21 декабря 2017, источник: Чемпионат.com

Геркус: Сёмин имеет право на точку зрения, но «Локомотив» выстроен иначе

Президент «Локомотива» — о Сёмине, Фарфане, первом месте в таблице и даже немного об Олимпиаде.

«Задача прежняя — оставаться в топ-пять»

— У «Локомотива» плюс восемь очков в таблице по отношению к ближайшему конкуренту. За счет чего?
— Самоотверженная командная игра приводит к очень-очень радостному результату. Мы не выключались из игры — вырывали победы перед финальным свистом. Играли, несмотря на усталость. Важно, что парни не просто отбивались, а атаковали. Ну и в целом отмечу отличную работу всей клубной системы: игроков, тренеров и менеджмента.

 — Насколько состав «Локо» соответствует первому месту?
— Первое место случайностью не бывает. Значит, игроки соответствуют.

 — Не всегда побеждает лучший состав.
— Всегда.

 — По данным Transfermarkt у «Локо» шестая стоимость состава в РФПЛ.
— Это говорит о том, насколько эффективно подобраны футболисты. Насколько хорошо они друг друга понимают. Наши игроки демонстрируют больше, чем каждый из них по отдельности. Это история успеха каждого из характеров.

— За полтора сезона в «Локо» вы, кажется, не пропустили не одного матча?
— Да, был на всех домашних и выездных.

 — И после каждого заходили в раздевалку. Зачем?
— Считайте это нашим ритуалом. Я благодарю за игру футболистов, тренеров, массажистов, врачей и остальной персонал. При этом не важно, как матч закончился. Я здесь. Мы рядом. Одна команда.

 — Как Иванов в «Урале», не планируете пересесть на скамейку запасных?
— Я два-три раз не выдерживал волнения и приходил за скамейку. В том числе это было на финале Кубка России. Но в целом, мне кажется, это лишнее.

 — В понедельник прошло очередное заседание совета директоров. Что-то важное решили?
— Это было рутинное заседание. Они уже стали плановыми. Обсудили необходимые вопросы, все прошло в рабочем режиме.

— Какой смысл проводить совет директоров чуть ли не каждые две недели без особой необходимости?
— Если совет считает, что такой формат необходим — значит есть.

 — Задача на сезон прежняя — оказаться в топ-5?
— Да. Это не пересматривалось.

«Нынешняя химия в “Локомотиве” — чудо»

— Помните вашу первую встречу с Семиным?
— Мы договорились встретиться дома у Юрия Павловича. Он спустился на улицу в районе Арбата, встретил меня. Я испытывал определенное волнение. Семин — история нашего клуба. Он показался человеком, соответствующим репутации легендарного тренера. Уверенно рассуждал о составе, приводил факты, анализировал. Я тогда не так детально представлял команду. Встреча произвела на меня впечатление.

 — Сейчас впечатляет Фарфан. Когда он был незаметен, вас люто критиковали. Когда нападающий заблистал, Семин отметил лишь заслугу тренерского штаба. Не обидно?
— Очевидно, что тренеры вложили в Фарфана свой труд. Хотя игроки бывают разные. Так совпало, что сейчас встретились именно этот игрок и этот тренер. Один в состоянии выйти на прежний уровень, а другой помочь ему это сделать. Не стоит забывать и про партнеров, рядом с которыми Фарфан оказался. Вся эта химия — чудо. Даже не хочется говорить, что здесь дело в каком-то одном человеке.

 — Ваша цитата: «Я снабдил Семина оружием, которое вынесло «Зенит».
— Отдаю все лавры тренерскому штабу и Юрию Павловичу лично. Они проделали замечательную работу.

— Семин недавно сказал, что президент клуба должен отвечать за экономику, а тренер — за спортивную часть. Вы согласны, что президент не должен заниматься спортивной составляющей?
— Его точка зрения имеет право на жизнь. У нас в «Локомотиве» этот процесс выстроен немного иначе. Я понимаю, почему наш главный тренер так думает. Юрий Палыч — больше, чем главный тренер. Он чувствует ответственность за разные области. У нас с ним общая цель. Если говорить конкретно о результатах моей работы, то мы весьма успешно выполняем задачи, которые ставит РЖД. У нас повысилась посещаемость. Растет коммерческая выручка. У нас хорошая ситуация с молодежным футболом. Развивается бренд. Кстати, мы неплохо выступаем в чемпионате России и Лиге Европы, если вы заметили. Обычно я не совсем доволен, но сейчас наоборот. Команда менеджеров хорошо выполняет работу. Подчеркну, что это совместная работа всего клуба: и менеджмента, и тренерского штаба, и игроков. За что еще раз всем им хочу выразить благодарность.

