16 мая, источник: Спорт-Экспресс

Давид Юрченко: Думаю, у Черчесова даже нет моего номера

Почему вратарь «Тосно» хочет играть за сборную Армении, и что может этому помешать?

МЫ ВЕСЬ СЕЗОН ИГРАЛИ БЕЗ ДЕНЕГ

— Что сейчас чувствуете после этого неоднозначного для «Тосно» сезона. С одной стороны, вы выиграли Кубок России, с другой — вылетели в ФНЛ.

— Позитив все-таки преобладает. Взять Кубок — это, конечно, дорогого стоит! Тем более если учитывать, в какой ситуации находилась команда на протяжении сезона. Играли, можно сказать, без денег. Да и сейчас ничего не изменилось. Поэтому нужно отдать должное коллективу. Все ребята сплотились, до последнего тура верили, что можно сохранить прописку в РФПЛ. Но таков футбол. Мы не смогли выполнить две задачи. Но хотя бы одна цель достигнута.

— На решающий матч с «Уфой» (0:5) у команды после победы в Кубке просто не хватило эмоций?

— Да, такой момент был. Очень много сил оставили в финале Кубка против Курска. Так что эмоции были на уровне ниже среднего. Ощущалась какая-то выхолощенность. С «физикой» проблем не возникло, могли попытаться зацепить хотя бы ничью, но эмоции действительно нас подвели.

— После игры в Уфе вы сказали, что «вам бы хотелось кому-то дать в лоб», так как «Тосно» не пустят в Лигу Европы. Имели в виду руководство клуба?

— Ой. Я бы не хотел конкретизировать эту фразу и кому-то ее адресовать. Меня спросили про мое состояние после матча. Я вот так ответил. А говорить, кого я хочу ударить в лоб, — это неправильно. У нас единый коллектив, единая команда. Конечно, обидно, что не сыграем в Лиге Европы. Очень обидно. Но что поделать? Не от нас же все зависит.

— А от руководства клуба. Оно как-то объяснило вам, почему вас не пускают в еврокубки? Может быть, извинилось перед игроками?

— Конкретного разговора не было. После финала Кубка мы особо наше руководство не видели. К сожалению, никто нам внятно ничего так и не объяснил. Нас заверяли, что все долги закроют, все проблемы решат. Но на данный момент ни одно обещание так и не выполнено.

— В последний раз получали зарплату за февраль?

— Да. По премиальным, зарплате, квартирным мы ни копейки больше не получили.

— Есть опасения, что денег так и не увидите?

— Надежда умирает последней. Мы не располагаем всей информацией о финансовом состоянии «Тосно». Насколько я знаю, РФС заплатит клубу премиальные за победу в Кубке России. Это 6 миллионов. Хотелось бы, чтобы, прежде всего, закрыли долги перед администраторами, врачами, массажистами, работниками клуба. Конечно, их зарплаты не сопоставимы с нашими. Поэтому в первую очередь нужно расплатиться c ними. Пусть уже начнется хоть какое-то движение в этом направлении!

ПЕРЕД КАЖДЫМ ТУРОМ БЫЛИ МЫСЛИ НЕ ВЫЙТИ НА МАТЧ

— Сколько раз по ходу сезона команда хотела бойкотировать матчи, могла не выйти на игру?

— Если честно, такие мысли посещали нас — игроков и тренеров — практически перед каждым туром.

— Даже так?

— Да. Но мы в первую очередь играем не за деньги, а за любовь к футболу. Сказалась еще и поддержка наших близких. Знаете, опустить руки — легче всего. А вот устоять и дальше держать удар — это уже совсем другое дело. Мы старались до последнего хотя бы попасть в «стыки». Но не удалось…

— То есть перед каждым матчем порой задумывались: «А зачем мне это надо»?

— Но мы все равно выходили на поле. В футбол играют не деньги, а люди. Как я уже сказал, у нас сложился классный коллектив. Друг друга поддерживали. Поэтому и возникало желание добиваться побед, решать задачу.

— Правда, что Владимира Быстрова еще зимой убрали из команды, так как он дал откровенное интервью про долги перед игроками?

