25 февраля, источник: Vesti.kz

«В Казахстане нет среднего класса. В 10 минутах от города я вижу бедность». Легионер «Кайрата» — о КПЛ и жизни в Алматы

Польский полузащитник «Кайрата» Конрад Вжесиньски раскритиковал казахстанскую премьер-лигу за длительные перелеты команд и игру на искусственных полях. Вспоминая чемпионскую гонку с «Астаной», в интервью Przeglad Sportowy футболист пожаловался, что для столичного клуба специально составляют удобный календарь, рассказал о трудностях в обычной и профессиональной жизни, а также оценил потенциал КПЛ.

— Казахстанская лига все еще не очень внушительна для многих польских
болельщиков. Привыкли ли вы к таким реакциям и, возможно, к вопросам, ходят ли по улицам медведи?

— Я привык к этому, хотя поначалу меня очень раздражало, что во многих странах казахстанская лига заставляет людей смеяться. Сейчас я уделяю этому меньше внимания. Я пытаюсь показать, что там все хорошо.

— У вас были предложения в Польше от «Леха» и «Краковии», но когда появился «Кайрат», у вас не было сомнений?

— Люди из «Леха» и других клубов связывались друг с другом, но там все задерживалось. У меня был шестимесячный контракт с «Заглембе». Представители «Кайрата» оказались решительными и конкретными. Они позвонили, выдвинули предложение, я поговорил с тренером и спортивным директором. Я видел, что у них есть идея, как использовать меня.

— В контексте «Кайрата» больше всего говорят о его базе, одной из самых современных в мире. Увидев ее, вы окончательно приняли решение?

—  Это впечатляет. Особенно тех, кто никогда не был в элитном клубе. Поля всегда хорошо подготовлены, даже сезон не имеет значения. Есть два естественных и два искусственных поля для нас и молодежной команды. Если говорить о городе Алматы, то он отличный, с замечательным климатом.

— Говорят, что столица Казахстана Нур-Султан — достаточно скучный город?

— Это недавно построенный город типа Дубая. Искусственный и без климата. В Алматы есть культурный разрез, много узбекских, корейских и китайских зданий, они переплетены. Есть и постсоветские постройки.

— Что удивило больше всего в Казахстане?

— Конечно, Алматы. Если бы я сравнил польские города, я бы указал на Варшаву, но только окруженную красивыми горами. В получасе от центра Алматы прекрасные семитысячники и красивые горные курорты.

С другой стороны, я бы также сказал об инфраструктуре в «Кайрате», организации работы, организации тренерского штаба. Он так устроен, что теперь впечатляет Гурала (Яцека Гуральски). Но есть проблема — игра на искусственных полях.

Только «Кайрат» имеет естественный газон, который можно использовать в течение всего года. У трех других клубов также есть такой газон, но они играют там только летом. В оставшиеся месяцы они переходят на искусственный газон. Они также могут играть в Нур-Султане на национальном стадионе. Это резервная, аварийная опция, используемая командами, имеющими проблемы с собственным полем. Пять клубов играли в Нур-Султане в течение сезона.

Искусственный газон — это одно, а длительные полеты каждые две недели для матча премьер-лиги также утомительны. Полтора часа — это минимум, когда речь идет о следующей поездке.

— В Польше иногда приходится ехать семь часов на автобусе.

—  Но автобус на земле. Как я уже говорил, я не люблю летать.

— Вы путешествовали на автобусе в Казахстане?

— Это было один раз, в Талдыкорган. Четыре с половиной часа в одну сторону.

— Для Казахстана это в двух шагах.

— В общем, да.

— Марек Зуб, бывший тренер «Тобола», однажды взял машину на 750-километровом пути из Нур-Султана в Костанай. И там был 70-километровый участок, где он даже не двигал рулем, потому что дорога была прямой.

— Мы с женой не могли позволить себе осматривать достопримечательности, потому что она была беременна. Теперь у нас есть дочь, мы проводим время дома. Но нам удалось увидеть ледовый комплекс «Медеу», это в получасе езды от нашей квартиры. «Медеу» находится на высоте более 1500 метров. Красиво расположенный, огромный, размером с два футбольных поля. Они больше не организовывают соревнования, когда мы были там, обычные люди катались на коньках.

— Ваша дочь родилась в Алматы?

— Мы хотели, чтобы ребенок родился в Польше. Но родители жены живут в США, о ней некому было заботиться, и она осталась со мной. Мы нашли частную больницу в Алматы, где они очень хорошо заботились о нас. Дочь не имеет казахстанского гражданства, закон допускает только одно, поэтому мы остались с польским.

— Я полагаю, вы и ваша семья вернетесь в Польшу в будущем. Дочь подрастет, и когда она спросит о месте рождения, вы сможете удивить ее.

— Да, вероятно, мы отвезем ее в Алматы и она увидит город, в котором она родилась.

— Вы чувствуете себя комфортно?

