7 ноября 2016, источник: Советский спорт

«За что мне в 9 утра такое наказание!» Как сборная России улетала в Катар

Корреспондент «Советского спорта» проводил россиян из отеля, что в двух шагах от аэропорта «Шереметьево».

В понедельник утром сборная России улетела в Катар. Там она будет готовиться к матчу против главной национальной команды этой страны, назначенному на 19 часов по Москве 10 ноября (15 ноября в Грозном — встреча с румынами). Корреспондент «Советского спорта» проводил россиян из отеля, что в двух шагах от аэропорта «Шереметьево».

ПИРОЖНЫЕ ДЛЯ САМЕДОВА

Это в Москве сейчас пробки и слякоть, а за городом хорошо! Небеса щедро отгрузили подмосковным лесам снега, красивыми сугробиками уложили его на деревья. Особенно похорошели ели, хоть замуж их выдавай! Стоят вдоль дороги, чуть изогнувшись под тяжестью снега, красуются, интересничают.

Если за городом вас поселили в приличный отель — это еще лучше. Футболистов сборной России именно туда и определили. Кто-то заехал в него накануне вечером, это по большей части те, у кого матчи были в субботу. Те, кто играл в воскресенье, в понедельник утром.

А если вам из красивого, но все же прохладного Подмосковья улетать в Катар, где температура воздуха плюс 30, — вообще супер! И когда ко всем этим прелестям добавляется ощущение того, что ты, как Георгий Джикия, в сборной России первый раз, это уже какой-то запредельный уровень счастья. Мы, корреспонденты, брали у защитника «Амкара» интервью и на словах он был сдержан, но радость свою скрывал с трудом. Мне даже на мгновение показалось, что от Георгия сияние исходит, но факт этот списал на восторженность, в которую имею обыкновение иногда впадать.

Первый раз я в нее впал, когда в лобби отеля за одним столиком увидел сразу Игоря Акинфеева, Александра Самедова и Юрия Жиркова. Представители ЦСКА, «Локомотива» и «Зенита»! Но в сторону журналистов Игорь посмотрел так, что восторженность моя сразу пропала — понял, что интервью просить бесполезно.

А вот смотреть никто не запрещал. Парни были в нормальном настроении, разве что немного сонные. Оно и понятно — на часах 9 утра, а ведь надо было еще до гостиницы доехать. Жиркову и вовсе пришлось из Грозного лететь. Несолоно хлебавши, после 1:2.

Но не будем о грустном. Возможно, именно так подумал Самедов, когда пошел в кафе за дополнительной порцией сладкого и принес два аппетитных пирожных. Знать, не боится набрать лишний вес. Знает же, что главный тренер сборной Станислав Черчесов сегодня же вечером отправит всех на взвешивание и горе тому, кто нагулял лишнего!

«ВАМ ОПЯТЬ ПРО ТРАВМЫ РАССКАЗАТЬ?»

А вот и сам Станислав Саламович! Строен, подтянут и строг. Прошу его об экспресс-интервью. В ответ слышу: «За что мне такое наказание в 9 утра?» В общем, отказывает, говорит: «Опять про травмы рассказать?» — «Можно прошедший тур обсудить, такой интересный был!» — «Кто тебе сказал? Видишь, какие у нас с тобой разные взгляды. Ну и о чем говорить?». Ну и ладно, в принципе Черчесов говорить не обязан, вот прилетит в Катар, тогда хоть каждый день. На прощание он срезает нас шуткой: «Хотите, просто посидим, кофе попьем? За ваш счет». Премного благодарны, Станислав Саламович, знаем мы, почем в шератонах кофеек! На неделю без обедов останешься….

Мы лучше в лобби постоим, посмотрим, как игроки с завтрака выходят и в дорогу собираются. Одними из последних прилетели Юрий Газинский и Станислав Крицюк из «Краснодара». Понимали парни, что почти опоздали, не стали ждать лифт, рванули наверх пешком, чтобы из клубного переодеться в форму сборной. Крицюк в воскресенье получил травму, до самой ночи не знали — прилетит, не прилетит. Оказалось, повреждение не такое серьезное.

Черчесов про травмы может и не рассказывать, но нам-то надо. В самый последний момент выбыли Александр Головин, Марио Фернандес и Максим Канунников. Про Василия Березуцкого несколько дней назад было понятно, что нездоров. Олег Шатов и Артем Дзюба тоже значатся в графе «Потери», хотя в воскресенье Артем играл против «Терека». Алан Дзагоев, как и Дмитрий Тарасов, травмированы давно. Восемь человек! И ведь практически все могли выйти на поле с первых минут. Словом, хорошо, что впереди не официальный матч, а контрольный.

Думал об этом, глядя, как сборная собирается в дорогу. Неторопливые движения, приглушенные голоса, белые, как снег за окном, костюмы. Ближе к десяти часам суеты и спешки становилось больше, разговоры — громче. Хотели вовремя, до появления главного тренера, поспеть в автобус. Успели все, кроме фотографа РФС. Вопросительно и строго посмотрел на него шагающий к выходу Черчесов. И сказал такие слова:

— Я даже президента ждать не буду!

Правда, не уточнил, какого.