9 февраля, источник: Спорт-Экспресс

Евгений Муравьев: Зарплата Сапеты больше, чем у Погребняка

«Динамо» расторгло контракт с Павлом Погребняком и намерено проделать то же с соглашениями Александра Сапеты и Александра Зотова.

Источник: Спорт-Экспресс

Генеральный директор клуба Евгений Муравьев в интервью «СЭ» рассказал, как бело-голубые экономят на зарплатной ведомости, как удалось со скидкой подписать Константина Рауша, и когда команда может провести первый матч на новом стадионе в Петровском парке.

— В октябре 2016 года у «Динамо» был долг 13 млрд рублей. Этой зимой вы подписали игроков, которые не кажутся дешевыми — это Константин Рауш и Евгений Марков. Откуда нашлись средства?

— «Динамо» жило и живет в режиме жесткой экономии, а наши действия на трансферном рынке обусловлены, в первую очередь, тем, что команда не показывает результатов, которых от нее ждут. Финансовый и игровой багаж, который нам оставили, привел к тому, что нам пришлось расстаться с тренерским штабом (Юрий Калитвинцев покинул «Динамо» в октябре, вместо него главным тренером команды был назначен Дмитрий Хохлов. — Прим. «СЭ»).

На этот сезон поставлена задача сохранить место в премьер-лиге. Мы переподписываем контракты с игроками и приобретаем новых футболистов для того, чтобы ее выполнить, а впоследствии ставить перед собой более амбициозные цели. При этом отмечу, что этой зимой мы уже расстались или скоро сделаем это в общей сложности с девятью игроками, не считая футболистов молодежного состава.

— То есть Рауша и Маркова взяли за счет того, что «Динамо» покинули Вандерсон, Бечирай, Погребняк?

— Да, за счет ухода дорогостоящих игроков. Понятно, что на ком-то из них мы заработали, пусть и небольшие деньги. Например, переходы Вандерсона и Бечирая позволили нам не только сэкономить на зарплате, но и получить небольшую выручку. Да, она несопоставима с суммой трансфера Рауша, зато траты на игроков, с которыми мы расстались или планируем это сделать, вполне сравнимы с тем, сколько мы отдали за новичков.

— Рауша вы купили за 1,5 миллиона евро, а Маркова — за два. Верно?

— За Рауша действительно заплатили столько, а вот за Маркова отдали значительно меньшие деньги.

— Вы консультировались со Станиславом Черчесовым перед переходом Рауша?

— Конечно. Он дал положительную рекомендацию.

Причем проблема была не только в нашем выборе, но и в позиции Рауша. Он поначалу сомневался в том, есть ли для него смысл играть за «Динамо» — у него был и альтернативный вариант.

— Переговоры шли долго?

— Недолго, и хорошо — благодаря этому сумма трансфера получилась такой небольшой. У него же в контракте была прописаны отступные 6 миллионов евро.

— Как удалось скинуть цену в четыре раза?

— Если бы мы затянули переговоры, то она точно составила бы 6 миллионов, и тогда Рауша мы бы не приобрели. Но удалось осуществить сделку без огласки, оперативно, и в результате мы получили очень качественного футболиста. Думаю, он станет одним из лидеров команды.

— Известно, что «Динамо» интересовалось еще и Вячеславом Караваевым. Рауш изначально был более приоритетным вариантом?

— Мы искали крайнего защитника с российским паспортом. Вариантов было несколько — в том числе и Караваев. Взять Рауша — решение председателя ВФСО «Динамо» (Владимира Стржалковского. — Прим. «СЭ»). С точки зрения чисто финансовой или бухгалтерской, я не рассматривал бы Рауша, так как он все равно для нас дорог — фонд оплаты труда все равно остается достаточно большим. Так что, подписав Рауша, мы пошли на риск, на который Владимир Игоревич нас благословил.

— В октябре 2016 года фонд оплаты труда в «Динамо» составлял 20 миллионов долларов. А сейчас?

— Сокращаем.

— Новые игроки этой зимой еще появятся?

— Мы укрепили позиции, которые в этом нуждались. Стратегически новых закупок делать не собираемся. Но вдруг нам повезет и мы найдем восходящую звезду за небольшие деньги?

