Для начала нужно проговорить главное.

• Британия планировала покинуть Евросоюз еще в марте, но все уперлось в соглашение о выходе — документ, в котором прописаны все условия Брексита.

• У бывшего премьера Терезы Мэй было на руках соглашение с ЕС, но оно не нравилось парламенту. Большинство депутатов раскритиковали «ирландский бэкстоп» — положение, согласно которому либо Северная Ирландия, либо вся Британия могут остаться в таможенном союзе с ЕС. Это стало причиной отставок министров, ответственных за Брексит. Включая саму Терезу Мэй, место которой занял Борис Джонсон.

• Евросоюз дал Британии время до 31 октября. В этот срок государство должно было согласовать новый договор — как внутри (договориться с парламентом), так и с ЕС. Если согласовать не получается, Британия покидает ЕС без всякого соглашения — то есть в одночасье ставит границы, что тут же скажется на простых гражданах. Пока британцы могут свободно работать в ЕС и путешествовать по европейским странам без всяких ограничений.

• Джонсон осенью договорился с ЕС о новом варианте договора — частично изменили пункты о передвижении товаров между Ирландией (остается в ЕС) и Северной Ирландией. Но! Чтобы договор вступил в силу, его снова нужно согласовать в парламенте.

• Ради этого парламент впервые за 37 лет собрался в субботу, кто-то из депутатов из-за этого снялся с полумарафона. Им предстояло важное решение: прийти к компромиссу и обеспечить мягкий выход из ЕС или зарубить идею и оказаться перед неизвестностью. Атмосфера в зале была то серьезной, то не очень: например, выступление Терезы Мэй сопровождалось шутками, смехом и скандированиями.

• В итоге депутаты проголосовали, но по-другому: большинство из них выступили за то, чтобы ничего не решать в субботу и собраться на следующей неделе. Это значит, что Британия по-прежнему стоит перед неизвестностью. Когда будет голосование, никто не знает, Джонсон настаивает на том, чтобы депутаты определились как можно скорее — желательно в ближайшие часы.

Если Британия выйдет без соглашения, в АПЛ наступит хаос

Сразу после референдума о Брексите британские клубы начали подготовку к новому времени. АПЛ очень интернациональна. В прошлом сезоне 77% стартовых составов составляли иностранцы, в нынешнем цифра плюс-минус та же. Беспокойство, что же с ними будет, логично. Худший сценарий для футбола (как и для многих граждан Британии) — выход из ЕС без соглашения. Это значит резкое формирование границ. Последствия будут примерно такими.

1. 31 октября все европейские игроки (то есть больше, чем половина АПЛ) могут стать легионерами. И по идее должны будут добиваться разрешения на работу в Британии по действующим правилам. Тонкости процесса описывали тут, но если кратко, то у футболистов два пути: определенное количество матчей за сборную (многие не дотягивают до нормы — например, звезда «Арсенала» Александр Ляказетт не вызывался в сборную Франции с 2017-го) или специальная экспертная комиссия. Но паниковать, конечно, не стоит. Вероятно, лига попробует оперативно найти какое-то решение, иначе в АПЛ будет некому играть.

2. Европейцы с судимостями (Месси!) не смогут въезжать в Британию. На эту особенность обратил внимание The Athletic. Сейчас границы открыты только для ранее судимых граждан ЕС (у Месси есть испанский паспорт), гражданам с уголовным прошлым из других стран въезд закрыт.

Нападающий «Барселоны» Лионель Месси исполняет штрафной удар в матче Лиги чемпионов против «Ливерпуля». | Источник: Reuters

По логике после Брексита европейцы будут приравнены к остальным иностранцам. Лазейки наверняка найдутся (ведь Англия хочет принимать крупные турниры и финалы еврокубков), но на это потребуется время.

3. Английским клубам запретят подписывать европейских игроков до 18 лет (сейчас пока можно, известные примеры: Фабрегас, Пике, Бельерин). Статья 19 правил ФИФА не разрешает клубам подписывать юных игроков из других стран, но у ЕС была лазейка: свобода передвижения, работы, учебы и так далее. Поэтому клубы АПЛ подписывают несовершеннолетних на тех же правах, что «Барса», «Реал», «Ювентус». Когда Британия перестанет быть частью ЕС, она лишится этой возможности.


Нажмите,
чтобы включить звук

Хотя клубы уже придумали обходные пути — подписывать молодежь через европейские клубы-спутники и ждать, пока футболистам исполнится 18. Например, «Лестер» и «Брайтон» сотрудничают с мелкими бельгийскими командами, а у «Сити» вообще есть обширная мировая сеть.

4. Все британские футболисты мгновенно станут иностранцами в ЕС. И это уже серьезнее: если внутренние законы и правила Британия может подкорректировать с учетом сложности выхода, то на европейские повлиять сложнее. Британские работники за границей мгновенно столкнутся с местными ограничениями. Самый яркий пример — Гарет Бэйл. Ведь «Реал» по испанским правилам может заявлять не более трех футболистов без паспорта ЕС, и эта квота уже исчерпана (Милитао, Родриго, Винисиус). Для валлийца лишнего места нет.

Валлийский нападающий мадридского «Реала» Гарет Бэйл. | Источник: AP 2019

А если все же найдут соглашение?

Нужно понимать, что соглашение (если вдруг примут) — свод правил на переходный период, который продлится до 31 декабря 2020-го. А вот что будет потом, никто не знает. Есть предварительный очень короткий документ (на 14 страниц), в котором прописаны общие вещи: Британия и ЕС будут стремиться к достижению соглашений о временном въезде в деловых целях, безвизовых краткосрочных визитах и совместной борьбе с нелегальной иммиграцией. Из этого следует, что нынешней свободы передвижений и работы больше не будет. Что точно повлияет на АПЛ в будущем.

АПЛ уже почувствовала Брексит и еще больше ощутит его во время зимнего трансферного окна.

Многие игроки и клубы потеряли деньги, хотя формально еще ничего не случилось. После референдума о выходе Британии из ЕС (с июня 2016-го) фунт подешевел на 13 процентов. Это ударило по всем: футболистам, чьи контракты привязаны к фунтам, и к клубам, которые привязывают контракты к евро (например, часть футболистов «МЮ» получают зарплату в евро).

Сложности будут и во время зимнего трансферного окна. Все дело в контрактах. Как правило, с топовыми футболистами молодого и среднего возраста подписывают договоры на пять лет. Но как быть, если никто не знает, что будет после переходного этапа? Сохранят ли европейцы право на работу в Британии? Останутся ли в силе действующие налоговые нормы? Слишком много вопросов, на которые никто пока не отвечает.

***

При этом нужно понимать, что АПЛ ежегодно приносит в бюджет Британии 3,3 млрд фунтов, и прошлый премьер, и нынешний намекали, что для футбола последствия будут минимальными. Душить такой источник доходов новыми правилами не выгодно. Но проблема в том, что Джонсон ничего не решает в одиночку, любое их предложение сталкивается с сопротивлением оппозиции. И привилегированные рабочие права для футболистов (как и другие исключения для АПЛ) нужно будет согласовывать. Мучительно согласовывать.