18 ноября 2016, источник: Спорт-Экспресс

Еременко как Марадона: вне игры за кокаин

УЕФА объявил решение по делу полузащитника ЦСКА и сборной Финляндии.

Источник: Спорт-Экспресс

В пятницу Контрольный, этический и дисциплинарный комитет (КЭДК) УЕФА объявил решение по делу полузащитника ЦСКА и сборной Финляндии Романа Еременко. Футболист отстранен на два года от всех соревнований, после того как положительный результат дала его допинг-проба, взятая после матча группового турнира Лиги чемпионов с «Байером», который состоялся 14 сентября в Германии. Анализ пробы А показал наличие в организме кокаина и его метаболита — стимулятора, относящегося к категории запрещенных веществ согласно списку ВАДА за 2016 год по классу S6, его употребление запрещено в соревновательный период.

Хавбек признан виновным в нарушении антидопинговых правил УЕФА (редакция 2016 года). КЭДК постановил дисквалифицировать Еременко на два года, начиная с 6 октября нынешнего года, даты предварительного отстранения. Решение может быть обжаловано в течение трех дней после получения письменного обоснования вердикта. Еременко дисквалифицирован на два года

Я знаю Романа Еременко шапочно. Но, как и многие другие, включая тех, кто с ним знаком куда ближе, шокирован тем, что это произошло именно с ним. В нашем футболе есть ряд персонажей, которые, попавшись на кокаине, не сильно удивили бы. Но не он.

Семья, трое детей, пять языков (последнее для футболиста — вообще что-то невероятное). Безупречная ранее репутация. Положительный образ и открытая улыбка повзрослевшего участника телепрограммы «Умники и умницы». Явное удовольствие от игры, которое полузащитник получал сам и дарил тем, кто на него смотрел.

И тут — такая необъяснимая, фантасмагорическая, запредельная глупость. Глупость, на ровном месте разрушающая карьеру, — и дай еще бог, чтобы не жизнь.

Не собираюсь выступать в роли моралиста. У каждого из нас — свои слабости, и понять, что произошло с человеком, можно, только если хорошо его знаешь — чего о Романе, повторяю, сказать не могу. А то, что с ним последнее время происходило внешне, выглядело благополучно и никакому срыву вроде не способствовало.

О большой семье уже сказано выше. Отличный контракт до лета 2018 года, которым стоило бы дорожить. Высокая для игрока РФПЛ трансферная цена, согласно transfermarkt.de — 15,3 миллиона евро. После трудного прошлого сезона в футбол он в начале нынешнего играл превосходно, на него не могли нарадоваться, его голы и передачи решали исход одного матча за другим. Можно сказать, на нем держалась армейская команда. Не думаю, что с атмосферой в ней были какие-то проблемы: о том, что даже в сложные времена ЦСКА — одна семья, не говорил только ленивый. Даже книга о семье Еременко в Финляндии только что вышла….

Мы разговаривали с ним в июле 2015-го после контрольной встречи красно-синих на московском стадиончике «Октябрь», и Роман говорил: «Я себя здесь отлично чувствую. И ощущаю, что отношение ко мне в ЦСКА очень хорошее. В данный момент все супер! У меня еще три года контракта, и планов куда-либо уходить пока никаких. Если, конечно, “Барселона” не позвонит…».

И беззаботно рассмеялся. Жизнь в ту секунду казалась ему безоблачной.

Теперь не только «Барселона» никогда уже не позвонит, но и ЦСКА наверняка контракт разорвет — пусть сейчас генеральный директор армейцев Роман Бабаев и говорит, что до получения мотивировочной части так вопрос вообще ставить нельзя. Но это — пока.

На благотворительность со стороны клуба, когда ты его так подвел, понятное дело, рассчитывать не приходится. После того, разумеется, как в УЕФА рассмотрят и наверняка отклонят апелляцию. И дай еще бог, чтобы не вкатили больше — ведь за кокаин теперь полагается от двух до четырех лет дисквалификации. Поговаривают также, что не случайно ЦСКА не потребовал вскрытия пробы В — в этом случае (когда, выходит, обвиняемая сторона идет в «несознанку») вероятность удвоения срока дисквалификации была бы гораздо больше.

Когда-то Диего Марадона в Неаполе получил за кокаин 15 месяцев. Что ж, есть повод для сравнения. Еременко — как Марадона. Вот только в чем, Господи?..

Вспоминается довлатовский «Заповедник»: «С твоими пороками нужно быть как минимум Хемингуэем».

С этим пороком, как выяснилось, недостаточно быть даже Марадоной….

Чтобы люди, те же болельщики, хотя бы попытались его понять (если это, конечно, ему надо), выход у Романа один — высказаться самому. И желательно как можно более честно. Безапелляционно судить о мотивах срыва, как минимум не выслушав вторую сторону, — тоже неправильно. Пусть результат допинг-теста и говорит сам за себя.

Но опять же — если футболист решит, что своими признаниями сделает себе и близким только хуже, за это его уж точно осуждать не возьмусь.

ВСЕ СТАЛО ЯСНО, КОГДА В НЬОН НЕ ПОЛЕТЕЛ БАБАЕВ

То, что все плохо, стало понятно еще в прошлую пятницу, когда Еременко и представители его стороны отправились в Ньон, в штаб-квартиру УЕФА. Явным показателем безнадежности стало даже не то, что все до единого наотрез отказались от каких-либо комментариев (в конце концов, таково могло быть требование УЕФА), а то, что в Швейцарию не полетел Бабаев. Сам, кстати, первоклассный юрист.

