11 ноября 2016, источник: Спорт-Экспресс

Что случилось с Шатовым? Колонка Казакова

Колумнист «СЭ» — о хавбеке «Зенита» и сборной.

Источник: Спорт-Экспресс

FOOTБОЛЬНЫЕ ЛЮДИ
Илья КАЗАКОВ.

Одним из главных разочарований, оставшихся рубцом на душе у Леонида Слуцкого после Euro-2016, было разочарование в игроках.

Герман Ткаченко, не только влиятельный, информированный, но и креативно мыслящий человек, прекрасно знающий, как думает тренер ЦСКА и недавний тренер сборной, объяснял искушение Слуцкого согласиться на совмещение прошлой осенью так:

«В ЦСКА Слуцкий в силу известных причин, лишен возможности работать с лучшими футболистами страны. А сборная дала ему это, оказавшись не только работой мечты, но и своеобразным football manager. Бери кого хочешь, используй как хочешь. Придумывай, мотивируй, твори. На фоне жесткого и экономного бытия в клубе — неограниченный простор для творчества. Широков, Дзагоев, Шатов, Кокорин, Смолов, Самедов, Жирков и так далее».

Но парадоксальнейшим образом творчества не получилось. Были причины объективные — травмы, в первую очередь. Были причины субъективные. И основная из них, как понимаю, следующая:

Некоторые игроки оказались не готовы к Euro. Те, на кого рассчитывал тренер, как на футболистов не просто стартового состава — как на лидеров.

В том единственном и громко прошумевшем интервью Слуцкий говорил откровенные и жесткие вещи. О том, что некоторые игроки «поплыли», что у них не было характера и самоотдачи. И что его тренерская ошибка в том, что он переоценил их игровые возможности. Думая, что они могут решать те задачи, которые он перед ними поставил, — игрового и тактического плана.

Спустя почти полгода, в день матча с Катаром, больше всего хочется понять — насколько Слуцкий был прав в своей той запредельной критичности. И насколько новая сборная уже готова отбрасывать тень в следующее лето. В Кубок конфедераций, который Россия теоретически имеет неплохие шансы выиграть. Поскольку Португалия — это не Испания. Поскольку Германия приедет молодежной сборной. Поскольку чемпион Южной Америки Чили, а не Бразилия или Аргентина. На бумаге наши шансы выглядят удивительно неплохо.

Но на деле — в силу объяснимой ротации состава — нет никакого понимания, как сборная будет играть летом 2017-го. Шатов или Ерохин, Кокорин или Смолов, Дзюба или Полоз, Самедов или Миранчук? Этого не знает никто. Возможно, только Черчесов.

А, может быть, и он тоже.

Лично для меня главная загадка — что происходит сейчас с Олегом Шатовым. Игроком, в котором все видели преемника Романа Широкова в качестве диспетчера и мозга команды, но который сейчас то играет, а то оказывается в запасе. Он не был вызван Черчесовым на этот сбор не по причине травмы, а в силу удивительно низкого для самого себя качества футбола в последних матчах за «Зенит». Когда на одну передачу вперед приходились две поперек и одна назад.

Сомнений, что Шатов, как только он наберет былую форму, вернется в сборную, — никаких. Черчесов умеючи выдержал паузу перед вызовами Глушакова и Кокорина. Ему хватило первого сбора, чтобы увидеть — стал ли своим в команде Нойштедтер. У тренера нюх не только на игроков (один пример Зобнина чего стоит), но и на их текущее состояние — можно увидеть, как при нем заиграл, например, Самедов, которого Семин в этом сезоне меняет после первого тайма.

Вопрос только в том, что должно измениться в самом Шатове или в ситуации вокруг него? Чтобы он оказался прежним — тем, кто стремительно прогрессировал в «Урале» и «Анжи». Кто оказался единственным из молодежной сборной Писарева, кого Фабио Капелло сразу же начал ставить в состав после израильского Euro-2013 — где сборная, попав в непростую группу, сыграла ниже всякой критики. Несмотря на Шатова, Дзагоева, Смолова, Черышева, Кокорина, Щенникова в составе и Крицюка с Канунниковым в обойме. Шатов дебютировал у Капелло ярко — забив в дебютной же игре Исландии и потом Норвегии. А с мая 2014-го больше не забивал. Ни в отборочных, ни в товарищеских матчах, ни на чемпионате мира и Европы. У нещадно критикуемого Кокорина — футболиста схожего высочайшего потенциала, пусть и другого амплуа — голы были. У Шатова нет.

Я разговаривал со многими тренерами на этот счет. Кто-то говорит: Олег слишком мягкий. Не бесхребетный, а именно мягкий. Войдя в зону комфорта, он не хочет из нее выходить. Близкое окружение игрока эту мысль повторяет, пусть и произнося ее чуть иначе: Шатову нужно, чтобы его любили, тогда он будет летать. Ну и напоминает о травмах, конечно.

Немногие знают, что три последних сезона Олег играет с травмированным голеностопом, потеряв чувствительность этой части ноги. Он даже ездил в Финляндию, показаться одному из лучших врачей Европы в этом вопросе. Для игрока-технаря это важнейшая задача, которую решить пока не удается. Но только ли в поврежденном голеностопе дело? Если даже с этой проблемой Шатов в прошлом сезоне в Лиге чемпионов забил 3 гола и отдал 2 передачи. Вопрос можно ставить иначе: возможно ли, чтобы российский футболист высокого уровня провел хотя бы пять-семь лет без спадов?

Кто-то считает, что причина кризиса — отъезд Халка, с кем Шатов смотрелся единым целым. Кто-то говорит, что в его арсенале слишком много приемов из мини-футбола, что сейчас уже не так актуально на большом поле.

Но что самое поразительное — все сходятся в одном. Упрекнуть игрока вроде бы не в чем. Так бывает — когда футболист теряет свою игру и начинает ее искать, нервничая, подстегивая себя и пытаясь руководить другими. В советском футболе была такая примета: как только игрок начинал жестикулировать партнерам на поле, хорошей игры от него сложно было ждать. А когда опускаются руки, футболист начинает играть проще. Заметно по последним матчам, что Шатов боится потерять мяч, и долго думает, подыскивая лучший вариант. Его футбол стал удобным для него самого, но потерял остроту.

И все они, совпадение или нет, говорят, что невозможно играть через не могу, если ты это не делаешь каждый раз. Что игроки, родившиеся в 90-х, пока не готовы к лидерству.

После краха «Анжи» Шатова очень хотел видеть в «Рубине» Бердыев. Но он выбрал «Зенит», несмотря на иную конкурентную среду, где был Данни, — и справился. Именно португалец, а не Шатов, начал оказываться в запасе. Его всегда любили тренеры, и он всегда играл от звонка и до звонка весь сезон.

Пока не пришел Луческу, который сперва лестно отозвался о Шатове, а потом начал критиковать его через СМИ. Это был первый тренер в карьере Олега, который не делает на него ставку. И первый, кто настоял на покупке игрока на позицию Шатова, хотя у «Зенита» эта позиция не была приоритетной в трансферах — и оказался прав с приобретением Мака.

Получается, что Шатов впервые в карьере оказался в кризисе, где все непривычно, и все надо решать через незнакомые прежде усилия.

Та самая потеря зоны комфорта, о необходимости которой говорили, — в плане дальнейшего роста.