16 ноября 2016, источник: Прессбол

Роман Киренкин: Лисакович, возможно, будет блистать не меньше Глеба!

Главный тренер юношеской сборной Беларуси, составленной из игроков не старше 1999 года рождения, и наставник дублирующего состава солигорского «Шахтера» Роман Киренкин — о первых шагах в футболе, голе итальянцам на EURO-2004 и большом потенциале Виталия Лисаковича.

Источник: «Прессбол»

— Вы родились в Волгограде, однако вскоре переехали на Украину. В какой момент стали увлекаться футболом?

— Как только пошел в школу — сразу записали на футбол. Получается, влюбился в футбол с первого класса :) Тренеры посещали школы и звали ребят в команду. Кто выражал заинтересованность, тех и брали. Потом, правда, многие отсеивались.

— Прогуливали школу из-за занятий?

— Конечно! Родители, бывало, ругали за прогулы. Приходилось придумывать всякие истории, чтобы попасть на тренировку. Детская фантазия играла свою роль. Но это ведь ради любимого дела. И в первую смену ходили, и во вторую — только не в школу, а на футбол. И это не считая игр во дворе! В общем, целый день на футболе. Раньше особых-то развлечений не было. Можно было разве что «Электроника» посмотреть, «Спокойной ночи, малыши» и «Ну, погоди!».

— Какие у вас воспоминания из детства, связанные с футболом?

— Помню первые турниры, игры на область. Потом были специальные спортивно-трудовые лагеря, там занимались футболом и собирали клубнику с черешней. В колхозы ездили. В Харькове было два училища олимпийского резерва — зимних и летних видов. В последнем курировалось 22 вида спорта. В детстве, кстати, немного ходил на бокс, баскетбол, занимался борьбой.

— У кого из тех, кто с вами выпускался в Харькове, получилось в большом футболе?

— Максим Калиниченко на два года старше был. А еще Андрей Дикань, который выступал за «Спартак» и «Кубань». Тогда никто и не думал, что он будет играть на высочайшем уровне. Если Калиниченко выделялся своей светлой головой и техникой обращения с мячом, футбольным интеллектом, то успех Диканя — исключительно в работе над собой. А из старых — Андрей Канчельскис, он у моего тренера занимался. Интернат тогда много давал спортсменов в большой футбол, но процентов 80, конечно, сходили. Считалось, что если один человек из команды играл на высоком уровне — это неплохо.

Условия были там, так скажем, не ахти. Но ребята старались в не очень комфортных условиях пробиться наверх. Помню времена, когда нам давали гороховую кашу и говорили, что это белок и что он заменяет мясо. Чай, варенье — вот и вся еда была. В плане проживания — блочная система, по четыре человека жили. Сами добирались на тренировки, никто не возил. В общем, спартанские условия. Лучше мы не видели, поэтому нам казалось, что это очень даже неплохо.

Сейчас все стало лучше. У нас даже мячей не было — мы их красили, чтобы больше держались. В плане атрибутики, фармакологии, питания все стало лучше. Разница колоссальная. Те же поля сейчас более лучшего качества. Раньше у детей лучшее поле было то, которое во дворе.

— Говорят, переход из юношеского футбола во взрослый дается тяжело…

— Нас бросали с интерната сразу во вторую лигу. А там как: в играх с мужиками кто выжил — тот уже мог добиваться чего-то в футболе. Приходилось на поле доказывать свое умение, если оно было. Сейчас меньше турниров, команд, поэтому молодежи тяжелее пробиться. На Украине второй лиги нету, первая еле дышит, высшая вот-вот умрет. Поэтому молодым тяжело. Хорошо, что в Беларуси играет 16 команд. В этом плане молодежь должна своим шансом воспользоваться. Да и детских турниров хватает. «Кубок Кока-Колы», «Футбольные каникулы» и другие, которые дают возможность ребятам реализовать себя.

— Когда вы играли в «Днепре», вам предложили сменить гражданство. Долго раздумывали?

— Нет, сразу согласился. Такой шанс предоставляется не каждому и не всегда. Так что даже не задумывался. Считаю, в этом плане мне очень повезло.

— В итоге вы стали играть за нашу молодежную сборную и помогли ей впервые пробиться в финальную стадию EURO.