 — Вас критиковали за подписание Медведева с подъемными в 3 миллиона евро…
— В переходах многие вещи не очевидны сразу. Я считаю, что нам удаются трансферы. Можно объяснять это везением или профессионализмом — это мы не затрагиваем. Приобретение Никиты — оправданный и дальновидный шаг. Пускай критикуют. Хотя есть клубы, которые накупили больше футболистов и подороже.

 — Покупка молодого вратаря понятна, когда двум другим за 30 лет. Вопрос в другом. На тот момент приоритетом считался нападающий, и казалось, что «Локо» в деньгах сильно ограничен.
— Журналисты и болельщики часто создают фон, утверждая, как нужно делать. У нас разве сейчас есть какие-то неполадки в атаке? У нас великолепное нападение. Мы не остались без нападающих. У нас очень сбалансированный состав. Кто-то думал одно, а мы чувствовали иначе. Поживем — увидим. И итоги подводить будем в конце сезона.

— Все, с кем я общался, говорили, что вторым вратарем считался Медведев. Допускаете, что Семин ставит Коченкова, чтобы показать неоправданность трансфера Медведева?
— Это домыслы. Такого не может быть. У нас три сильных вратаря. О такой ситуации можно только мечтать.

 — В нападении есть Фарфан и Эдер. Сейчас вернется Ари. Дзюба больше не интересен «Локомотиву»?
— Все же сейчас Дзюба для нас не очень актуален. У нас есть три форварда. Как правило, мы играем в одного. Редко используем двух. Брать еще четвертого человека, чтобы 2−3 из них оказались на скамейке — это риски. И вы сами понимаете, к чему такое приводит.

 — Верно ли, что теперь все трансферы вам нужно согласовывать с советом директоров?
— Финансовые условия трансферов всегда согласовывались с советом директоров.

— Покупка Медведева тоже?
— Да.

«На наши матчи приезжали скауты «МЮ» и «Тоттенхэма»

— Ваш лучший и худший трансфер в «Локо»?
— Наверное, Фарфан — по эффекту, по той радости, которую мы сейчас испытываем. Замечательный парень. Здорово, что именно у нас он ярко засеял. Его светом залит финал года. Фарфан выигрывает одну встречу за другой.

 — Главный провал — Маргасов или Портнягин?
— Игорю не повезло, он травмировался. Увы, есть разочарование. Пока он не показал то, чего и мы, и он сам ожидали. Я верю, что он вернется и покажет свой потенциал. Он еще молодой парень (Портнягину 28 лет — Прим."Чемпионата").

 — Этим летом контракты заканчиваются у Коченкова, Коломейцева, Тарасова, Пейчиновича и Виталия Денисова.
— Еще завершается аренда у Ари и Эдера. Мы будем принимать решения по перечисленным игрокам весной.

 — Все клубы стараются переподписать заранее футболистов, если на них рассчитывают.
— У нас свой путь. Мы не смотрим на других. Наша политика до сегодняшнего дня была полностью оправдана. Другие клубы могут нам не рассказывать, как вести трансферы. Мы никому ничего не советуем и просим уважать наши решения.

 — Насколько будет ударом по бюджету «Локо» уход Тарасова, Пейчиновича и остальных?
— Как правило, за полгода до конца контракта футболисты уже ничего не стоят. Переподписать и продать? Поверьте, мы хорошо понимаем, что из себя представляет футбольная экономика.

 — На кого из игроков «Локомотива» сейчас наибольший интерес?
— Безусловно, есть интерес к Миранчукам.

 — Со стороны российских клубов?
— У нас на матчах присутствуют и зарубежные скауты. Мы даем им билеты и можем только догадываться за кем они следят.

 — Представители каких клубов приезжали?
— «МЮ» и «Тоттенхэм». Когда мы прибавили в чемпионате, то внимания стало больше. В основном английские и испанские скауты. Они заполняют базы данных личными впечатлениями. Сложно судить, в какие предложения это может трансформироваться. У больших клубов — большие сети. Мы тоже к этому стремимся. Наши скауты так же сидят на чужих играх. Это не значит, что мы завтра возьмем кого-то из этих команд. Когда придет день Х, мы должны иметь выбор. И чем более детален этот выбор, тем проще снизить вероятность ошибки.

«Будь я недоволен, случились бы отставки»

— Что в ближайшее время изменится на стадионе?
— У нас есть гигантское помещение под Восточной трибуной. Там расположен боулинг и бильярд. Мы адаптируем это пространство для посетителей. Там были проблемы с входом и выходом — будем расширять.

— Думаете о проведении концерта на «РЖД Арене»? Скажем, этим летом.
— Летом у нас будут официальные мероприятия под ЧМ-2018. Подробности меня просили не раскрывать.

— Какая из сборных будет жить на базе «Локо» в Баковке?
— Не могу сказать. Намекну, что в форме этой сборной есть хорошие цвета.

