7 декабря, источник: Спорт-Экспресс

«Подрабатывал учителем за 39 евро в час». Первый люксембуржец в РПЛ

Полузащитник «Уфы» Оливье Тилль рассказывает «СЭ», как устроен футбол в крохотной стране, и что удивляет его в России.

Источник: Спорт-Экспресс

Мама плакала, папа был рад

Летом пеструю карту легионеров российской премьер-лиги раскрасил новичок — «Уфе» так понравилась игра 21-летнего полузащитника люксембургского «Прогреса» Оливье Тилля в очных матчах Лиги Европы (2:1, 2:2), что она решила его купить. Раньше представителей самого маленького из государств Бенилюкса в РПЛ не заносило, так что Люксембург стал 104-й страной в нашей лиге. Сам Тилль не видит ничего особенного в этом факте: «Рад быть первым люксембуржцем в России, но для меня важнее показывать и сохранять высокий уровень игры. Может быть, через пару лет в премьер-лиге появится больше игроков из моей страны».

Для люксембуржца Россия — это совершенно другой мир. Тилль называет честью выступать в той лиге, где когда-то играли звезды масштаба Роберто Карлоса, Это’О, Халка и Вальбуэна. Но его мама была не очень-то рада отъезду сына. «Предложение от “Уфы” поступило мне сразу после матча в России, — рассказывает Тилль. — Тренер “Прогреса” сказал мне, что клуб заинтересован во мне. Когда я сообщил о трансфере папе, он обрадовался, потому что понимал, как это важно. Мама поначалу тоже восприняла это положительно, но она думала, что меня не будет всего год. А когда я ее поправил и сказал, что контракт подписан на четыре года, мама заплакала. Я впервые уехал так далеко от дома один, и шок матери объясним».

Во время загрузки произошла ошибка.

Таксисты и дороги

Родители Тилля пока Уфу не посещали, а вот его девушка уже приезжала в Башкирию. Но ненадолго: сейчас у команды серия из гостевых матчей, а затем наступит зимний перерыв. Впечатления от России у пары схожие. Главное из них — незнание и непонимание людьми английского. «Мне иногда приходится несколько раз объяснять в магазине или кафе, что я хочу, — жалуется Тилль. — Таксисты тоже не разговаривают на английском. Путаниц пока не было — если человек меня не понимает, то я открываю переводчик на телефоне. Но это не совсем удобно».

Еще Оливье шокирован одной из двух классических русских бед: «Дороги в Люксембурге намного лучше, как и машины. Честно говоря, я удивлен, как здесь водят — порой таксисты ведут себя, словно сумасшедшие, ха-ха! Да и автомобили часто выглядят так, будто сломаны. У нас в Люксембурге каждая машина должна проходить техосмотр, но здесь… Не знаю, как устроено все».

Полиглот

Не все легионеры в России учат язык. Есть те, кто даже после получения паспорта с бордовой корочкой не стремится говорить по-русски. Тилль не такой. «Я очень люблю изучать языки, — признается он. — Я знаю французский, люксембургский, немецкий, английский, итальянский, а моя девушка — еще и португальский. В “Уфе” работает отличный парень Андрей, который помогает мне с изучением русского — он примерно два-три раза в неделю по часу занимается со мной».

На тренировках Тиллю помогает с русским тренер «Уфы» Вильям Оливейра, первый легионер в клубной истории. Многие слова люксембуржцу переводят и иностранцы, которые знают немецкий: Веролюб Салатич, Иван Пауревич, Боян Йокич. «Вообще я уже знаю около 50 слов, — хвастается Оливье. — Например, “привет”, “хорошо” и “борщ”. Борщ мне очень нравится. Честно говоря, до переезда сюда я о русской кухне ничего не знал, но теперь понимаю, что она вкусная. Салат “Оливье”? Нет, я еще его не пробовал, хотя надо, ха-ха!».

Один тренер на всех

Когда я готовился к интервью, наткнулся на видео 1997 года, где отец хавбека забивает с середины поля. Отличная иллюстрация уровня люксембургского футбола.

