойти вниманием еще одну российскую фигуристку, Евгению Медведеву. Переход Рики Кихиры к Брайану Орсеру скажется на ее будущем, может помешать ей?

— Это никак на Женю не повлияет. Женя в моем понимании спокойная фигуристка и уверенная в себе как танк, ее ничем не собьешь. Наоборот, пускай у нее будет сильный спарринг-партнер, тем более что Женя заикалась о том, чтобы учить четверной сальхов. А у Рики были хорошие попытки этого прыжка. У них будет хороший тандем, мне кажется.

— Вам приходилось когда-нибудь бороться за внимание тренера?

— Никогда. Не представляю даже, что это такое. У нас сейчас большая команда, и тебе всегда кто-то подскажет.

— Получается, дружба в фигурном катании есть, даже между конкурентами?

— Конечно. Только на льду мы соперники, на самом деле все общаются.

— Не всем так кажется в мире фигурного катания, есть ощущение.

— Я по себе сужу, понятно, что сколько спортсменов, столько и мнений. Но я и на старте не замыкаюсь в себе, никаких проблем с общением не было.

— Завершая про женское одиночное: кто выиграет Олимпиаду-2022?

— Так, а кто у нас туда поедет? Валиева может ехать? Значит, она и выиграет. И мое пожелание — чтобы мы увидели там Лизу Туктамышеву, буду болеть за то, чтобы она отобралась.

— Если четверные будут, можно и с Валиевой побороться.

— Вполне.

Во время загрузки произошла ошибка.

Я не стала бы сниматься в роликах, как Плющенко. Это рискованно

— После такой долгой карьеры есть идеи по новым образам в будущем, в этом сезоне, неужели еще все не скатано?

— Не знаю, остались еще композиции, которые мне нравятся. Но не буду раскрывать, какие — пусть это будет сюрпризом.

— Вы начинали карьеру еще при системе 6,0. Тогда было не больше возможностей для демонстрации образа?

— Был нюанс, что музыку со словами не разрешали. Хотелось прям попасть на гала, чтобы показательный номер откатать под музыку со словами, которая тебе нравится. А как только разрешили — все перешли на Рахманинова, Кармен и Щелкунчика. Не поймешь нас, фигуристов. (смеется).

— То есть впечатление, что сейчас фигурное катание стало более стандартизированным, ошибочно?

— Есть такое впечатление.

С каждым годом правила меняются в сторону ужесточения, что уже не знаешь, как из штанов вылезти, чтобы показать оригинальность. Программы становятся одинаковыми.

— Если бы была возможность, какое правило бы добавили?

— Сложно сходу придумать. Разве что нечто нереальное — разрешить делать сальто, «колесо», некие акробатические элементы.

— А была программа за последние годы, которая вас реально поразила?

— Я балдею от образов Нэйтана Чена. Прошлогодняя и нынешняя произвольная.

— Хотя катается он в «пижамах».

— Да, он не заморачивается, ему не нужен какой-то мажорный костюм. (смеется) Он даже в тренировочном выглядит эффектно. Постановки очень необычные, их хочется пересматривать.

— И тут должен быть вопрос про костюм вашего мужа Антона Шулепова со звездой Давида, который вызвал большой резонанс в прошлом году, обвинения чуть ли не в нацизме. Он хочет продолжать двигаться в ту же сторону, играть на грани?

— Во-первых, не было такой цели. У меня закрадывались сомнения изначально, но мне ответили: «Ален, все будет нормально!» С Димы Алиева же когда-то крест, часть костюма, попросили снять на церемонии награждения. Но в данном случае костюм был подобран под образ, никакого злого умысла. И он будет продолжать придумывать интересные костюмы. Может быть, не такие провокационные, но в пижаме точно не выйдет. Он вообще тонко подходит к выбору одежды.

— Какие-то ранимые люди стали в последнее время, нет? Неосторожно посмотришь, оговоришься — моментально политику примешивают.

— Смотря что скажешь. Но согласна, что это присутствует.

Мне вообще не нравится, когда люди делятся на кланы и начинают между собой войну в интернете.

— Мы, журналисты, что-то не так делаем в этом смысле? Сталкиваем лбами фигуристов, в таком роде?

— В основном проблема в броских заголовках. Понятно, что хочется внимание акцентировать. Но иногда читаешь основной текст, он не соответствует названию. Ну и бывает, что коверкают мысли. Но это решается довольно просто — согласованием текста со спортсменом перед публикацией. А в целом мне кажется, вы все темы охватываете, и это хорошо.

— Давайте рискнем охватить такую тему — ролик Евгения Плющенко и его семьи с призывом идти на голосование по поправкам в Конституцию. Стоит ли фигуристам участвовать в подобном?

— Это рискованно. Думаю, большинство людей знают, на что идут, когда выкладывают такие ролики. Я бы такого не сделала.

— У вас есть понимание, чем заниматься в будущем после завершения карьеры? Точно не политика, как вижу. Тренерская работа?

— Она особо не привлекает, это очень сложная психологически вещь. Мое — постановка программ. Хочу постоянно кому-то что-нибудь поставить. Ставила фигуристам из Испании, Казахстана, у нас в младшей группе девочке. Меня приглашают в разные страны на мастер-классы, это мне тоже нравится, на предложения о шоу я тоже соглашаюсь. Есть варианты.

— Трусовой искали хореографа после перехода. Саше поставите программу, если она позвонит?

— Думаю, да. Ей бы никак не отказала. (смеется).

— Ваше шоу, которое намечалось на 25 апреля, состоится?

— Очень хочется устроить, но пока не представляю, как и когда. Если начнется сезон, то все будут тренироваться. Надеюсь, оно состоится, но перенесется на свободную дату в другом месяце.

— Вы как-то сказали, что «завершите кататься, когда кончится фантазия». Как с фантазией, Алена?

— Вообще прекрасно. Еще хватит на несколько сезонов.

Просто когда я выйду на лед, первым делом должна проверить, как мое колено будет реагировать на новые нагрузки. Тогда буду исходить из ситуации. Если все хорошо — еще покатаюсь.

Дмитрий Кузнецов