Если в первой части чемпионата наставника поменяли только в минском «Динамо», то тут почти единовременно и разом случились еще три грустных расставания: Эдуард Градобоев больше не тренер «Белшины», Виталий Павлов сказал «аривидерчи» «Слуцку», а Александр Бразевич психанул и собрался на выход из «Смолевичей».

У всех этих «прости‑прощай» общий знаменатель: расставания проходили на фоне нестабильного финансового положения клубов. Вроде как формально можно скинуть все на отсутствие должных результатов, но истинная картина предстает все же слегка в других красках. Павлов и Бразевич этого и не скрывали: история их демаршей очень похожа и заставляет о многом задуматься.

В начале сезона «Слуцк» был главным возмутителем спокойствия, гром его побед докатился даже до Австралии, а Павлов грамотно руководил командой. Однако недолго музыка играла и на фоне финансовых неурядиц все вдруг рухнуло — глаза потухли и руки опустились. В том числе, как видим, у тренера. Уходя, Павлов не лукавил: «Понимаете, мы небогатый клуб. Директор, когда приходил, урезал на пятьдесят процентов зарплаты, зато повысил премиальный фонд — для мотивации. Чтобы футболисты деньги не получали, а зарабатывали. Но не всех это устраивало…» Истина известная: получать и зарабатывать — вещи разные. Однако не все это, оказывается, понимают.


В «Смолевичах» та же история: финансы давно поют романсы. «Крик отчаяния» Бразевича разлетелся по всей стране. И в его высказываниях легко обнаружить созвучный со словами Павлова мотив. А именно: «Есть команды с 10‑миллионными бюджетами, а есть, условно говоря, с миллионными. Это приводит к расслабленности некоторых футболистов, которые просто не отрабатывают деньги». Тоже хотят получать, а не зарабатывать.

Не будем заглядывать в чужой карман и считать деньги. Однако трудно отделаться от мысли, что «Смолевичи» сегодня — это чемодан без ручки, который и бросить жалко, но и нести тяжело. А вообще, логично было бы задаться вопросом, нужен ли футбольный клуб высшей лиги Смолевичам в принципе? А Слуцку? Городее? Бобруйску? Есть ли возможность у города его содержать, а у клуба — развиваться, а не сидеть на шее свесив ножки? Взять и провести персональный опрос жителей. Кто должен играть в этих командах: легионеры и футболисты средней руки, собранные со всей страны? Или все‑таки местные воспитанники, которых сегодня в составах — кот больше наплачет. И какая у футболистов должна быть зарплата? Какие премиальные за набранные очки? И готовы ли те, кому такой футбол все‑таки нужен, помочь не словом, но и финансово — перечислить на нужды кому сколько не жалко. Пусть даже посредством покупки атрибутики и сезонного абонемента на все домашние игры. Vox pоpuli vox Dеi: так сказать, глас народа — глас Божий. Полагаю, при таком референдуме многое бы прояснилось. Как в финансовой части, так и в векторе развития клубов.

И вот еще что. Есть полное ощущение, что пришла пора нашей Гюльчатай — футбольной федерации — открыть личико. Как это сделала федерация хоккейная: установила потолок зарплат и стала вести прозрачную финансовую политику. И нет больше кривотолков да недомолвок. Вспомните, еще совсем недавно в нашем хоккее тоже творились полный финансовый бардак и вакханалия: клубы жили не по средствам, все деньги проедали и тратили на зарплаты, при этом сетовали на бедность, били на жалость и обижались на отсутствие инвентаря, слабую инфраструктуру и так далее и тому подобное. Пока в федерации не закрутили гайки и не навели порядок. Теперь все четко и ясно: есть потолок зарплат — не более 100 000 рублей ежемесячно на команду. Минимальная зарплата хоккеиста не может быть ниже 1000 рублей и выше 6000. Исключения могут быть сделаны только для иностранных игроков: три человека имеют возможность зарабатывать до 8000 рублей в месяц.

Такая математика в хоккее. А в футболе — своя. Пока, как видим, досчитали до трех…

Сергей Канашиц