24 января, источник: Спорт РИА Новости

Гонка вооружений закончена? Как менялась трансферная политика клубов РПЛ

Зимнее трансферное окно в России открылось 23 января. Корреспондент РИА Новости Сергей Яременко, с помощью известного футбольного агента Алексея Сафонова, отслеживает изменения, которые происходили с трансферной политикой российских клубов с конца 80-х и до сегодняшнего дня.

Источник: Reuters

Бартер девяностых

Финансовые отношения между футбольными клубами появились в СССР в самый разгар перестройки. До конца 80-х в стране не было легального бизнеса, в том числе и спортивного. Футболистов призывали в армию, переманивали квартирами и другими бытовыми благами, а о контрактах, неустойках и трансферных выплатах знали только из сообщений капиталистической прессы.

Первым «настоящим» трансфером стал переход Олега Саленко из «Зенита» в киевское «Динамо» в 1989 году. Говорят, ленинградцы требовали за талантливого игрока миллион рублей, но в итоге сошлись на 36 тысячах. При официальном курсе в 1,6 доллара за рубль получилась приличная по тем временам сумма — 57,6 тысяч долларов. Хотя то же самое киевское «Динамо» годом ранее отпустило в «Ювентус» Александра Заварова за 4 миллиона долларов.

В начале 90-х экономика страны рухнула: катаклизмы, которыми сопровождался распад СССР, коснулись и футбольных клубов. Популярной формой расчетов стал бартер. Тольяттинская «Лада» отправляла в качестве оплаты трансферов легковые автомобили, челнинский КАМАЗ рассчитывался грузовиками, «Ростсельмаш» отдавал за игроков комбайны, а защитника Сергея Бодака владикавказский «Спартак» выменял в 1992 году у «Крыльев Советов» за набор формы, в которой самарцы отыграли весь следующий сезон.

Если кто-то из российских клубов и рассчитывался деньгами, то это старались не афишировать — в сообщениях прессы начала и середины 90-х суммы в долларах появлялись только при обсуждении переходов наших футболистов в европейские клубы.

Чемпионами тут стали ЦСКА и Владислав Радимов. Полузащитник уехал в Испанию летом 1996 года за компенсацию в 2,5 млн долларов (здесь и далее — по данным портала transfermarkt.de).

«Когда Александр Заваров переходил из киевского “Динамо” в “Ювентус” за него расплатились не только деньгами, но и машинами и даже автобусом. Ситуации были разными. Существовала определенная шкала возрастов, были ограничения на переходы. Люди не могли сменить клуб, тем более что агентов в конце 80-х почти не было. В 90-е законодателем мод стал “Спартак”. После развала СССР они собрали у себя всех лучших игроков. “Красно-белые” продавали в “Рому” Аленичева, были переходы Онопко, Юрана, Кулькова, Ледяхова и многих других. Спартаковцы первыми начали массово переправлять футболистов в Европу», — рассказывает известный футбольный агент Алексей Сафонов.

Первые «миллионеры»

Если верить порталу transfermarkt.de, потолок в 1 миллион долларов, потраченный российским клубом за переход футболиста, был пробит в феврале 1998 года, когда «Алания» заплатила голландскому «Фейенорду» 1,2 миллиона за Георгия Деметрадзе. Позже владикавказцам удалось полностью компенсировать расходы — грузинский нападающий стал лучшим бомбардиром чемпионата России-1999 и был продан в киевское «Динамо» за 3 миллиона.

Еще одним игроком, купленным за миллион в американской валюте, был Максим Деменко. За эту сумму «Зенит» приобрел перспективного защитника у сочинской «Жемчужины» перед сезоном 2000 года. Это был первый по-настоящему громкий трансфер «на вход» в российской истории петербургского клуба.

Прорыв случился летом 2000-го — зимой 2001-го. Финансовая ситуация в стране начала выправляться, а футбольные клубы стали вести свои дела более упорядочено. С этого времени почти все заметные переходы сопровождались цифрами. Официально суммы трансферов никто подтверждать не спешил, но пресса называла все с точностью до цента. Компьютерная игра «Футбольный менеджер» стала актуальной и для российских болельщиков.