— В декабре в «Локо» произошел ряд перестановок в отделах и трансформация самих департаментов. Вы оказались чем-то недовольны?
— Нет. Будь я недоволен, то случились бы отставки. А речь идет о расширении структуры. Задач становится больше и они сложнее. Мы придаем новый импульс работе с болельщиками, прессой, брендом, коммуникацией. Ориентируемся на лидеров в этой области.

 — Кто сейчас лидеры в РФПЛ?
— «Зенит» и «Спартак». Мы хотим их обойти. А вообще лидер РФПЛ на данный момент — «Локомотив» (улыбается).

«Каждый день жалею, что у нас нет Sky или ESPN»

— До «Локомотива» вы руководили «Лигой-ТВ», которая отвечала за показ РФПЛ. Тогда вам приходилось объяснять, что у клубов чрезмерные представления о заработках с трансляций. Сейчас вы по другую сторону баррикад. Довольны тем, сколько зарабатывает «Локомотив»?
— Со стороны некоторых клубов были слишком оптимистичные пожелания. Мол, пойдите, заработайте миллиард, найдите миллион подписчиков… Оказалось, что это не так просто. Безусловно, «Локомотив» хотел бы зарабатывать больше от трансляций. Но между реальностью и нашими пожеланиями отсутствует бизнес-структура.

 — Поясните.
— Можно зарабатывать на нашем автопроме? Можно, но индустрия не создана. Теоретически мы можем строить «Мерседесы» и продавать их. Сейчас ваш вопрос звучит так: Жалеете, что вы не зарабатываете не существующие деньги?

 — Есть конкретные клубы, матчи и трансляции. Доход с них вас устраивает?
— Это руда. А нужно создавать металл и складывать детальки для получения машины. У нас не существует платного телевидения национальной величины. Я каждый день жалею, что у нас нет Sky или ESPN. Все хотели бы контракт на 3 миллиарда фунтов в год.

 — Это уже нереальные цифры для РФПЛ.
— Почему? Все оценки субъективны в сфере развлечений. Вы еще скажите, что наш фильм «Неуловимые мстители» хуже «Лиги справедливости». 30 лет назад АПЛ не смотрели по всему миру. Это не значит, что тогда лига не могла вызвать такого интереса. Это вопрос развития продукта. Большой и сложный разговор.

 — Какие виды спорта вы любите помимо футбола?
— Никакие.

 — Что вы думаете по поводу поездки наших олимпийцев на ОИ-2018 под нейтральным флагом?
— Я не призываю создавать препятствия нашим спортсменам. Как гражданин России, я говорю о позиции нашей страны. Мне кажется, что нужно действовать осторожно с организацией, которая явно переступила красную черту. Они сами не понимают, чего хотят. И я не вижу доброй воли со стороны МОК. Если бы нам хотели помочь, то действовали бы иначе. МОК занял неконструктивную позицию. Он сам не управляет движением, которое запустил, не просчитав последствий. Эта стихия их самих поглотила.

— У вас есть уверенность, что с нашей стороны все было корректно с допингом? Почему тогда глава ОКР извинялся в Лозанне? Почему президент РФ Владимир Путин помимо прочего сказал: «Мы сами в этом виноваты, поскольку были выявлены реальные случаи использования допинга».
— Я отказываюсь верить, что мы на государственном уровне принимали решение о нарушении антидопинговых правил. А то, что МОК нарушает принципы Олимпизма — это безусловно. Они исключают страну с богатейшими олимпийскими традициями. Делают это неуклюже, вызывающе и безапелляционно. Не дают возможности сохранить нам лицо. МОК бьет по себе. Ведь мы и есть олимпийское движение. Мы часть этой истории. Они разрушают свой бренд. И сейчас они разрушают мой интерес к Олимпиаде. Допустим кто-то в России нарушил правила. Давайте все вместе подумаем, как решить эту проблему. Но такого разговора и близко нет. Разговор идет о наказании целой страны. В том числе невиновных людей. Чем я провинился перед МОК, что не увижу наш флаг на Олимпиаде? Или почему молодые атлеты, которые вообще не имели отношения к предыдущим выступлениям от России, должны лишаться флага? Это называется коллективная ответственность. Кто-то что-то сделал? Мы всех разбомбим ядерным оружием.

 — Допускаете, что подобное может случиться по отношению к России в футболе?
— В футболе принцип семьи соблюдается. Традиции берегут. Мы все любим игру и не хотим ей навредить. То, что нам досталось от предыдущих поколений, мы передаем дальше. Я очень верю в ФИФА. И в УЕФА тем более. Там вообще сидят великие люди. Надеюсь, они смогут не расплескать то, что им доверено. Эти организации куда более здравомыслящие, чем МОК.