27 марта, источник: Спорт-Экспресс

«Если бы файер попал Акинфееву чуть выше, произошла бы трагедия!» Пять лет скандальному матчу Черногория — Россия

Лонгрид о неоконченной отборочной игре Евро-2016 в Подгорице.

Источник: Спорт-Экспресс
Кадры к дню рождения вратаря. Вы помните его совсем молодым?

Ровно пять лет назад гостевой матч сборной России в Черногории превратился в грандиозный скандал. Уже в самом начале встречи файер, брошенный фанатом с домашней трибуны, попал в шею Игорю Акинфееву, после чего российского вратаря увезли в больницу. Вопреки ожиданиям, приостановленная игра позже возобновилась.

Но во втором тайме, сразу после того, как Роман Широков не реализовал пенальти, на стадионе вновь вспыхнули беспорядки. С трибун полетели зажигалки и другие предметы. И главный арбитр Дениз Айтекин принял окончательное решение увести команды с поля.

Сегодня мы вспоминаем ту игру.

Евро-2016. Отборочный турнир
Группа G

Черногория — Россия — 0:0.

Матч прерван на 66-й минуте.

Нереализованный пенальти: Широков, 66 (вратарь).

Черногория: Полексич, Зверотич, Симич, Баша, Балич (Бакич, 46), Марушич, Кашчелан, Вукчевич, Волков, Йоветич, Вучинич.

Россия: Акинфеев (Лодыгин, 2), Анюков, В. Березуцкий, Игнашевич, Д. Комбаров, Денисов, Широков, Дзагоев (Торбинский, 46), Шатов, Жирков, Кокорин.

Наказания: Шатов, 15. Денисов, 30. Кашчелан, 52. Вучинич, 66 (предупреждения).

Судья: Айтекин (Германия).

27 марта. Подгорица. Стадион «Градски». 12 000 зрителей.

«У вас нет игроков уровня Вучинича»

К матчу в Подгорице сборная Фабио Капелло подходила на фоне скепсиса и критики со стороны болельщиков и футбольной общественности.

После крупной победы над Лихтенштейном — 4:0 (в той встрече было два автогола), последовала достойная гостевая ничья со Швецией с ювелирным голом Кокорина и отбитым пенальти Акинфеева. А затем случился настоящий конфуз — на «Открытие Арене» мы не смоли одолеть Молдавию (1:1). Поражение от Австрии (0:1) поставило Россию в совсем уж незавидное положение.

К 5-му туру отборочного цикла получили в нашей группе такой расклад: Австрия — 10 очков, Швеция — 6, Россия — 5, Черногория — 5, Лихтенштейн — 4, Молдавия — 1.

Было очевидно, что России, как и Черногории, нужна только победа. В случае ничьей Швеция и Австрия, игравшие на следующий день против аутсайдеров, могли уйти в серьезный отрыв. (Швеция в итоге победила Молдавию (2:0), а Австрия разнесла Лихтенштейн (5:0).

Фон вокруг дона Фабио, чей многомиллионный контракт не соответствовал результатам, становился все более негативным .

— Сложилась непростая ситуация, — вспоминает бывший генеральный секретарь РФС Анатолий Воробьев. — Тучи ведь сгущались не только над Капелло, но и над Толстых. Причем Николая Александровича приняли в штыки уже, наверное, на второй день после его избрания на пост президента Российского футбольного Союза. Противостояние с элитными клубами и премьер-лигой обозначилось довольно быстро. Сейчас уже очевидно, что была организована финансовая блокада… Что касается Капелло, то он являлся очень хорошим поводом для обструкции Толстых. Его зарплата действительно неадекватна тем результатам, которых добивалась команда. Другое дело — не один Николай Александрович подписывал тот контракт. Но именно ему пришлось отвечать чуть ли не в одиночку…

«Почему Кокорин не забивает с ноября? Так ведь была пауза в чемпионате»

Сборная России не считалась фаворитом накануне важнейшего поединка. Тренер черногорцев Бранко Брнович попытался задеть самолюбие наших игроков: «Российские клубы на виду в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Но у России нет такой звезды, как Месси или Агуэро у Аргентины. Как Криштиану Роналду у Португалии. И даже как наш Вучинич. Звезды — нет. Аршавин и Павлюченко сошли со сцены. Кержаков не вызван. У Широкова были проблемы со здоровьем. Когда российские футболисты попадают в другие лиги, они теряются…».