— Мы живем очень хорошо, моя жена тоже счастлива. Центр Алматы очень богат, оформлен в европейском стиле, потому что в город приезжает много европейцев. В Казахстане говорят по-русски, но я знал английский. Это оказалось бесполезным. Один из местных жителей знал английский, но он не признался. Люди таковы, что им стыдно за возможную ошибку, за акцент.

— Говорят, что в Казахстане есть контраст между богатством и бедностью.

— Я заметил, что нет среднего класса, есть богатые и бедные. Я живу в центре, и у нас есть база на окраине города. Через десять минут от больших огней я вижу бедность, здания как в Польше в 1930-х годах. У кого есть роскошная машина, то его сразу любят. В лучшем районе Алматы каждый второй автомобиль — это Porsche или Range Rover. Люди выставляют это напоказ, живут ради шоу. Им нравится показывать, что у них есть деньги, богатство, кто чем управляет, сколько он зарабатывает, как он одет.

В Алматы проживает 1,5 миллиона человек, но зимой их число увеличивается до 3,5 миллиона. В степи существуют экстремальные условия — минус 40 градусов, ветер, поэтому жители едут в город.

По поводу погоды, я застал минус 27, но это было в Нур-Султане, когда я только перешел. При этом, было и плюс 37. Довольно большое расхождение… Просто в Алматы климат похож на европейский, то есть максимум минус 17, 18 градусов и плюс 31, иногда было 35. Мы тренируемся утром или вечером. Погода имеет свои капризы, я играл матчи в минус 20, но я смог выжить.

— Януш Гол играл в России при значительной минусовой температуре. Матч закончился обмерзшими бровями, но там влияла не только температура, а ветер на открытом стадионе.

— Мы играли в манеже с «Тоболом» при такой температуре. Аналогичный стоит в Варшаве, в натуральную величину под крышей. В Казахстане может разместиться 800 человек. Пришли шестьсот болельщиков. Я чувствовал себя странно.

— А какая посещаемость в Алматы?

— Когда стадион принимал матчи Лиге Европы, пришли 25 000 болельщиков. В лиге 7−9 тысяч, для Казахстана это хорошая явка. Престижные встречи с «Астаной» привлекают больше — 13 000 человек.

— Болельщики активны или молча смотрят матч?

— Между казахстанскими и польскими болельщиками существует диспропорция. В Казахстане этот фанатизм выглядит иначе, он более сдержан.

— А интерес СМИ?

— По ощущениям, «Кайрат» — это большой медиа-клуб, один из старейших в стране. Но я предпочитаю не давать интервью, пока не научусь отлично говорить по-русски. Клуб сам заботится о многих маркетинговых кампаниях, у них хорошо развит аккаунт в Instagram, они показывают все матчи в прямом эфире на YouTube, даже спарринги, и есть отчеты со сборов и тренировок.

— Две команды доминируют в лиге. «Астана» выиграла шесть последних чемпионатов,"Кайрат" был вторым четыре раза. Вы не пропускаете такие матчи, как с «Астаной»?

— Хорошо, если бы таких матчей было больше. «Тобол» сейчас хорошо усилился, «Ордабасы» с каждым годом улучшается. Однако команды снизу играют очень оборонительно, большинство из них отстают. На искусственном небольшом поле это выглядит довольно неуклюже.

— В прошлом сезоне вы долгое время лидировали, но стали вторыми, и «Астана» защитила титул.

— Играя в Лиге Европы, у «Астаны» было два матча в запасе, расписание составлено для них. Руководство Лиги помогает командам, которые играют в еврокубках. Когда «Астана» играла в середине недели, она могла расслабиться позже. За месяц у нее было семь или восемь встреч. Мы ждали поездки к ним, мы вели с преимуществом в пять очков. Если бы мы выиграли, оно увеличилось бы до восьми. Но мы проиграли 1:3. В этом матче все было закончено, ментально мы погибли. Мы знали, что «Астана» не потеряет очки в последних играх, они играли с командами из нижней части таблицы.

— Представляю, насколько велико было разочарование.

— У нас была серия из девяти игр без поражений, до встречи с «Астаной» мы были на восходящей волне. Может быть, мы играли в стрессе, мы не могли выдержать давление, потому что у нас молодая команда.

— Ранее «Кайрат» был построен по-другому, были старые звезды, такие как Андрей Аршавин или Анатолий Тимощук. Концепция изменилась, и теперь в клуб приходят молодые игроки.

— Да, и у нас молодой тренер — Алексей Шпилевский. Он воспитан в Германии.

— В течение пяти лет он работал в академии «Лейпцига». Их идеология теперь воплощается в его работе в Алматы?

—  Определенно. Он приглашает игроков под свое видение, они должны быть быстрыми. Я не жалуюсь на скорость, Яцек тоже выделяется своим стилем. Наша задача — быстро прессинговать на половине соперника и немедленно забрать мяч — типичный «Лейпциг». Я счастлив, потому что это тактика для меня. Мы должны делать все в быстром темпе, даже в тренировочных играх, ничего не происходит медленно. Тренер сосредоточен на футболе, тактике и строгости. Все должно быть сделано так, как он хочет. Он также является сторонником доверия к молодежи.

