24 января, источник: Чемпионат.com

Интернет помнит слишком многое: от Фила Невилла нужно отстать

Сексистом и дискриминатором сегодня может стать каждый.

Источник: Reuters

Женская сборная Англии по футболу получила объективно лучший за многие годы повод выйти на первые полосы газет. Новым главным тренером стал Фил Невилл, имевший в своё время неосторожность написать в «твиттере» пару сообщений о женщинах. Некоторые из них были ироничными (например, про то, что он снова избил свою жену и чувствует себя гораздо лучше), некоторые — мечтательными, как тот, где Фил, грубо говоря, видит мужским утром мечты женщину у плиты. Защитницы женских прав в этом моментально уследили в этом радикальный сексизм и уничтожили Невилла суточной травлей — почти как в «Чёрном зеркале».

Я далёк и от сексизма, и от радикального феминизма, поэтому постараюсь максимально спокойно выделить основные моменты, которые приводят меня к одной мысли: от Фила Невилла нужно отстать, а тем, кто занимается травлей, — заняться делом.

Первое. Фил Невилл стал главным тренером футбольной команды, и он будет иметь дело не с мужчинами или женщинами, а с игроками. Это ключевой момент, подчеркните его дважды. Новый коуч «львиц» может что угодно думать о роли женщин в бытовой жизни — это его личное дело, которое не касается профессиональных отношений. Едва ли тот факт, что в мечтах Невилл представляет абстрактную женщину с утра на кухне и за сбором ребёнка в школу, помешает ему определить правильные функции крайних защитников. Конечно, бывает так, что личные взгляды и личная жизнь человека ставит противоречие между ним и работой, но это происходит обычно в тех случаях, когда это противоречие близко к пересечению закона (смотри: Вайнштейн-гейт). Быть уверенным, что женщины вспоминают о своей половой принадлежности только когда речь заходит о выплате счетов (ещё один твит Невилла), уголовный кодекс пока не запрещает.

Второе. Невиллу будет очень сложно работать. Большинство из тех, кто поучаствовали в травле, не назовут и двух фамилий игроков женской сборной Англии, но теперь они будут очень внимательно следить за её результатами. Нет, они по-прежнему не смогут назвать двух фамилий, потому что это им не слишком интересно — им интересны поражения, чтобы завыть о том, что проклятый сексист отправляет сборную прекраснейших леди на дно.

Третье. Это уже косвенно, но всё-таки связано с футболом. С развитием интернета сформировалась целая каста сетевых ищеек. Нет, не тех, что проводят хорошие и качественные расследования, а тех, что под любое событие моментально ищут зашквары. Я окончательно убедился в этом, когда норвежец Мартин Эдегор переходил в мадридский «Реал». Парень чуть ли не в пятилетнем возрасте выложил в инстаграм фотографию с Месси, и спустя 10 минут после новости об интересе «Реала» в твиттере УЖЕ появился скриншот того древнего поста. Люди целенаправленно ищут то, что, по их мнению, должно стать уликой стороны обвинения, но выглядит это всё более и более жалко. Как будто тут партсобрание и обвиняемого вот-вот заставят сдать комсомольский билет, как Мэлса из «Стиляг».

С Невиллом произошло то же самое. Твиты, которые подняли шум, были написаны пять лет назад (ещё одна отличительная особенность таких атак — ищейки категорически отказывают человеку в праве изменить свои взгляды), и понятно, что их искали специально, набирая в поиске твиттера «Невилл» и «женщины». При этом в паре кликов от ищеек страница в википедии, из которой можно узнать, что у дочери Фила Изабеллы церебральный паралич. Ещё пара минут в гугле — и ты узнаёшь, что для него это большая личная трагедия, и он стал много тратить на благотворительность после рождения дочери. Как можно назвать его отношение к женщинам пренебрежительным, если к одной из трёх самых близких его женщин у него такая драматичная любовь? Разбираться никто не желает.

Ну и четвёртое, уже совсем далёкое от футбола, но о нашем времени и об интернете (мы же всё же с вами в сети сейчас). Социальные сети, особенно твиттер, затевались в первую очередь для выражения собственного мнения, своей позиции. Позиция Невилла по женщинам ничем не правильнее и ничем не ужаснее той, что отстаивают те, кто его затравил — она просто другая и не запрещённая законом. Сотни случаев, когда интернет-полиция нравов вытаскивает какой-то пыльный скелет из публичного шкафа ньюсмейкера, заставляют пересмотреть понимание того, что такое соцсеть. Теперь каждый элементарно может дискриминировать женщин, детей, болельщиков «Шеффилд Уэнсдей», сладкую вату и автобусы с гармошкой: достаточно одного твита — и ты не жилец. Это приводит к тому, что люди всё чаще отказываются от собственных мыслей (пусть даже тех, что кажутся странными) в публичном поле, а соцсети становятся всё более рафинированными. Выражение «Сколько людей — столько и мнений» для более-менее известных людей теперь почему-то звучит так: «Сколько людей — столько и мнений при себе».

Мы, 25−30-летние, проведшие в интернете уже большую часть сознательной жизни, уже потихоньку проигрываем этим правилам игры, где интернет помнит слишком многое. Нынешние 18−19-летние других правил фактически и не видели. Люди старше 40, к которым относится Фил Невилл, привыкли, что говорить то, что не переходит рамки закона, можно свободно — что он и сделал.

Сейчас от него нужно просто отстать.