УСЛОВИЯ КОНТРАКТА САПЕТЫ КАК В «РЕАЛЕ» И «БАРСЕЛОНЕ»

— Александр Зотов и Александр Сапета в числе тех, с кем «Динамо» намерено расстаться. При этом это игроки основного состава.

— Чтобы вы понимали: Сапета сегодня получает больше, чем получал Погребняк.

— Как так?

— Да, больше, чем Погребняк. По новому контракту зарплата Сапеты стала в пять раз больше той, которая у него была по предыдущему соглашению с «Динамо». Мы полгода пытались переподписать контракт с Сапетой, вернуться к разумным цифрам. Не удалось. Не остается ничего другого кроме как расстаться с ним.

— Контракт с Сапетой еще не расторгнут?

— Думаю, мы его расторгнем.

— На основании чего?

— Договоримся и расторгнем. Мы готовимся к разрыву контракта с Сапетой, вот что я могу сказать сейчас. Если он с нами не договорится, пойдем в Палату по разрешению споров РФС.

— Предложений от других клубов у Сапеты нет?

— Кто ему такие финансовые условия предложит? У него условия как в «Реале» и «Барселоне».

— Что произошло между Сапетой и Самбой Соу на тренировке?

— Игровой конфликт, который перерос в личностный. Такое случается, когда есть конкурент, который превосходит тебя. При этом Соу обходится клубу в три раза дешевле. В три раза!

— Сапета был оштрафован?

— Скажем так: оба получили взыскания.

— Бывшая жена Сапеты подала в суд на него за заниженные алименты. Это и правда может стать причиной расторжения контракта?

— Причиной — нет. А репутационные риски из-за конфликта будут у клуба.

— А какова ситуация с Зотовым?

— Такая же. Зарплата у него, правда, сейчас не огромная — чуть меньше миллиона. Но если он сыграет в нескольких ближайших матчах, она вырастет в полтора раза. Так у него был подписан контракт.

— «Енисей» к «Динамо» по поводу Зотова не обращался?

— Обращался. Но смысл нам отдавать его в аренду? «Енисей» хотел платить ему лишь 1/7 зарплаты. Мы предложили Зотову разорвать контракт. Думаю, что, как и в случае с Сапетой, решение по этому вопросу будет в ближайшие дни. Какие-то затраты мы в этой связи понесем, но меньше тех, которые будут, если он останется, и у него увеличится зарплата.

Да, и Зотов, и Сапета — неплохие игроки. Но сейчас на позицию Сапеты мы взяли футболиста, который будет для нас дешевле в пять раз.

— Уходит ли из «Динамо» Хали Тьям?

— Ситуация непростая. Тьям у нас на договоре аренды. Был запрос по его аренде от одного клуба, но венгерский МТК, которому Тьям принадлежит, сделку заблокировал. Сейчас находимся в стадии переговоров, которые могут привести или к расторжению контракта с игроком, или к тому, что он обретет другой статус.

СДЕЛАЮ СТАВКУ НА ТО, ЧТО ПОГРЕБНЯК ЗАБЬЕТ В РФПЛ

— «Динамо» еще не высказывалось насчет разрыва контракта с Павлом Погребняком.

— Мы бы не расторгли с ним контракт, не имея железобетонных оснований. Павел сделал все, чтобы такие основания у нас появились. Конкретизировать, что это за основания, я не хочу.

Сейчас же я желаю ему удачи в любом клубе, куда он перейдет, пусть он там себя проявит. Можно сказать, что, расторгнув контракт, мы дали Павлу возможность реализовать себя. Я даже ставку сделаю: сегодня в одной из букмекерских контор увидел, что если поставить на то, что Погребняк в этом сезоне забьет в РФПЛ, то получишь в шесть раз больше.

Может, он и нам еще забьет (улыбается).

— Контракт с Погребняком был расторгнут «Динамо» в одностороннем порядке, и со стороны слабо верится, что вам удастся выиграть дело. Похожие истории бывали — например, спор Леонида Кучука и «Локомотива». Тогда тренер победил.

— Думаю, с делом Кучука я знаком лучше вас. И прекрасно представляю, что может произойти с делом Погребняка.

— Штраф за прогул в 20 миллионов евро. Это какая-то невероятная сумма.