— Этот вопрос нужно адресовать самому Володе. Наверняка он знает больше о случившемся. Его интервью? Но ведь Володька ничего в нем не приврал. Возможно, что-то и было сказано немного некорректно. Но в целом-то все по делу!

— В итоге в команде весной его не видели?

— Мы общаемся с ним по телефону. У Быстрова все хорошо. Но опять-таки конкретно о его делах лучше спрашивать у Володи.

— Как думаете, «Тосно» после вылета в ФНЛ будет жить?

— Хочется, чтобы «Тосно» продолжил существовать. Команда уже вписала себя в историю российского футбола с хорошей стороны, выиграв Кубок. А вылет — это стечение обстоятельств. Футбольный бог нам помогал, поэтому сохраняли шансы до последнего тура. Все очень хотели остаться в премьер-лиге. Но…

— По ходу сезона складывалось ощущение, что судья «плавят» «Тосно? В частности, после игры с «Ростовом» Дмитрий Парфенов сказал: «Судья Матюнин поддержал атмосферу, молодец. Не знаю, зачем ему нужны боковые судьи, если он сам принимает все решения. Это просто безобразие».

— Искать сейчас отговорки — это удел слабых. Все мы люди… Раз вы задаете такие вопросы, значит, сами видели, что где-то нас некорректно судили. Возможно, так и было. Просто тогда хотелось бы понять, почему это происходило? Где же это мы кому-то насолили? (Смеется.).

ПОКА НЕ УДОСТОИЛСЯ ЧЕСТИ ПООБЩАТЬСЯ СО «СПАРТАКОМ»

— Вы ведь покидаете «Тосно»?

— У меня только одно желание. Играть в футбол, дальше прогрессировать и развиваться как личность. Хочется, чтобы моя семья мной гордилась, а я ее не подводил. Мой контракт с «Тосно» действует до 31 мая.

— Что дальше?

— Сказать не могу. Сейчас я в отпуске. Еще недельку хотел бы ни о чем не думать, просто восстановиться, отдохнуть. Сезон получился тяжелым во всех отношениях. Теперь нужна небольшая передышка.

— После победы над «Спартаком» в полуфинале Кубка известный комментатор Геннадий Орлов заметил: «Давид — очень хороший вратарь. И вот я смотрел — Ребров в “Спартаке”, Селихов… Юрченко ведь на порядок выше. То есть селекционеры “Спартака” с вратарем просчитались». Ваша реакция?

— Всеми любимый Геннадий Орлов (улыбается). Его можно назвать прорицателем. Он часто говорит правильные вещи, пусть это многим и не нравится. А я — за правду и чистоту. Конечно, мне приятно слышать его мнение обо мне. Такие комплименты придают силы, чтобы расти, прибавлять.

— «Спартак» примерно на полгода потерял Селихова. Красно-белые сейчас на вас не выходили с предложением?

— Я пока не удостоился чести общения со «Спартаком». На меня никто не выходил. Сейчас я отдыхаю. Никакой конкретики по поводу моего будущего нет.

ХОЧУ ИГРАТЬ ЗА АРМЕНИЮ. НО КАК НА ЭТО ПОСМОТРИТ МОЙ НОВЫЙ КЛУБ?

— Неделю назад президент федерации футбола Армении Рубен Айрапетян сообщил: «К нам присоединится Юрченко, он уже официально принял приглашение сборной Армении».

— Это не совсем так. Да, мы действительно общались с Федерацией футбола Армении — и я, и мои представители. Обговорили условия, при которых я соглашусь выступать за сборную этой страны.

— Какие именно условия?

— Прежде всего, будет учитываться позиция моего нового клуба. Как там посмотрят на то, что я стану легионером? Если мой новый статус не устроит, тогда пока о сборной Армении придется забыть. Если я окажусь в Европе (чего тоже исключать нельзя), тогда не возникнет никаких препятствий. Да, я не раз говорил, что хочу играть за Армению. Для меня это новый вызов. Новый виток в карьере. Мне нужно идти дальше. Но, как я уже заметил, приоритетной будет позиция клуба, в котором я окажусь. Кому в России нужен вратарь-легионер? Мне кажется, никому. Поэтому нужно подождать. Об этом я и сказал Федерации футбола Армении и своего мнения не поменял.

