16 ноября 2016, источник: Советский спорт

Победа и печаль. Михаил Борзыкин — о сборной России

Обозреватель «Советского спорта» разбирает матч Россия — Румыния и подводит итоги третьего сбора Станислава Черчесова.

Победа в последнем матче в календарном году над, как пишут на официальном сайте РФС, неуступчивым соперником по идее должна посеять какой-то оптимизм. А ведь не все так плохо, мужики! Обыграли 34-ю команду рейтинга (мы, напомню, на 53-м месте), что называется, на характере, забив тогда, когда обычно пропускаем. Да и по сравнению с предыдущим матчем против Катара прогресс очевиден — уже бегаем, думаем, исполняем.

При большом желании с этим можно согласиться. Действительно стало лучше, чем было. Но если поставить перед собой цель докопаться до истины, то уже после нескольких взмахов лопатой вскроются заблуждения. «Неуступчивый соперник» не нанес ни одного удара в створ ворот. Командные показатели сборной России — весьма средние. А прогресс по сравнению с Катаром объясним тем, что играть хуже, наверное, просто невозможно.

1. Начнем с главного — строительства новой команды. Это дело продвигается не быстрее, чем возведение питерского суперстадиона. Из-за обилия травм третий сбор превратился в пустую формальность. Новые команды не строят из дублей. Если Станиславу Черчесову и удалось положить пару новых кирпичей, то только в обороне, которая учится жить без ветеранов, и в средней линии, где неплохо проявила себя связка Глушаков — Зобнин.

Все остальное — из серии «собрались, погоняли мяч, разбежались». Что мы наработали на этом сборе для будущего чемпионата мира? Какие игровые связки закрепили? Какие тактические маневры отшлифовали? Где этот багаж, который с каждым сбором должен увеличиваться? Где ясность относительно того, во что мы играем и во что планируем играть в конце длинного товарищеского цикла? Ответов на эти вопросы у меня нет.

2. Против Румынии сборная сыграла примерно по той же тактической модели, что и с Катаром, — 3−5−2. Впервые в двух матчах кряду Черчесов использовал одну схему. Уже хорошо: появляется какая-то тактическая стабильность, базовая расстановка. Но эта модель подразумевает наличие латералей — игроков, закрывающих всю бровку. Седой Самедов и измученный травмами Жирков латералями являются только на бумаге.

Жирков на 8-й минуте получил травму, после чего остановился. За целый тайм он сделал две передачи (ноль точных) в штрафную площадь соперника. После перерыва функции Юрия перешли Зобнину, который тем более не является латералем. Очень мощные цифры выдал Самедов — 11 передач в штрафную с точностью 73% (лучший показатель в матче) — это уровень здорового Шатова. Но половина этих передач была исполнена со стандартов.

3. Тактика 3−5−2 не подходит этому подбору исполнителей. В первую очередь нужны более моторные фланги. В быстрых атаках сборная входила в зону соперника малым количеством игроков. Самедов успевал не всегда, Зобнин во втором тайме де-факто играл третьего опорника, размещенного на бровке, а в центре не хватало глубины. Глушаков в «Спартаке» куда активнее врывается в атакующую линию. В сборной этих маневров нет.

Сложилось впечатление, что не все понимают свои роли в этой тактике. Экспериментируя с позициями и функциями игроков, Черчесов продолжает линию Леонида Слуцкого. Жирков латераля не играл сто лет. Самедов в «Локомотиве» — классический фланговый хавбек. Зобнин весь сезон в «Спартаке» — то слева, то справа, но не в средней линии. Кокорин в «Зените» — игрок правого крыла, а не центра. Могилевец не играет вовсе.

Все эти, надо полагать, вынужденные перестановки не могли не сказываться на командной игре. С Румынией она была более связной и динамичной, чем с Катаром. Но по-прежнему напичканной грубыми ошибками и несогласованными действиями. Точность передач составила 79% (у румын — 83%). Чтобы было понятно, в премьер-лиге такой показатель у «Томи» и «Оренбурга». Меньше процентов нет ни у кого. Вот и весь сказ.

4. Игрока по фамилии Плеймейкер в команде Черчесова нет. А если сформулировать точнее, нет фигуры, связывающей полузащиту и атаку. Как в первом матче от команды были оторваны Ерохин, Полоз и Кокорин, так во втором на острове очутились Миранчук и Кокорин. По-видимому, была надежда на то, что трио Глушаков — Могилевец — Зобнин исполнят некоего коллективного Широкова. Но на троих они сделали лишь 4 острых паса.

5. Главная претензия к Черчесову по третьему сбору — ставка на Кокорина. Даже без Дзюбы и Смолова есть кому играть в нападении. Например, Полозу. Или Панченко. Парня оторвали от ФНЛ, лишив такого праздника! Нет, ну в самом деле, хуже нападающего, чем Кокорин, в российской обойме нет. Потому что футбол, который показывает Кокорин, — физкультурный. Пустая беготня без намека на мысль и качественное исполнение.

В двух прошедших матчах Александр нанес один удар в створ ворот, и тот с пенальти. И это, представьте, центрфорвард. Против румын он выдал 48% брака (то есть ошибался в каждом втором действии), потерял мяч 16 раз (антирекорд матча), запорол выход один на один. На данный момент Кокорин — нападающий очень низкого класса. И тот факт, что главный тренер ему доверяет, настораживает и даже наводит на нехорошие мысли.

6. В 12 матчах в 2016 году сборная России одержала три победы. И ноль — в официальных играх. Если раньше вы слышали о строительстве новой команды и смене поколений, но не понимали, что это такое, то вот это они самые, крайне болезненные процессы. Опоздали с этим лет на пять. А ведь предупреждали, что будет больно. Да не слушали. На данный момент у нас слабейшая сборная за четверть века. И куда она движется, пока непонятно.

Виталий Мутко пообещал, что в 2017 году у сборной России будут более серьезные соперники. А мне бы хотелось увидеть более серьезную сборную России.

Admin
Готово
Произошла ошибка