— Мы не знали, на что способны! Где-то повезло, где-то тренерский штаб нас объединил, настроил. Команда-то подобралась неплохая. Звезд не было, но все играли в высшей лиге. Это, возможно, наш главный плюс. Ведь набирались опыта с более мастеровитыми игроками. В сборную тогда вызывались даже не все, кто имел практику в высшей лиге. Макар, Козак… У тренеров имелся достаточно большой выбор игроков.

Так получилось, что группа в квалификации была непростая. Голландия, Чехия… Никто от нас не ждал чего-то выдающегося, но на каждую игру мы ставили цель побеждать. Не было психологического давления. Мол, не выйдем — всех расстреляют. Следовали от матча к матчу и в итоге прошли поляков, хотя они были фаворитами.

— Какие воспоминания остались от EURO?

— Самое яркое — гол итальянцам, которые потом стали чемпионами. Самое главное — что не пробились дальше. Если вспомнить взятие, то там ничего сверхъестественного. Я всегда подключался на стандартные положения к атакам, ведь верховая борьба — одно из лучших моих качеств. Плюс исполнительское мастерство Калачева сказалось. Он классно подал, а я оказался в нужной точке. Все сработали так, как оговаривали на установке, и нанесли кинжальный удар Амелии.

— Говорят, после гола итальянцам вам поступали предложения из Европы.

— Да, было такое. «Аустрия» звала, «Удинезе», «Штутгарт»… Это те, с кем велись довольно конкретные разговоры. Но у нас тогда сезон был в разгаре, клуб не очень хотел отпускать. Да и после молодежного EURO вскоре началось взрослое — в Португалии. И как-то сразу все переключились на этот турнир, а я еще и травму серьезную получил. Все забылось.

— Олег Дулуб как-то сказал: «Если бы я знал столько, как сейчас, в бытность игроком, выступал бы за «Милан». А вы многое переосмыслили, вступив на тренерское поприще?

— Да, очень многое. Даже в 27 лет, когда играл в Жодино, понял, что до этого вообще ничего не знал в футболе. Тренеры пытаются достучаться до игроков, но те не все понимают. У каждого свое видение. Здесь от интеллекта зависит. Одному скажешь — он сразу делает то, что нужно. Второй только через три-четыре попытки может выполнить требование. А третий так и вовсе всегда будет по-своему делать.

— Как можно охарактеризовать нынешнее поколение молодых футболистов? Чем оно отличается от молодежи вашего времени?

— Наше поколение было более целеустремленное. За счет футбола имелась возможность реализовать себя. Понимали, что только через тренировки можно хорошо играть, а, следовательно, получать деньги и славу. А сейчас молодежь имеет больше возможностей, отвлекается на второстепенные вещи. Не все, конечно, но какой-то процент — точно. Для них футбол — игрушка, а не работа. Получится — хорошо, нет — ну, и ладно. Сверхусилия прикладывать не каждый хочет.

— Вы работаете с юношеской сборной Беларуси (U-17), а также дублирующим составом «Шахтера». Можете рассказать о специфике работы с молодыми футболистами?

— С молодыми и просто, и интересно. Они как губка все впитывают, их проще научить. И мои идеи как тренера более быстро переносят на футбольное поле. Интересно наблюдать, как многие ребята прогрессируют. Как работают над своими ошибками, совершенствуются. В общем, растут на глазах. Особенно те, кто анализирует свою игру. Иногда говорю: «Ты можешь сделать другую ошибку, но вот эту — никогда!».

— В составе нынешней молодежи есть таланты, которые в будущем могут стать игроками уровня Александра Глеба?

— На ум сразу приходит Лисакович. Если он продолжит прогрессировать, то вырастет в очень хорошего футболиста. И, возможно, будет блистать не меньше Глеба. В моей же сборной из игроков 99-го года ярких звезд нет. Имею в виду тех, которые на голову выше остальных. Однако есть те, которые держат уровень и прогрессируют. Это Альшаник, Малькевич, Пилиповец, Хлебосолов и другие. С другой стороны, есть пример того же Диканя. Он поздно раскрылся. Поэтому все зависит от самого спортсмена и его отношения к делу.

Admin
Готово
Произошла ошибка