В 2009 году после ничьей 3:3 ЦСКА в матче Лиги чемпионов с «Манчестер Юнайтед» на «Олд Траффорд» допинг-пробы Сергея Игнашевича и Алексея Березуцкого дали положительный результат на вещество катин, но в УЕФА красно-синим удалось одержать безоговорочную юридическую победу: за врачебную ошибку (невнесение лекарства судафед в список употребленных защитниками) клуб был лишь оштрафован, а игроки задним числом дисквалифицированы на один матч с «Бешикташем», который к тому времени уже пропустили. И Бабаев тогда на многочасовой «разбор полетов» летал….

Впрочем, теперь особых надежд и не было. Ни для кого из более или менее сведущих в футболе людей вердикт УЕФА откровением не стал. Информация о том, что в «деле Еременко» фигурирует именно кокаин, гуляла давно — просто ни у журналистов, ни у кого-либо другого до этой пятницы не было юридических оснований это открыто утверждать.

С учетом 29-летнего возраста полузащитника, вернуться в футбол в 31 вполне возможно. Вот только — в какой футбол? Уж точно не в итальянский, о возродившемся интересе которого к Еременко последнее время говорили все чаще. И вряд ли в российский — по крайней мере, на топ-уровне.

Финский же — едва ли то, чем грезил безоговорочно лучший атакующий футболист ЦСКА в начале этого сезона. Когда сравнивал счет в Леверкузене и открывал в Петербурге, забивал победные мячи в Оренбурге и Томске, да и просто играл здорово. И все причитали: как же могли такого парня в сборную-то вовремя не заарканить, финнам отдать….

Эдуард Стрельцов, отсидев пять лет в колонии и семь — без футбола, не просто возвращался, а дважды становился лучшим футболистом СССР. Но Стрельцовых много не бывает. И, например, Юрий Севидов после четырех лет вне игры уже не смог стать таким, как до того в «Спартаке» — хотя и провел три сезона в «Кайрате». При том, что вернулся в 27 — как, кстати, и Стрельцов. Еременко будет на четыре года больше — но он ведь и эти два года проведет несколько иначе, чем знаменитые советские футболисты, попавшие в куда большую беду.

Поговаривают, что гипотетическая возможность получить меньшее наказание — вроде восьми месяцев — у Еременко была, но для этого требовалось чистосердечное признание хавбека. Где, когда, с кем… Но, исходя из тех скупых данных, которые по крупицам удается из неофициальных источников выяснить, футболист и его представители пошли по другому пути — пытались доказать, что наркотик попал в его организм случайно. Подсыпали.

Судя по всему, доза, обнаруженная в организме, возможность какой бы то ни было случайности исключила.

По некоторым данным, Еременко ловили дважды в течение десяти дней. В одной его пробе в организме обнаружены следы кокаина. Во второй — уже по полной программе.

«ПРОФЕССИОНАЛЫ» НАШЕГО ВРЕМЕНИ

А теперь — одна очень важная вещь. Общая, а не частная. И, подчеркиваю, она не относится именно к Еременко, поскольку конкретных обстоятельств дела мы не знаем. Например, как именно кокаин попал в его организм.

По-моему, мы недооцениваем атмосферу, которая царит среди сегодняшних футболистов. Принято считать, что нынешнее поколение игроков гораздо профессиональнее предыдущих — потому лишь, что платят им несравнимые деньги, и есть что терять. Это для советского футболиста, мол, запой был нормой — но тогда и играли, и пили. А нынешние, дескать, своими миллионами дорожат и здоровье берегут.

Такие, наверное, тоже есть. Но вот разговаривал я на днях не для печати с одним действующим футболистом. И услышал, что в московских командах существует практика проверять игроков после выходных. И что некоторые якобы используют кокаин не для «кайфа», а для того, чтобы выходить из… запоя (!): «приободрился» — и на тренировку.

Самые шокирующие детали этого разговора я опущу. Тех, что привел, по-моему, достаточно. Фантазировать моему собеседнику абсолютно незачем….

Из этого же разговора я услышал, что некоторым другим нашим известным игрокам просто повезло. Их не поймали. В критический момент не им выпало идти на допинг-контроль. Фамилии тут на публике не назовешь. Ибо — недоказуемо. Но подобная история была не одна.

Все эти признания заставляют понять про наш (и не уверен, что только наш) футбол несколько больше, чем-то, что лежит на поверхности. И дальше лезть, честно говоря, даже не хочется.

Понятно, ни в коем случае нельзя обобщать, и многим игрокам такое времяпрепровождение и в голову не приходит. Но можно поразмышлять еще об одной, достаточно неожиданной, грани того, почему зачастую так беспомощны оказываются футболисты нашего чемпионата, когда наступает время серьезной игры.

И подумать, что, раз у людей остаются время и силы на такой отдых, российская премьер-лига не выжимает людей без остатка. Не заставляет играть и тренироваться на таких оборотах, когда ты понимаешь: позволишь себе вольности в быту — автоматом вылетишь из этого футбола, как пробка из бутылки. Лишишься щедрого контракта и перейдешь на хлеб с водой.

Вот поэтому я и хочу, чтобы все перспективные молодые ребята как можно быстрее уезжали из России в те чемпионаты, интенсивность и честность которых уводит прочь от таких соблазнов. Тех, перед которыми, видимо, устоять не могут изначально даже не испорченные люди….

…А техничному, яркому, талантливому футболисту Еременко могу пожелать одного. Поддержки семьи, близких и друзей в сложившейся ситуации. Она ему сейчас будет очень нужна.

И через два года, несмотря ни на что, вернуться в большой футбол. И получить шанс. И доказать, что случившееся было нелепой случайностью. И вновь после очередного удачного матча, ответив на вопрос журналиста, беззаботно смеяться. Пусть уже даже без слов: «Если, конечно, “Барселона” не позвонит…».

Игорь РАБИНЕР.

Admin
Готово
Произошла ошибка