Однако Романа Широкова, которому Капелло доверил капитанскую повязку, тяжело было вывести из равновесия такими аргументами. Вот отрывок из предматчевой пресс-конференции.

— Перед чемпионатом мира-2014 все посыпали голову пеплом, когда вы получили травму, поскольку вы незаменимы. Сравните свое состояние тогда и теперь?

— Я вообще всегда хорош (улыбается).

Капелло пришлось изрядно поломать голову над стартовым составом.

В частности, из-за травм он не мог рассчитывать на двух Денисов — Черышева и Глушакова. Но самый главный вопрос касался линии атаки. Кто должен был выйти на острие? Капелло не стал вызывать рекордсмена сборной Александра Кержакова, которого Андре Виллаш-Боаш откровенно гнобил тогда в «Зените», усадив в глубокий запас.

Итальянцу нужно было выбрать между динамовцем Александром Кокориным, находившимся в аренде в «Ростове» Артемом Дзюбой и представителем «Рубина» Игорем Портнягиным. Кокорин и Дзюба не забивали с конца ноября 2014 года. Статистика Портнягина выглядела гораздо более обнадеживающей. Накануне приглашения в национальную команду он отличился в трех матчах кряду.

Игорь Акинфеев. Главные цитаты из нефутбольного интервью

— Кокорин и Дзюба в неважной форме, тогда как Портнягин играет результативно. Позволяет ли это рассчитывать на выход дебютанта команды с первых минут? — спросили Капелло накануне матча.

— Все трое — в расположении сборной, все трое достойны играть. Доволен тем, как они тренировались в эти дни, и завтра решу, кто выйдет на поле.

— Есть данные, что Дзюба перед матчем нарушил режим. Это скажется на его перспективах?

— Нет. Я не в курсе, о каких правилах вы говорите. На сбор к игрокам приезжали жены, родственники, это разрешалось. Разговаривать в гостинице не запрещено.

— Чем объясните то, что Кокорин с ноября не забивал в чемпионате России? Что с ним случилось?

— Тем, что была пауза — три месяца (улыбается).

«Сразу почувствовал запах паленых волос…»

Впрочем, большинство специалистов полагали, что именно Кокорин выйдет на поле стадиона в Подгорице с первых минут. Аргумент был довольно простым: черногорцы редко играют от обороны, и у Александра наверняка не раз появится жизненно необходимое ему пространство для работы с мячом.

Эксперты не ошиблись. Кокорин появился в старте и был довольно активен. Не реализовал два верных шанса после классных пасов Широкова и Торбинского и заработал пенальти для нашей команды.

Однако дело до тех моментов могло и не дойти.

Уже на 20-й секунде горящая петарда, пущенная из сектора активных фанатов черногорцев, прилетела прямиком в шею Игорю Акинфееву.

Спустя пять минут судья Дениз Айтекин увел команды с поля, а вратаря, который не то что не мог встать, а даже не двигался, увезли на медицинском автомобильчике. И без промедления отправили в госпиталь для оказания первой помощи в сопровождении врача сборной Эдуарда Безуглова. Голкиперу ЦСКА поставили диагноз «сотрясение мозга и ожог шеи».

— Когда какой-то предмет летит с высоты третьего этажа дома, а температура у него несколько сотен градусов, то сами понимаете… Приятного мало. Файер попал Игорю в шею на границе с волосистой частью головы, — вспоминает Безуглов. — Причем я видел момент броска этой петарды и мгновенно выбежал на поле, хотя игра еще продолжалась. Сразу же почувствовал запах паленых волос… Игорь находился в сознании. Но шея, конечно, сильно болела. Мы на носилках сквозь толпу болельщиков метров двести несли его до машины, чтобы отвезти в больницу. Клиника была не очень презентабельной, но дело даже не в этом.

— А в чем?

— Там не оказалось нейрохирурга…

— Ничего себе.

— Да. Вызывали его из боснийского Сараево. Ждали, когда Игоря осмотрят.