«Спартак» за 800 тысяч долларов приобрел Жерри-Кристиана Тчуйсе. «Локомотив» за деньги, вырученные от трансфера Алексея Смертина во французский «Бордо» (3 миллиона долларов), пригласил защитников Сергея Игнашевича (800 тысяч долларов) и Милана Обрадовича (500 тысяч долларов), а также форварда Максима Бузникина (500 тысяч долларов).

«Торпедо» потратило 800 тысяч долларов на трансфер Сергея Кормильцева из киевского «Динамо». ЦСКА за 700 тысяч купил Юриса Лайзанса у рижского «Сконто», а в московское «Динамо» за 750 тысяч перешел Дмитрий Булыкин.

«Скорее всего, одним из первых крупных трансферов в России действительно был переход Деметрадзе в “Аланию”. Еще первыми ласточками были прибалты — в ЦСКА и “Торпедо” играл Эдгарас Янкаускас, который потом выиграл Лигу чемпионов в “Порту” вместе с Дмитрием Аленичевым. У нас все идет волнами — поехали югославы: Рахимич и Ранджелович. Потом чехи — Новотны, Чижек, Выходил. Можно вспомнить бразильцев, которых Валерий Овчинников привез в нижегородский “Локомотив”. Шутили, что он брал этих ребят на вес. Большая бразильская колония во главе с Андрадиной была в тульском “Арсенале”. Сейчас есть мода на скандинавов, особенно исландцев после чемпионата мира», — говорит Сафонов.

Армейский «тимбилдинг»

В феврале 2001 года произошло событие, которое перевернуло финансовую историю российского футбола. Президентом ЦСКА стал Евгений Гинер. Еще до завершения зимнего трансферного окна новый руководитель успел совершить несколько громких трансферов. Приход латыша Лайзанса — одна из первых сделок Гинера у руля армейцев. В следующие два трансферных окна ЦСКА просто уничтожал всех на российском рынке. Летом 2001-го армейцы пригласили 11 новичков, в их числе были Вениамин Мандрыкин (750 тысяч долларов), Элвер Рахимич (400 тысяч долларов), Алексей Березуцкий (60 тысяч долларов), а также Игорь Яновский, Предраг Ранджелович, Спартак Гогниев и Александр Беркетов. Стоимости последней четверки transfermarkt.de не знает, но можно не сомневаться, что раскошелиться армейскому руководству пришлось изрядно.

Зимой пиршество было продолжено рекордным для внутрироссийского рынка переходом Ролана Гусева из «Динамо» в ЦСКА за 3 миллиона долларов. Еще 750 тысяч армейцы отдали за Дмитрия Кириченко и 700 тысяч за Богдана Шершуна. Кажется, именно строительство нового ЦСКА положило начало трансферной гонки вооружений в российском футболе.

По мнению Алексея Сафонова, армейский клуб до сих пор проводит самую эффективную трансферную политику в России. «По соотношению цена-качество в трансферах рядом с ЦСКА никто не стоит. Серьезных проколов у них почти не было», — считает Сафонов.

Переход на летнее время

В межсезонье-2002/03 российские клубы совершили сразу пять трансферов стоимостью больше миллиона долларов. «Сатурн» приобрел аргентинского форварда Николаса Павловича за 1,5 миллиона, «Зенит» за ту же сумму вернул из Самары своего воспитанника Радимова. «Локомотив» за 1,8 миллиона совершил трансфер форварда сборной Коста-Рики Уинстона Паркса. «Крылья Советов» пригласили из Бразилии полузащитника Соузу за 3 миллиона, а чемпионом снова стал ЦСКА. Армейцы отдали пражской «Спарте» 3,7 миллиона за Иржи Ярошика и установили новый трансферный рекорд.

