28 января, источник: Прессбол

«Президент “Ливорно” сказал: покупайте — бразилец стоит миллион долларов». Юрий Пунтус — о планах «Торпедо» — БелАЗа на сезон

А еще — о том, какие процессы бурлили внутри клуба в прошлом году.

Источник: Reuters

У жодинского «Торпедо» — БелАЗа хватает золотого запасу. Но всякий раз чего-то недостает, чтобы наконец-то выиграть медали. Ближе всех к ним была команда Игоря Криушенко. Затем пробовали Олег Кубарев, Вадим Скрипченко и теперь вот Юрий Пунтус. Еще один бывший наставник БАТЭ и сборной Беларуси. Он принял автозаводцев прошлой осенью, успев с тех пор познакомиться с командой. А сейчас полноценно готовит ее к сезону-2020. Конфликт с болельщиками, кардинальная смена состава, потолок зарплат для игроков — это лишь немногие из тем, к которым мы обратились на днях.

Подготовка к сезону набирает обороты. Довольны ее ходом?

Пока у нас все по плану. На днях открыли программу спаррингов матчем с «Молодечно». Впереди — традиционный турнир «Белазовец», где мы точно сразимся со «Слуцком», который возглавляет мой друг Виталий Павлов, а также с «Неманом». Затем — Турция, где проведем два сбора: с 5 по 18 февраля, а также с 22 февраля по 2 марта. Кстати, уже известно, что на первом из них сыграем с боснийским «Вележем», с одной из команд второй лиги Польши, с луганской «Зарей», а также с узбекским «Насафом». А уж затем не за горами открытие сезона. Это четвертьфинал Кубка с «Шахтером»: 9 марта — матч дома, 14-го — на выезде.

Не секрет, что осенью у вас были натянутые отношения с болельщиками. Традиционную встречу с ними перед началом сезона собираетесь проводить?

А я с ними недавно встречался. Не секрет, что на домашнем матче с БАТЭ, которым мы завершали прошлый чемпионат, с их стороны была целенаправленная акция с оскорбительными выкриками. Кто ее запланировал, не знаю. Но мне было очень тяжело слушать такое. Для этого нужно каменное сердце. Конечно, не могу сказать, что мне было безразлично. Наоборот, противно. А предпринять ничего не можешь. Хотелось, чтобы все поскорее прекратилось, но… Я весь матч провел у скамейки. Даже к бровке не выходил. Они тогда испоганили мне настроение. Затем узнал, что все записывалось на камеры. И при желании можно было распознать тех людей через милицию и наказать. Такая история недавно случилась с Дзюбой — он выиграл судебный процесс. Но я сказал, что мне это не надо. И стал инициатором встречи с болельщиками. Потому что те оскорбления — надуманные и, считаю, незаслуженные. Обратился к жодинскому мэтру Александру Сергеевичу Позняку. Попросил обязательно устроить нам такое мероприятие. Оно на днях состоялось на нашей базе. Это были не ультрас, а взрослые серьезные люди, у которых уже есть семьи. Прошел откровенный диалог, он длился полтора часа. Высказывались все. Я пояснил, как отношусь к формированию команды и так далее. Мы пожали друг другу руки и, как показалось, расстались друзьями. Помню, давным-давно, когда тренировал сборную, у меня спрашивали, когда же будет результат. Объяснял, что один его не добьюсь — сделать это мы можем только вместе. Так и сейчас.

Болельщики недовольны тем, что вы якобы разогнали весь прошлогодний состав.

Я очень хотел продолжить работу с двумя игроками — Романом Бегуновым и Владом Климовичем. Думаю, Рому «Шахтер» переманил лучшими финансовыми условиями. Насчет Климовича общался и с Сашей Глебом, и с агентом игрока Женей Гайдуком. Собирался вокруг него и Николаевича выстраивать наш футбол. Раньше Климович мне не сказать чтобы нравился. Но когда начал работать с ним каждый день, мнение изменилось. Понял, что Влад — мой игрок. Однако у него заканчивался контракт. Собирался за границу, а тренируется с минским «Динамо». Вообще, с каждым нашим футболистом я общался лично. И не через, скажем, начальника команды, а сам говорил парням правду, пожимал руку, и мы прощались. Бегунов и Климович потом поблагодарили за работу. Рома — напрямую. Влад — через агента. А остальные, наверное, стесняются.

Но состав все же меняется значительно.