— В те дни появилась версия, что Акинфеева специально не хотели осматривать в больнице до тех пор, пока матч не возобновился.

— Глупость. Там очень доброжелательные люди. Чистенько, но бедненько. Единственное повторю, ждали нейрохирурга, чтобы специалист оценил поражения более тонких структур. Вот он и ехал из Сараево. Нет, все нормально прошло. Никаких претензий к местным врачам.

— Игорь был в шоке?

— Он человек с крепкой нервной системой. Конечно, неожиданно, когда в тебя что-то попадает сзади. Помню, у него шея онемела и даже рука. Но он сохранял спокойствие. Не паниковал. Довольно быстро потом смог восстановиться. Но если бы файер попал чуть выше, могла случиться трагедия.

— Трагедия?

— Ну конечно. Представляете, если бы файер угодил в глаз?

«Почему возобновили матч?! Следующий шаг — отстрел игроков?»

«Ворошиловским стрелком» оказался 25-летний житель Подгорицы Лука Лазаревич, сын авторитетного местного фаната. На следующий день он явился с повинной в полицию и принес публичные извинения Акинфееву:

— Когда начался матч, кто-то бросил петарду, которая упала к моей левой ноге. Она горела, и я инстинктивно бросил ее в направлении поля. Пока она падала, я увидел, что вратарь сборной России делает несколько шагов к центру поля, а петарда летит прямо в него. Я был шокирован таким развитием событий. Если бы мог выйти на поле, то, конечно, безо всяких сомнений, сам оказал бы голкиперу первую помощь. Раскаиваюсь в произошедшем. Приношу свои извинения Акинфееву, футбольному союзу его страны, а также нашей сборной и всей нации.

Любопытно, что накануне матча Лазаревич в переписке со своим приятелем в Facebook утверждал, что на стадионе будет ад и что его друг уже приготовил 3−4 взрыва…

Акинфеев: от дебюта в Норвегии — до награды в Кремле

В конце апреля суд приговорил болельщика к трем месяцам тюрьмы. Как выяснилось позже, примерно в эти сроки Лазаревич собирался открыть собственную парикмахерскую, но в бизнес-план пришлось вносить коррективы.

Все были уверены, что матч не возобновится. Команды ушли с поля и пробыли в подтрибунном помещении аж 35 минут. Но судья принял другое решение. Игра продолжилась. Акинфеева в воротах заменил Юрий Лодыгин.

— Поначалу ничего не понял. Мы выбегали в атаку, Игнашевич сыграл головой — и вдруг свисток. Обернулся, а Игорь лежит, и все к нему бегут. Когда стало понятно, что произошло, был уверен, что все закончено — как после такого можно играть в футбол? Но через полчаса оказалось, что я ошибался, и это стало самым удивительным в этот вечер, — не мог скрыть своего возмущения Алан Дзагоев. — Случившееся — просто дикость. Следующим шагом будет отстрел игроков? И если просто ранение — будем играть дальше? Кстати, когда мы вышли, было четкое предчувствие: что-то еще из ряда вон выходящее в этом матче обязательно произойдет.

А вот объяснение Толстых на следующий день после инцидента.

— Когда игра была прервана в первый раз, после травмы Игоря Акинфеева, делегат УЕФА после консультаций принял решение о продолжении матча, — рассказывал глава РФС, присутствовавший на той игре. — Естественно, российский тренерский штаб подчинился решению, но мы сразу же предупредили, что после завершения встречи будем подавать протест. Что мы и сделали. Еще раз подчеркну, что Фабио Капелло сразу выразил нашу общую позицию: матч надо было прекратить сразу после случившегося с Акинфеевым.

— У меня тогда не было уверенности, что матч не возобновят, — вспоминает Широков. — Находились в потдрибунном помещении. И, честно говоря, я не увидел особого желания ни у кого из нашей делегации прерывать ту встречу. Единственный, кто ратовал за то, чтобы все закончить, был Фабио. Плюс игроки.

— А Толстых?

— Если я ничего не путаю, он даже не спускался в подтрибунку. А если и спускался, то как-то незаметно.

— Но Капелло был решителен?