— Значит, в ближайших товарищеских играх Армении с Мальтой и Молдавией вы участия не примете?

— В этом пока нет смысла. Ехать, чтобы просто знакомиться, — неправильно.

— Почему?

— Потому что я подарю надежду людям, хотя я же выше обозначил свою позицию. А вдруг я еще получу микротравму в товарищеских встречах, не найдя к этому моменту клуба? И кто тогда будет заниматься моим здоровьем? В итоге я останусь без команды, да еще и с повреждением. И что мне тогда прикажете делать?

— Значит, смирились с тем, что в сборную России вас не позовут?

— Ну вы же сами видите расширенный список (улыбается). Неужели тут что-то можно обсуждать? Главный тренер сделал такой выбор.

— А вы не надеялись оказаться в этом списке?

— Мне не 15 лет. Я уже привык жить реалиями. Честно говоря, даже разговоров вокруг моей фигуры никаких не было. Зачем думать о том, что просто нереально и невозможно? Это просто самодурство. Выбор Черчесова нужно уважать.

ЕСЛИ ХОТИТЕ ПРОВЕРИТЬ УРОВЕНЬ ВРАТАРЕЙ, СПУСТИТЕ ИХ В КЛУБЫ, КОТОРЫЕ КОВЫРЯЮТСЯ ВНИЗУ

— То есть Черчесов вам в этом сезоне ни разу не звонил?

— Я даже думаю, что он не знает моего номера телефона. Поэтому звонка от него не поступало.

— Согласны с тем, что Акинфеев уникум, безоговорочно номер один? И на что тогда могут рассчитывать другие российские голкиперы?

— Вы знаете, на поле все равны. И не важно, какие у тебя были заслуги до конкретного матча. Все познается в сравнении и в здоровой конкуренции. Черчесов заявил, что Игорь — номер один. И это не обсуждается. Надо отдать должное Акинфееву. Он показывает высокий уровень далеко не первый год. Дай бог ему здоровья. Чтобы еще лет пять играл. Когда такие сильные вратари выступают в нашем чемпионате, для остальных это отличный стимул пытаться им соответствовать или даже немного их превзойти.

— Как в целом отнеслись к выбору Черчесова: Акинфеев, Лунев, Габулов, Джанаев?

— На чемпионате мира должны ехать три вратаря. Что тут сказать? Выбор объективен. Значит, на данный момент эти голкиперы лучшие. Габулов? Признаюсь, я не видел его матчей в Бельгии. И поэтому говорить о Владимире мне просто некорректно. Станислав Саламович, думаю, все проанализировал и принял такое решение.

— Голкипер «Уфы» Александр Беленов как-то сказал, что из провинции практически нереально пробиться в сборную. Согласны?

— Мне кажется, я даже намного раньше Сашки озвучил эту мысль. Такая тенденция есть. Я даже сказал, что если вы хотите проверить уровень вратарей, спустите их в клубы, которые ковыряются внизу, бьются за выживание. Пускай там они себя проявляют и показывают, насколько они хороши. Им придется минимум 10 раз за матч реагировать на удары в створ. Считаю, всех нужно анализировать по общим критериям.

— Значит, есть какая-то несправедливость в том, что на провинциальных вратарей не обращают внимания?

— Отбить мяч может любой вратарь. Все зависит от исполнения. Просто внизу таблицы ты испытываешь большее давление. А голкипер, на мой взгляд, должен быть силен психологически. Те, кто в каждой встрече хотят спасти свою команду, прикладывают, поверьте, немало усилий. Тяжело сравнивать и делать мне какие-то выводы по поводу отбора вратарей в сборную. Но порой хотелось бы, наверное, немного другого подхода. Внизу турнирной таблицы тоже находятся сильные футболисты, которые могли бы подойти сборной. Но пока этого не происходит.

— Последний вопрос. Как сейчас проводите отпуск?

— Приехал домой, нахожусь в Москве. Буду проводить время с сыном. Может быть, поедем с ним за город, к родителям. В общем, буду с близкими. Долго отсутствовал, разъезжал. Соскучился по семье. Да и если быть до конца откровенным — нет сейчас возможности поехать за границу, исходя из финансовой ситуации в «Тосно».