15 ноября 2016, источник: Советский спорт

Рашид Рахимов: Сейчас в сборной России можно экспериментировать

Главный тренер «Терека» Рашид Рахимов перед матчем России и Румынии, который состоится сегодня в Грозном в 19.00 (мск), дал интервью спецкору «Советского спорта».

— Вы впервые будете на «Ахмат Арене», домашнем стадионе «Терека» как зритель?
— Как зритель, не имеющий отношения к тому, что будет происходить на поле — первый раз. Но однажды с трибуны здесь матч уже смотрел — после того, как меня дисквалифицировали. Тогда я все-таки имел отношение к происходящему на поле.

— Вы к сборной отношения не имеете. Тем не менее, можете сказать, что думаете об игре команды.
— Не думаю, что сейчас по игре сборной нужно делать какие-то выводы. Нет напряжения, которое бывает в официальных матчах. Сейчас есть возможность для эксперимента, проверки футболистов, которые могут сыграть на чемпионате мира. Но ближе к Кубку конфедераций нужно определяться с костяком. И к нему лепить футболистов, которые к 2018-му станут боеспособной командой. Пока большого значения результатам уделять не стоит. Конечно, мы хотим побед, но, повторюсь, придерживаюсь мнения, что сейчас можно экспериментировать и не завышать требования к сборной.

— Не слишком ли много испытаний для зрителя? Сначала провал на Евро, потом эксперименты с Коста-Рикой и Катаром…
— Понятно, что мы хотим стать футбольной державой. Хотим выйти на определенный уровень. И если говорить об этом, то мы уйдем в корни — к тому, как надо все строить, брать пример с других стран. Нужно просто посмотреть, что происходило с российским футболом в последние годы. Единственное более или менее хорошее выступление случилось в 2008-м. А до этого 10 лет и после этого почти 10 не было хороших выступлений. Поэтому мы в ожидании.

— Корни — это детский футбол?
— Не только. Академии, обучение тренеров. Я об этом говорил еще в 2006 году и тогда сам ориентировался на немецкий футбол. Немецкие тренеры — Даум, который сейчас, кстати, возглавляет сборную Румынии, Лев — работали в Австрии, которая мне отлично знакома. Мы знаем, как Германия отреагировала на провал в 2000-м, когда каждый клуб занялся академиями, структурой подготовки игроков, тренеров. Нам надо все это выстраивать. Не раз слышал, что нам ближе немецкий футбол.

— В общем, упущено 10 лет — вы же в 2006-м говорили про формулу успеха немецкого футбола?
— Нельзя говорить, что упущено. Просто этому не уделяли должного внимания. Я, как тренер первой команды, понимаю, что игроки приходят недостаточно обученными. Хотя 16−17-летний игрок должен понимать, что такое построение игры, тактика, как играть по позиции, в схеме. И тренеру главной команды надо просто отточить мастерство игрока и подогнать к составу. Но в итоге самому приходится учить. А это потерянное время.

— Не было ни одного игрока, которого вы бы получили готовым?
— Были футболисты с хорошими задатками. Но как они могут их развить — вопрос.

— Вы говорите, что Россия должна стать футбольной державой. Сейчас она не футбольная?
— Мы стремимся к этому. Чемпионат — в шестерке сильнейших. Но это только уровень премьер-лиги. Возьмем ту же Германию: там не только чемпионат, но и все сборные — топ-уровень. Вот о чем я говорю. Ты не можешь иметь в одной лиге топ-уровень, а в остальном нет.

— Мы — можем.
— И я об этом. Хочется, чтобы не только чемпионат был топ-уровня. Обратите внимание на австрийский футбол. Это не главный вид спорта в стране и клубы лиги не имеют больших возможностей, кроме «Зальцбурга». Но академии работают так, что все юношеские, молодежная сборные играют на хорошем уровне. И наша сборная на себе это испытала. Но там проблема — игроки не могут оставаться в австрийской лиге, потому что хороших сразу разбирают.

— Если Россия только должна стать футбольной державой, то футбольная ли Россия страна?
— Да. Но нам нужно выстроить инфраструктуру. Это делается медленно.

— Какой матч сборной в этом году вам больше запомнился?
— Против Коста-Рики хотя, хотя был негативный результат и соперник выглядел предпочтительнее.

— То есть вы выделяете товарищеский матч, а не официальный на Евро?
— Какой бы матч не выделяли на Евро, все равно в голове общий результат. А он не тот, которого ждали.