— Да. Только он и вел все переговоры. Ему помогал начальник команды Женя Савин. Вот и все. Почему все-таки решили продолжить игру? Кажется, делегат звонил в УЕФА, консультировался. А Фабио разговаривал с главой Федерации Черногории, который играл у него, кстати, в «Милане» (Деян Савичевич — Прим. «СЭ»). Но как я понял, хозяева хотели, естественно, продолжить игру. Мы говорили, что это невозможно. Судья после долгого совещания сказал нам: «Играем до следующей остановки».

«Не сомневаюсь, дожали бы черногорцев. Они еле ползали»

Если говорить только о футболе в тот вечер, наша сборная смотрелась предпочтительнее. Помимо уже упомянутых двух верных моментов у Кокорина, ударом головой мог забивать Широков. В самый последний момент Баша выбил мяч из-под ноги Дзагоева, который уже собирался расстреливать ворота хозяев.

— Мне кажется, что игра получалась, соперника мы переигрывали. Другое дело, что моменты надо реализовывать, — заметил после матча Дзагоев.

— У вас не появилась мысль, что надо выйти и отомстить за Акинфеева?

— Кому? Черногорским футболистам? Но они ни в чем не виноваты! Мы выходили играть и выигрывать. Кстати, задним числом можно говорить что угодно, но я был уверен, что мы соперника дожмем.

— Пауза между таймами тоже ведь не на шутку затянулась?

— Это уже было что-то запредельное! Перерыв затягивался и затягивался, у меня даже мелькнула мысль: если команды и сейчас выведут на поле, то это будет катастрофа. Все снова остыли, но никого, получается, не волнует, что подобная ситуация крайне травмоопасна.

В той встрече хавбек ЦСКА получил повреждениезадней поверхности бедра и выбыл на месяц, Акинфеев же в итоге восстановился к важнейшей игре с «Зенитом» 5 апреля (1:2).

— Да, мы владели преимуществом. — соглашается Широков с Дзагоевым. — По-моему, самый реальный шанс забить с игры был у Кокорина во втором тайме. Мы вышли с ним два в одного. Александру нужно было просто покатить мяч вдоль ворот. И я бы попытался не промазать по пустым воротам (улыбается). Но он почему-то меня не видел, ударил в ближний угол — вратарь выручил.

— До матча специалисты не считали Россию фаворитом и писали, что в нашей команде нет игроков уровня Вучинича и Йоветича.

— А они разве выходили на поле в тот вечер? Хм. Помню Башу, еще кого-то, кто тогда выступал в России. Если Вучинич и Йоветич и играли, то я их не запомнил. Видимо, вот так себя проявили…

На 65-й минуте встречи судья посчитал, что черногорский защитник завалил в своей штрафной Кокорина, и указал на «точку». К мячу подошел Широков, но не смог переиграть Полексича.

— За свою карьеру вы забили 9 пенальти из 13.

— Причем дважды не смог реализовать 11-метровые в составе сборной.

— Что это? Психология?

— Да я бы не сказал, что дело в психологии. Если говорить о сборной, то в первом случае не повезло. Попал в штангу в матче с Израилем, и Глушак (Денис Глушаков. — Прим. «СЭ») добил. А с Черногорией… Кажется, я перемудрил. Послал мяч на удобной для вратаря высоте. Хотя, по идее мог, отмазаться после игры.

— Каким образом?

— Якобы мне светили в глаза лазерной указкой (смеется). Но это отговорка в пользу бедных. Просто неудачно исполнил. Причем изначально хотел бить в другой угол. И прямо перед ударом поменял решение.

— Если бы матч не остановили, как думаете, дожали бы черногорцев? Или фанаты хозяев нам помогли одержать победу?

— Да, конечно, забили бы им! Не сомневаюсь даже. Они уже еле ползали после часа игры.

Сейчас об этом можно рассуждать только в сослагательном наклонении. Сразу после незабитого пенальти вновь начались беспорядки на трибунах. На поле полетели различные предметы — монеты, зажигалки…

— Комбаров, кажется, бросал мяч из аута. И в него попала монета. В голову. Рядом проходил судья. Я его подзываю: «Реф. Монета в голову!». Арбитр дал свисток. После этого матч был закончен, — вспоминает врач сборной Безуглов.

Команды вновь ушли в подтрибунное помещение и больше на поле не вернулись.

