10 июня, источник: Sport24

Экс-спортдир «Енисея»: Аленичев любил прибухнуть. В тренерской холодильник «Шпатеном» был забит под завязку

Бывший спортивный директор «Енисея» Денис Петровский прокомментировал слова экс-главного тренера команды Дмитрия Аленичева, сказанные в эфире программы «Футбол России» на телеканале «Россия 24».

Источник: Sport24

В своей речи Аленичев пожаловался на некомпетентность менеджмента красноярского клуба во время своей работы в «Енисее». Среди прочего, Аленичев заявил, что Петровский «позволял себе в нетрезвом виде входить в тренерскую и рассуждать о каких-то современных футбольных и тактических нюансах».

«Мне очень льстит, что у меня по-прежнему в личных пиарщиках самый титулованный футболист России. Вот и спустя год вспомнил обо мне, соскучился, не иначе. Речь об этой цитате.

Мне приятно, что, по версии Дмитрия Анатольевича, я мастер на все руки — и тексты фанатам пишу, и тренерам раздаю установки на матчи. Вообще, честно признаюсь, я не хотел какого-либо негатива выливать на Аленичева, тем более постфактум. Те комментарии, которые появлялись в публичном пространстве с моей стороны в его адрес, — это были ответы на его, как правило, абсурдные заявления. Вот и в этот раз я вынужденно буду защищаться, ибо молчание в очередной раз могут истолковать как истину.

Погнали по пунктам. Про появление в тренерской в нетрезвом виде — это, видимо, Дмитрию Анатольевичу приснилось в пьяном угаре. Ему бы вообще лучше помолчать на эту тематику. Можно ведь вспомнить историю, как он отдыхал в одном питейном заведении, потом сел за руль клубного автомобиля и поехал по ночному Красноярску. Будучи остановленным патрулем ГИБДД, первым делом как раз позвонил сотрудникам клуба — на место приехал зам директора по фин-правовым вопросам, но к этому моменту Дмитрий Анатольевич отказался от освидетельствования. Как вы думаете, почему? Со слов моего коллеги, наш тренер был, мягко говоря, не в состоянии. Когда он пришел в сознание на следующий день, то первым делом выступил в прессе, обвинив руководство клуба, что подстроили ситуацию. Хотя буквально за неделю до этих событий как раз состоялось трехстороннее обсуждение — учредитель, директор клуба и главный тренер. Было принято решение доработать до конца года, а там уже сделать какие-то выводы о дальнейшем сотрудничестве. Никакого практического смысла что-то там дополнительно подстраивать не было. Только Дмитрий Анатольевич к тому моменту настолько расслабился, что позволял себе отдыхать у всех на виду в публичных местах, употребляя разные напитки. Стоит ли удивляться, что нашелся доброжелатель, который его узнал, увидел, в каком состоянии человек садится за руль и позвонил в ГИБДД? Сейчас, после истории с Ефремовым, эту ситуацию общественность бы иначе расценила, а тогда все были уверены в происках руководства клуба.

Дмитрий Анатольевич вообще любил прибухнуть. Само по себе оно, наверное, ничего страшного, если только это происходит не в тренерской, и у тебя там не забит холодильник «Шпатеном» под завязку, а администратор команды вместо подготовки к тренировке «шестерит» в магазинчик за поиском свежей рыбки. В весенней части сезона-17/18, когда мы с треском упустили 10-очковый отрыв и с первого слетели на третье место, на одну из тренировок Дмитрий Анатольевич просто не смог выйти, потому что отмокал в восстановительном центре в хамаме. Тогда тренировочное занятие провел Титов. И это факт, который лицезрели и некоторые футболисты (не то, что занятие вел Титов, а то в каком состоянии был хэд коуч). После этого инцидента был разговор с директором и на некоторое время веселье в тренерской подвязалось. Для тех, кто поспешит обрушиться с критикой, мол, что же вы раньше его не оштрафовали — так, Легенда же, нельзя. Вот даже и в истории с лишением прав многие болельщики были на стороне Легенды, им же можно все, и даже чуть больше.

Теперь по поводу моего появления в тренерской, где я якобы пытался умничать о тактике игры. Формально, тренерские штабы всех трех подразделений ФК «Енисей» (основа, молодежь, женская команда) согласно штатному расписанию сначала подчинялись спортдиру, а потом уже директору. Но что касается главной команды, то, конечно же, я этим за два сезона ни разу не злоупотреблял. Единственный раз я зашел к ним в тренерскую с критикой — после домашнего матча с «Уралом». Это была ПЕРВАЯ по-настоящему домашняя игра в Красноярске. Персонал стадиона, клуба, тогдашний министр спорта, подрядчики сделали все возможное и невозможное, чтобы сдать стадион в эксплуатацию раньше намеченного срока. Каких только сил стоило убедить РФС и РПЛ в порядке исключения допустить наш стадион к проведению матча, чтобы потом в присутствии 12 тысяч зрителей увидеть то, что было в первой домашней игре РПЛ? Сами футболисты говорили о том, что в раздевалке апатия и никто не пытается ими управлять. Поэтому я и спросил в тренерской, что, собственно, происходит? Да, это было в грубой форме и с использованием ненормативной лексики. Да, по форме подачи, конечно, я был неправ. Но это произошло лишь от того, что мне не все равно. Я в конце 90-х еще школьником ходил на Центральный стадион смотреть матчи второй лиги. Тогда и представить не мог, что когда-нибудь не просто буду лицезреть вышку в родном городе, но и сам принимать участие. Поэтому «Красноярск» и «футбол» для меня это не просто география отработки своего трудового договора, а нечто большее.

Ну и в завершение. Что касается общения Дмитрия Анатольевича с фанатами. Прикрепляю этот ролик. Илья Казаков, обратите внимание. Да, это не после «Динамо», о чем он говорил у вас в эфире, но это показательно в плане того, насколько он душевно с ними общался.

ЗЫ. Я так понимаю, спустя год без работы Дмитрий Анатольевич решил обновить свое резюме в прессе. Ну что ж, пусть потенциальный работодатель знает его с разных сторон, — написал Петровский в фейсбуке.