Важно, что я общаюсь с Петром Александровичем Пархомчиком напрямую, без посредников. Еще осенью предоставил ему список игроков, с которыми хочу продолжить сотрудничество. Там было тринадцать фамилий. С остальными мы расстались. При этом со всеми я заранее разговаривал. Каждый футболист — отдельная история. Например, Кузьменок — медленный. Соловей оказался не моим игроком, не подходит под мою схему. Так что уход всех, кроме Бегунова и Климовича, не вызывает у меня сожаления. У некоторых, кстати, контракты были рассчитаны еще на год. И на этой почве вызревали конфликты. Мы выплачивали парням еще одну зарплату — на время их трудоустройства. А они хотели неустойку на год вперед. И нашла коса на камень. Пришлось прибегнуть к юридическим рычагам. Соловей, Мищенко, Щадин, Обрадович и Букорац стали работать с дублем. А что ни тренировка, что ни норматив — двойка по десятибалльной шкале.

А как же лучший игрок команды по схеме «гол плюс пас» Мышенко?

Я и это болельщикам объяснял. Богдан молодец. Быстрый, может обыграть соперника, великолепно ударить. Что есть, того не отнять. Но после потери мяча не возвращается на свою половину, за линию мяча. А болельщики на это почти не обращают внимания. Ладно был бы центрфорвардом. Но ты же крайний полузащитник! Да и физически слабоват.

Правда, что собирались отказаться от услуг Хачатуряна?

Нет. Вымысел, чьи-то сплетни. Нас, наверное, просто хотели тем самым столкнуть лбами. А было так. Наше руководство обратило внимание, что Андрею уже за тридцать. И у меня поинтересовались, поможет ли он команде. Но Хачатурян сегодня — капитан команды, оплот. Игрок, который принесет нам успех.

Горбунов — футболист с именем. С ним вы тоже собираетесь расстаться.

Во-первых, он мало играл. Во-вторых, сделал операцию. Причем она была вызвана не травмой. Его проблемы с бедром — это то, что зарабатывалось годами. Когда настала пора обстоятельной беседы с Андреем, мне было очень тяжело с ним общаться. Но я всегда говорю правду. А она такова. Я Горбунову сказал прямо: «Да, ты завоевал себе имя. Бывший игрок сборной, легионер, участник Лиги чемпионов. Но ты не мой вратарь. Так бывает. Хочу работать с другим голкипером. Дай мне такую возможность». И еще. Не факт, что после операции конкурентоспособность Андрея останется прежней. Его восстановление занимало около четырех месяцев. Мы все это время были готовы исправно платить ему зарплату, а затем расстаться. Но Горбунов на это пока не соглашается.

Вы же собирались заключить контракт с вратарем Игнатовичем. Однако тот подписал соглашение с брестским «Динамо».

Потому что там тренером вратарей работает его учитель Василий Хомутовский. И контракт, думаю, предложили лучше нашего.

Правда, что вы поддержали уход из Жодино прибалтов Спартака Мелкумяна и Томаса Ражанаускаса?

Целиком и полностью. Равно как и директор «Торпедо» — БелАЗа Михаил Хлус, который с Мелкумяном ежедневно пересекался на работе. Могу сказать, что за два месяца работы с Ражанаускасом его как профессиональные, так и человеческие качества ни разу не подверглись сомнению. Но Томас был ставленником этой компании — Мелкумяна и агента Култаева. А коль они покинули Жодино, то и он должен сделать это с ними заодно. Другого пути нет.

А как все началось?

Так понимаю, инициатором того, чтобы я принял «Торпедо» — БелАЗ, был Пархомчик. У нас состоялась длительная беседа. Петр Александрович выразил недовольство обстановкой внутри команды, а также ее результатами. Заодно поставил задачу постараться удачно закончить чемпионат и присмотреться к команде с прицелом на следующий сезон.

Почему взяли селекционером Игоря Гуриновича?

Он большой, великий футболист. Уважаемый человек. Профессиональные качества — на высоте. Но его незаслуженно уволили из «Динамо». А Игорь к тому же еще и мой друг с детства — с восьми лет. Михаил Михайлович Мустыгин — наш первый тренер. Гуринович жил на Харьковской, а я — на Сердича. Расстояние немалое. Но пешком шел к нему, чтобы вместе ехать на тренировку. Вот так мы дружили. Тандем нападающих команды СДЮШОР-5 у Вячеслава Николаевича Автушко был Пунтус — Гуринович. Затем жизнь нас разъединила. Но мое житейское кредо — помогать друзьям. Игорь остался без работы. Золотого запаса нет, сыну три года. Это несправедливо. И подтолкнуло меня к тому, чтобы позвать его на пост нашего тренера-селекционера. И его работой я очень доволен.

Контракт с Капленко — результат его деятельности?

Знаете, игроков предлагают и ему, и мне. Но я перенаправляю всех к Гуриновичу. Он досконально изучает возможности игроков, штудирует видео и так далее. Работает над этим день и ночь. Затем все мне показывает, и я принимаю решение.

Чем вам импонируют те же Капленко, Яшин, Кухарчик, с которыми уже заключены контракты?

Если позволяет время, тренер наблюдает за матчами друзей- соперников. Капленко мне нравился всегда. Понимал, что хочу такого опорника. А здесь молва донесла, что он собирается покинуть минское «Динамо». Тут же начал вести переговоры — как с ним самим, так и с его агентом. Все сложилось удачно.