«Сейчас мы выступаем неплохо, чуть не победили в своей группе Лиги наций, — напоминает Тилль. — Но еще несколько лет назад ситуация была гораздо хуже. Все дело в большом количестве любителей и нехватке профессионалов. Скажем, мой папа был отличным форвардом и после окончания карьеры стал тренером в Нидеркорне, откуда я родом. Но он в футбольной школе занимался с детьми абсолютно всех возрастов, причем с понедельника по воскресенье! По вечерам папе еще помогала мама, у нее тоже спортивное прошлое. Одно время родители обучали одновременно меня и двух моих братьев Себастьяна и Винсента, хотя мы с ними разных возрастов».

Вообще у Оливье три брата, но младшему, Мареку, только девять, а Винсент и Себастьян уже играли за сборную. «Может быть, лет через семь-восемь вчетвером сыграем за национальную команду, — мечтает уфимец. — Хотя Себе уже будет за тридцать».

Брат — газонокосильщик и футболист

Себастьян — старший из братьев Тиллей. Он играл против «Уфы» вместе с Оливье, хотя его основная работа не совсем связана с футболом — он газонокосильщик. «Для люксембургских игроков нормально иметь стороннюю работу, именно поэтому уровень футбола там невысок, — объясняет Оливье. — Люди работают с восьми утра до пяти вечера, а к шести едут на тренировки. Естественно, они приезжают уставшими, а иногда вообще остаются дома. Профессионалы работают над формой ежедневно — занимаются в тренажерном зале, ходят на массаж. В Люксембурге пока все иначе, но улучшения есть. Сейчас лучшие из молодых футболистов в будние дни занимаются с тренерами национальной сборной, а вечерами — в своих клубах».

Прогресс в результатах сборной действительно есть. Например, год назад Люксембург неожиданно выстоял в гостях у будущих чемпионов мира — 0:0 с Францией в отборочном турнире. «Был чрезвычайно трудный матч, — вспоминает Тилль. — Я очень устал, но после финального свистка был счастлив. Естественно, мы устроили масштабную вечеринку по этому поводу и начали праздновать прямо в автобусе — включили музыку, пели. А в отеле продолжили отмечать, часть игроков даже пила спиртное. Но не я!».

С полицейским в команде

На следующий день некоторым игрокам сборной нужно было на работу, а Оливье — на учебу: «Тогда я еще учился и, если честно, не помню, пошел ли в колледж после ничьей с Францией, ха-ха. Об остальных тоже не знаю, но в “Прогресе” у нас были проблемы: на еврокубковые матчи многих футболистов не отпускали с работы, ведь они проходили по будням. Со мной в команде играли инженер, банкир, много офисных работников и даже офицер полиции. Если все обычно приходили на тренировки после работы, то у полицейского могло быть все наоборот: он уезжал со стадиона на ночную смену».

У хавбека «Уфы» тоже жизнь не была заполнена футболом на сто процентов. В Люксембурге после окончания учебы он стал работать учителем, причем преподавал самые разные предметы. «У меня не было постоянной работы в школе, я выходил на подмену, — рассказывает Тилль. — С утра мне звонили и спрашивали, могу ли я выйти вместо, к примеру, учителя немецкого. И я обычно соглашался. Приходил в школу и вел от четырех до шести уроков с детьми начальных классов или чуть постарше. Причем предметы могли быть разными — я преподавал немецкий язык, французский, физкультуру и математику. Платили хорошо: за час 39 евро».

Мечта — стать архитектором

В Люксембурге у учителей зарплаты выше, чем в России, а у футболистов — наоборот. Финансами Оливье и объясняет наличие второй работы у игроков. «В клубах футболисты зарабатывают неплохо — от одной до трех тысяч евро в месяц. Но Люксембург — дорогая страна. Мужчинам не хватает денег на оплату жилья, на еду, на семью, если они занимаются только футболом. Нужно обязательно иметь какую-то еще работу».

«Вообще я всегда хотел быть архитектором, — признается Тилль. — Мне нравится рисовать, проектировать, люблю дизайн. Сейчас подумываю начать учебу в этом направлении на дому. Но архитектура — на будущее. Сейчас я думаю только о футболе и о своей команде». Оливье уверен, что «Уфа» сохранит место в премьер-лиге на следующий сезон, а его личная цель на ближайший год — как можно чаще играть и забивать. Все первопроходцы начинают с малого.