— Там, кстати, тоже довольно долго решали — возобновлять встречу или все закончить. — замечает Широков. — Черногорцы, видимо, все еще надеялись на продолжение. Но тут уже сказался авторитет Фабио. Он их поддавил.

«А с чего вы взяли, что у Капелло не получилось в сборной России?»

7 апреля контрольный, этический и дисциплинарный комитет (КЭДК) УЕФА, рассмотрев инциденты, зафиксированные 27 марта в Подгорице, засчитал хозяевам поражение со счетом 0:3.

Россия заработала заветные три очка и вышла на чистое третье место. Впрочем, в июне дома в важнейшем матче мы уступили австрийцам (0:1). Через месяц было объявлено о досрочном расторжении контракта с Капелло. Итальянцу выплатили огромную неустойку (около 15 миллионов евро).

— Почему у дона Фабио не получилось в сборной России? — вопрос Широкову.

— Да почему вы решили, что у него не получилось? Вы все время так говорите… Разве он не вывел нас на чемпионат мира с первого места в группе, опередив Португалию? Ну что у него не получилось? Объясните.

— Результаты в отборе к Евро оставляли желать лучшего.

— Это уже второй его отборочный цикл. И потом — еще неизвестно, как бы все закончилось, если бы Капелло не убрали. Может быть, и при нем выиграли бы оставшиеся четыре встречи.

— Думаете?

— Ну, а почему нет? Да, была ничья с Молдавией. По-моему, на выезде могли и шведов дожимать. Шведы сильные? Да ладно вам… Ну если вы так считаете, то ничья с ними в гостях — достойный результат. Уступили австрийцам в концовке. Имею в виду первую игру. В целом, мы были явно тогда не хуже.

— Значит, у вас не было чувства безнадеги в сборной при Капелло?

— Нет. При итальянце мы провалили только один тайм в том отборе. С австрийцами могли устроиться на три мяча. Но после перерыва смотрелись гораздо лучше, имели шансы сравнять счет. Нет, безнадеги не было.

— Думаете, Капелло травили только из-за его огромного контракта?

— Естественно. Да, он зарабатывал очень хорошие деньги. При этом, на мой взгляд, неплохо работал. Был первым, кто начал постоянно посещать игры, отслеживать футболистов. Все время жил в Москве. Просто те люди, которые на тот момент были в РФС, не особо хотели с ним сотрудничать. Фабио много разных полезных идей предлагал.

— Например?

— Сейчас ввели турниры между юношами (U-15, U-17). Капелло об этом говорил еще в 2013 году. Но его почему-то никто не услышал. Да, после его отставки пошли всякие разговоры — вот, он много получал. Людям надо было как-то оправдаться. Но он вообще-то тренер с именем. И потом Капелло же не приходил в РФС с пистолетом и не выбивал себе такой контракт. Ему такой предложили. Считаю, нужно претензии предъявлять прежде всего себе.

Так или иначе, но спасать положение в отборочном цикле призвали тогда Леонида Слуцкого. И ему удалось вывести нашу сборную на чемпионат Европы. Но это уже совсем другая история.

P. S. В мае 2015 года состоялся товарищеский матч между любительскими командами Черногории и России. После него Лука Лазаревич передал бывшему футболисту ЦСКА Алексею Трипутеню освященные часы и икону, чтобы тот, в свою очередь, доставил эти примирительные подарки Игорю Акинфееву. Трипутень, известный по выступлениям за армейцев, «Торпедо-ЗИЛ» и «Торпедо-Металлург», вынужден был завершить карьеру из-за травмы в 22 года. Около 10 лет он работал спортивным журналистом в России, а затем переехал Черногорию, где открыл детский футбольный клуб.

— Знаю, что подарки дошли до Акинфеева в целости и сохранности. Все нормально, — говорил Трипутень в интервью «СЭ» осенью 2015 года.

— Как вратарь отреагировал на этот жест Лазаревича?

— Думаю, Игоря напрягала вся эта шумиха — он спокойно обошелся бы и без этих подарков. В ответ он просил передать Лазаревичу, что обиды на него не держит, пусть не переживает. Пусть взрослеет и помнит, что футбол — это игра и ничто другое. Почти цитата.