На Яшина особо не обращал внимания, пока близко не увидел его осенью. К тому времени понимал, что буду прощаться с Кузьменком, Аффи, Мищенко, Гайдучиком. И как раз искал центрального защитника. А «Дняпро» играл на выезде с минским «Динамо». Причем уступил 0:3. Яшин вообще заканчивал тот матч центрфорвардом. И настолько мне понравился, что я сразу задался целью поискать на него досье. Но выдержал моральные устои и переговоры с ним начал уже после встречи «Торпедо» — БелАЗа с могилевчанами.

Что касается Кухарчика, то пока он не игрок «старта». Но уже конкурент Афанасьева на позиции правого полузащитника. Слева же есть По и Левицкий.

Есть версия, что осенью у «Торпедо» — БелАЗа не было финансовых проблем, а сейчас сокращаются зарплаты игроков.

Это не вполне соответствует действительности. Зарплаты я урезаю футболистам по своей инициативе. Мы решили, что теперь они не будут превышать определенной суммы. Чтобы руководить командой и сделать ее по-семейному дружной, нужно поступать справедливо. А это относится и к определению размера доходов игроков. Правда, здесь очень много но. Следует учитывать не только уровень футболиста, но и возраст, и семейное положение, и другие факторы. Молодежь нужно баловать деньгами постепенно. А костяк команды, который обеспечивает результат, должен зарабатывать примерно одинаково. Видимо, до меня этого «Торпедо» — БелАЗу и не хватало.

А возможности у нас есть. И платить мы готовы, если это действительно себя оправдывает. Есть такой футболист — бразильский плеймейкер Мурило из «Ливорно». Команда замыкает таблицу серии «В». Зарплата у него — двенадцать тысяч долларов. Но новый тренер не дает ему прежней игровой практики. А это для настоящего футболиста ужасно. У меня был один игрок, который как-то сказал: «Дайте мне мою тысячу долларов и можете меня даже на поле не выпускать». А вот Мурило — совершенно другой. Его агенты вышли на связь с Гуриновичем. Сказали, что бразилец готов для перезагрузки заключить с нами контракт и играть за значительно меньшие деньги. Я его изучил — он лучше, чем отлично знакомые мне экс-плеймейкеры МТЗ-РИПО Ледесма и Мхитарян. Футболист — просто супер! Но президент «Ливорно» после встречи 18 января с «Виртус Энтелой» сказал: «Покупайте — он стоит миллион долларов». Вот и весь разговор.

Когда вы приняли команду, она была разобщенной?

По крайней мере мне так сказали. Но этого так и не увидел до конца чемпионата. Я живу своими игроками день и ночь. Мне важно, была ли у футболиста температура, поругался ли он с женой и так далее. И парни не стесняются мне звонить. Команда была вполне управляема, а обстановка внутри — толковая и рабочая. На друга нельзя было сказать плохо.

Как вышло, что осенью уступили двум аутсайдерам подряд — «Энергетику» — БГУ и «Дняпру»?

Наша мотивация тоже была высокой, как и у соперников. Проиграй они нам — и вполне могли бы вылететь из высшей лиги, причем напрямую. А здесь еще и на «Спартаке» выступали на льду. Это вообще не футбол был. И нервов осенью получилось больше, чем удач. Такая только одна вспоминается — домашняя победа 4:0 над минским «Динамо». А так все профукали.

Какой находите клубную инфраструктуру?

Ее можно сравнить разве что с Брестом. На базе шикарного уровня три натуральных поля. Условия — великолепные. Дудинка? Конечно, нельзя сказать, что там плохо. Но это профилакторий, летний лагерь. Ты готовишься к матчу с «Ювентусом», а ночью рядом — песни у костра. Это же ненормально. А жодинская база на шаг впереди.

И все же. У вас есть ощущение, что команда после такой кадровой перестройки, с таким составом сможет бороться за медали?

Я просматриваю и выбираю футболистов сам. Громкая фамилия еще ничего не значит. Вот «Ислочь» сейчас идет по пути суперкомплектования — контракты с Янушем, Рыбаком… А я беру игроков не столь известных. Но только время покажет, добьемся мы с ними успеха или нет.

Когда-то давным-давно мой БАТЭ играл с «Минском» на стадионе «Торпедо». Я выпустил на замену юного Стасевича. Он провел отличный матч. Мы выиграли. Юрий Савицкий, который был начальником команды соперника, сказал: «Нас обыграл какой-то Стасевич». А сейчас Игорь — лучший футболист страны, причем два года подряд. Так вот, я связываю большие надежды с этими парнями. Изучаю возможности всех — кроме разве что Афанасьева, которого и так знаю прекрасно. А что из всего этого получится, поживем — увидим.

Егор БАЧИЛО