— Вы встречали владельца клуба?

— Он не часто появляется в клубе, но время от времени мы встречаемся с ним. Он объясняет свое видение того, что он ожидает от нас.

— Какое видение? Где должен быть «Кайрат»?

— Прежде всего быть заметным на европейской сцене, но важно, что были казахстанские футболисты. Клуб имеет лучшую академию в стране, которая выигрывает все игры. Через несколько лет клуб планирует 80 процентов казахстанцев в составе «Кайрата». Президент видит команду в Лиге Европы, но в будущем он хотел бы, чтобы большинство составляли местные игроки, а не иностранцы.

— Молодежь перспективна?

— Это многообещающие игроки. Одиннадцать из них летали на сбор в Турцию. Практически все играли в спарринге с «Легией». Они способны, но есть проблема. «Кайрат» привлекает лучших молодых игроков со всей страны, а потом побеждает соперников с разницей в 15 или 20 очков. Там может быть отсутствие конкуренции. Руководителем академии является немец, пришедший после Шпилевского. Физиотерапевты для молодежных команд, как и в первой команде, из Бразилии. Так что это международный уровень.

— Все больше денег вкладывается в казахстанский футбол. Вы уже видите эффект?

— Это видно после трансферов. Раньше они привлекали игроков старшего возраста, и не всегда благодаря им футбол в Казахстане двигался вперед. Но теперь я вижу, какие игроки переходят в «Кайрат», «Астану», «Жетысу», «Тобол» или «Ордабасы». Им от 23 до 26 лет, с потенциалом. Все изменилось. Лучшие клубы в Казахстане богаче польских, а это значит, что они все время двигаются вперед.

— Казахстан уже опережает нас в рейтинге лиг УЕФА. Они занимают 24-е место, Польша на четыре места ниже.

— У них есть такие ресурсы, что это расстояние может увеличиться. Клубы развиваются каждый год — здесь они строят стадион, там модернизируются, база строится в другом месте.

— Но это не приводит к результатам в сборной. В квалификации к Евро-2020 они заняли пятое место в группе с десятью очками, хотя следует признать, что с ними играли Бельгия, Россия и Шотландия.

— Результатов нет, но это только пока. Появится новое поколение игроков, возможно, некоторые переедут в Европу. Наверняка уровень лиги повысится, это уже видно.

— Вам пришлось уговаривать Гуральски, чтобы он принял предложение «Кайрата»?

— Он звонил с вопросами о том, как это выглядит изнутри, о жизни в Алматы, работе тренера. Но он, наверное, знал, что это был за клуб. И эта реальность отличается от того, как «Кайрат» воспринимается в Польше. Это не третий мир, и он не пожалеет о трансфере.

— Вы находитесь в «Кайрате» с Гуральски, Петр Гжельчак играет в «Атырау». Как вы думаете, теперь будет больше польских игроков в Казахстане?

— Казахстан открыт для поляков, и наоборот — наши игроки видят, что эта лига не смешная.

— Это окно в Россию?

— Это верно. Добраться туда казахстанцам легче, культура и язык схожи. Им также не нужны визы для Европы. Многие скауты из России приезжают на наши матчи. Так или иначе теперь Исламбек Куат отправился в «Оренбург», наш капитан Бауыржан Исламхан был интересен «Зениту», а другие игроки были в «Уфе» и «Сочи».

— При этом Георгий Жуков перешел в «Вислу» из «Кайрата». Что мы можем ожидать от него?

— Он очень хорошо технически подготовлен, ему нравится бегать от штрафной до штрафной. Конечно, он выделяется ответственностью, не отпустит ни одного мяча. Он уже играл в Бельгии и Нидерландах, и теперь он хотел снова поехать в Европу. Он спросил меня о «Висле», нашей лиге.

— Если вы получите предложение из чемпионата Польши, то…

— Ну, это сложный вопрос, в жизни нечего нельзя планировать, думать о том, что произойдет. Я ничего не отвергаю, но в этот момент я не хотел бы возвращаться.

— Срок действия вашего контракта истекает через год. Хотите ли вы оставаться в «Кайрате» и дальше?

— Слишком рано что-либо говорить. 7 марта мы начинаем сезон, и я надеюсь, что он будет таким же успешным с точки зрения моей игры, как и предыдущий, и тогда я решу с моими агентами.

— Вы ждете вызова в сборную Польши?

— Я думаю о сборной, но сейчас сосредоточен на тяжелой работе. Пусть результаты говорят за меня.

Напомним, что Конрад Вжесиньски перешел в «Кайрат» из «Заглембе» в прошлом сезоне. В рамках КПЛ-2019 он провел 25 матчей, забил три гола и отдал девять голевых передач.