27 ноября 2020, источник: Спорт-Экспресс

Фигурное катание хочет повзрослеть. Это угроза для Тутберидзе, но не для России?

Наша система фигурного катания достаточно сильна, чтобы не пострадать от реформ ISU.

Источник: AP 2020

Что необходимо понимать в вопросе возрастного ценза в фигурном катании? Во-первых, нет никакой сенсации в предложении Норвегии поднять минимальный возраст с 15 до 17 лет. Да, в мире есть много стран, которые хотят сделать невозможными победы девятиклассницы Алины Загитовой на Олимпиаде. На месте норвежцев могло быть еще несколько десятков членов ISU, и на ближайшем конгрессе вопрос минимального возраста в фигурном катании обязательно будет не только поднят, но и как следует проголосован. А как следует — можно проверить по прошлому конгрессу в Севилье в 2017 году.

Тогда предложение пытались включить в экстренном порядке по инициативе Нидерландов, и для внеочередного рассмотрения нужно было 4/5 голосов. «За» проголосовало 63 делегата, 39 «против», 15 воздержались. То есть идея не прошла. Но если предложение включат по правилам, через технический комитет, и вынесут на конгресс заранее, то понадобится простое большинство. Оно уже есть — 54 процента. За последние годы в ISU, конечно, приняли дружественные нам Вьетнам и Туркмению, но они лишь ассоциативные члены и голосовать пока не могут. Так что вице-президенту ISU Александру Лакернику и Российской Федерации надо совершить чудеса лоббизма, чтобы не допустить изменений.

Во-вторых, у нас принято считать, что Норвегия, Нидерланды — какие-то мелкие фигурные карлики, но в ISU, куда входит и конькобежный спорт, эти страны далеко не последние. А президент союза — голландец Ян Дейкема. Так что — анатомический каламбур — ноги растут с самого верха. Да и наши основные соперники с удовольствием нововведение поддержат. Слова Татьяны Тарасовой о том, что норвежцы «что-то там чирикают», вряд ли справедливы, особенно если вспомнить, что сама Татьяна Анатольевна еще недавно была за подъем возраста. Легендарная норвежка Соня Хени вряд ли бы одобрила, хотя тоже была переменчивой девушкой.

Не ждать, а готовиться

Короче говоря, с высокой вероятностью изменения примут. Российская федерация фигурного катания официально против, но не под запись многие тренеры говорят, что морально готовы к реформе. И надо начинать к ней адаптироваться. Среди сторонников в России была не только Тарасова, но и Алексей Мишин, Евгений Плющенко, Елизавета Туктамышева и даже федерация Санкт-Петербурга, что вызвало неудовольствие ФФККР. Список внушительный. Да и Лакерник уже высказывался в духе, что изменения «не смертельны».

Аргументы «за» и «против» изменения минимального возраста давно известны. Главным аргументом «за» называется возможность продлить карьеры фигуристок, сохранить здоровье и привлечь спонсоров. Против — желание искусственно ограничить технический прогресс. Противники реформ утверждают, что фигуристки будут «убиваться» в юниорах и просто не доживать до взрослых соревнований, а главные турниры превратятся в старты вроде предпоследних разминок чемпионата Европы, на которых 24-летние немки и словенки не могут и каскад 3 + 3 прыгнуть.

Сама по себе реформа как будто нацелена не на фигуристов, а на судей, которые не могут остановить явление 15−16-летних русских квадисток народу. Ведь есть простое альтернативное решение проблемы, и оно на поверхности — повысить вес компонентной части оценки для девушек вдвое, как у мужчин, и ставить нормальные оценки, а не 9,50 вчерашним юниоркам. Но это сторонники реформы типа норвежцев оставляют за скобками.

Изменение возраста действительно не смертельно

Но в «самоубийстве» юниоров ISU точно не обвинишь — куда важнее для карьер фигуристок тренерский стиль, чем директивы конгресса. Уход из спорта раньше сдачи ЕГЭ вызывает ассоциацию с учениками Этери Тутберидзе. На одной чаше весов результат, на другой — обилие травм и ранняя пенсия. Разумеется, реформы принимаются в первую очередь против этой группы, и в данном случае логика ISU потрясающа, ведь Тутберидзе признали лучшим тренером мира.

Уж чем Этери Георгиевна всегда отличалась, так это максимально рациональным подходом к правилам. Конечно, перенести прыжки во вторую половину и получить за них больше надбавок легче, чем изменить всю систему подготовки. Но если в «Хрустальном» сумеют адаптироваться под очередные изменения — честь и хвала. Нет — отсылки к заговору ISU все равно не помогут. Правда, сейчас группе Тутберидзе прежде всего надо выздороветь.

Подъем возраста вряд ли застопорит и технический прогресс — фигуристки все равно исполняют все более сложные прыжки, этому способствуют конкуренция и развитие медицины. Многие спортсмены, с которым доводилось говорить, утверждают, что для четверных важна мышечная память: если ты тренировал его до пубертата, то и после него он сохранится. Случай Елизаветы Туктамышевой в помощь.

На данный момент мы просто находимся на переломе, когда еще не произошел первый послепубертатный выпуск школы квадисток. Если Трусова и Щербакова сохранят их после взросления — проблемы в принципе нет. И уж точно они все равно будут технически сильнее условной Николь Шотт с ее недокрученными 3 + 2.

Неожиданные повороты

Наконец, введение нового ценза может совпасть по времени с коренной реформой фигурного катания и заменой короткой и произвольной программ на техническую и артистическую. Здесь остается пространство для маневра России — поторговаться за правила и за разрешение четверных в обеих программах. Возможны самые необычные конфигурации. Правда, не столь очевидно, что это нововведение примут — пока все слишком мутно и непонятно. Наконец, новые законы ISU вступят в силу не с момента принятия, а в новом олимпийском цикле, и до Игр в Кортина-д’Ампеццо у всех будет время адаптироваться.

Возвращаясь к фразе из заголовка — угрозы для Тутберидзе больше, чем для России. «Хрустальный» может остаться с грудой юниорских медалей вместо взрослых, если тренерский штаб не захочет играть вдолгую. Но у сборной России — длинная скамейка. В регионах много проблем, но пока система продвижения молодых талантов работает. А это куда важнее, чем одна цифра в правилах ISU. Все-таки Тутберидзе — не вся Россия.

Дмитрий Кузнецов