— Это невыполнимое условие, не знаю, зачем прежнее руководство внесло этот пункт в контракт. Мы не собирались его реализовывать. Но если Погребняк будет судиться с нами, то мы что-то получим. Рассматривать дело будет общегражданский суд — и не по регламенту РФС, а по Трудовому кодексу.

— Вам понятны мотивы предыдущего руководства, которое подписывало такие контракты?

— Конечно, понятны.

— На чем они основывались?

— Я уверен, вы их понимаете.

— Действительно в отношении бывшего гендиректора клуба (Сергея Сысоева. — Прим. «СЭ») возбуждено уголовное дело?

— Действительно.

— По какой причине?

— Мы с вами говорили о фактах завышенных контрактов. Есть и другие факты, которые позволили это сделать.

— Дело М’Вила?

— Да. По версии нашего клуба, это притворная сделка, совершенная прежним руководством. Контракта между «Динамо» и М’Вила не было. Фигурирует копия контракта, но оригинал никто никогда не видел. Причем копию тоже никто показывать не хочет. Но я этой копии не очень верю. Правоохранительные органы тоже не поверили. Надеюсь, и другие не поверят.

— Роман Широков — спортивный директор «Химок»…

— А он им стал?

— Об этом сообщили в пресс-службе клуба. Хотелось как раз прояснить этот вопрос.

— Я об этом пока не знаю. Широков — советник председателя ВФСО «Динамо» на общественных началах, так что его трудовая книжка у нас не хранится. Мы же достаточно плодотворно с ним сотрудничали.

— Он влиял на трансферную политику «Динамо»? Была информация, что Широков пытался заблокировать продление контракта с Ташаевым из-за подъемных в размере 1 миллиона евро.

— Подъемные такого размера — это выдумки прессы. А влияния на трансферную политику клуба Роман не имел.

ДОЛГОВ ПЕРЕД ИГРОКАМИ БОЛЬШЕ НЕТ

— Когда «Динамо» сыграет первый матч на новом стадионе? Известно, что 5 июня там планировалось провести встречу с участием сборной России.

— Если 5 июня он состоится, то, думаю, начнем на новой арене следующий сезон.

— То есть пока четкого понимания нет?

— Мы находимся в переговорном процессе, сотрудничаем с управляющей компанией. У нас хорошие отношения с банком ВТБ. Сделаем все возможное, чтобы играть на стадионе в Петровском парке. С нашей стороны есть четкое желание проводить там матчи.

— За аренду платить не придется?

— Еще раз: сейчас мы находимся в переговорном процессе. В частности, по поводу условий. За этот год возможные условия менялись трижды. У управляющей компании есть перестановки в менеджменте, соответственно меняется и позиция в переговорах. Наша же позиция остается прежней: мы хотим играть на стадионе «Динамо».

— В октябре говорилось, что долгов у «Динамо» больше не существует. Их нет по-прежнему?

— Перед игроками нет. Есть текущие обязательства перед контрагентами, которые мы еще не до конца выполнили.

— Какова сумма?

— Незначительная, особенно если сравнивать с суммами, которые были раньше. Примерно полмиллиарда рублей.

— 13 миллиардов долга — гигантская цифра. Когда вы пришли в клуб, была вероятность банкротства «Динамо»?

— На мой взгляд, если говорить об экономической целесообразности, конечно, нужно было вести речь о банкротстве. Это было бы разумнее всего, дешевле. Но есть динамовская история, клубный патриотизм, который в результате победил. За прошедший год мы сделали существенный шаг вперед, закрыв все долги, которые были.

— Может, об этом говорить еще рано, но тем не менее: если «Динамо» вернется в еврокубки, могут ли у клуба возникнуть проблемы с финансовым fair play УЕФА?

— Нет, никаких. У нас сбалансированный бюджет, достаточно много источников финансирования, есть модель сокращения зарплатной ведомости. Думаю, даже в этом году мы сможем спокойно получить лицензию, позволяющую выступать в еврокубках. Но, конечно, все зависит от результатов. Зимняя трансферная кампания велась, учитывая перспективу того, что летом мы еще укрепим состав. На будущий сезон будем ставить более амбициозные задачи.

— Андрей Костин недавно сказал, что ему ассоциация с «Динамо» не добавляет ВТБ ничего хорошего. Вас это задело? Или наоборот воодушевило?

— Разделяю с Андреем Леонидовичем весь тот негатив, который был сформирован прежним руководством клуба.