Это достижение продержалось недолго — уже летом ЦСКА обновил его. За нападающего загребского «Динамо» Ивицу Олича отдали 5 миллионов евро. Любопытно, что это первый громкий трансфер, который оценивался не в долларах, а именно в европейской валюте. Еще одна эпохальная деталь перехода Олича — с этого момента самые главные переходы российских клубов совершаются в летнее трансферное окно. Так же, как в Европе.

Кавенаги и Манише: деньги в трубу

В середине нулевых российские клубы впервые столкнулись с тем, что гигантские траты на футболистов могут не давать отдачи. Даже удачливый ЦСКА ошибся с приглашенным за 2,5 миллиона евро аргентинцем Осмаром Феррейрой, но эту неудачу никто не заметил за отличной игрой бразильских новичков 2004 года — Даниэла Карвалью (4,2 миллиона евро) и Вагнера Лава (6,2 миллиона евро) и почти бесплатной российской находки — Юрия Жиркова.

А вот провалы «Спартака» были куда более очевидными. Сейчас сложно поверить в то, что за Габриэла Тамаша кто-то мог отдать 3,5 миллиона евро, за Срджана Станича — 2,1 миллиона, а за Александра Белозерова — 1 миллион. Апогеем неудач стал новый трансферный рекорд. За аргентинца Фернандо Кавенаги отдали 8,6 миллиона евро (в прессе фигурировала более символичная сумма в 11,5 миллиона долларов), а форвард так и не смог адаптироваться в России.

За первые полсезона он забил лишь один гол. Всего в 63 матчах за «Спартак» отличился 17 раз.

В 2005 году трансферный рынок попыталось взорвать московское «Динамо». В клуб пришли большие деньги бизнесмена Алексея Федорычева, а вслед за ними часть «Порту», который только что выиграл Лигу чемпионов. «Бело-голубые» пригласили лидера атак португальского клуба Дерлея, а вместе с ним группу менее известных игроков из Португалии и Бразилии, среди которых были юные Данни и Тьяго Силва — шоппинг обошелся в 19 миллионов евро, а летом потратили еще 47 (!) миллионов на Манише, Юркаса Сейтаридиса, Коштинью и компанию. 16-миллионный Манише стал новым рекордсменом российского трансферного рынка. Правда, на этом достижения португальской колонии закончились. Динамовцы финишировали на восьмом месте.

Но зажигало на рынке не только «Динамо» — общими усилиями российские клубы совершили в 2004 году 22 сделки стоимостью более 1 миллиона евро, а в 2005 году таких трансферов было уже 36! Лишь 5 из 16 клубов премьер-лиги в 2005 году не совершали покупок, близких к миллиону евро — «Шинник», «Томь», «Амкар», «Ростов» и «Терек».

«Дело в том, что португальцев привезли в “Динамо” без согласования с Романцевым. Олег Иванович, когда увидел Данни, сразу сказал, что этот пацан будет сильнее всех. Дерлей был игроком хорошего уровня. Тьяго Силва сейчас играет в “ПСЖ”, а в Россию приехал с туберкулезом и чуть не умер — его у нас спасли. Раньше селекция была такой — привезли вагон и маленькую тележку игроков и разбирайтесь с ними. Сейчас все более точечно», — вспоминает Сафонов.

Новый игрок из Петербурга

В 2006 году на российском футбольном рынке появился еще один очень крупный игрок. «Газпром» был титульным спонсором петербургского «Зенита» еще с конца 90-х, но зимой 2006-го энергетическая компания стала полноценным хозяином клуба. Большие перемены начались летом, когда команду возглавил Дик Адвокат. Первой дорогой покупкой «под голландца» стал перешедший из «Трабзонспора» за 7,5 миллиона евро турецкий форвард Фатих Текке.

Перед сезоном-2007 петербуржцы приобрели нападающего Павла Погребняка (5 миллионов евро), полузащитников Алехандро Домингеса (7 миллионов евро), Константина Зырянова (2,5 миллиона евро) и Анатолия Тимощука (14,5 миллиона евро). Украинский футболист оказался «гвоздем» зенитовской трансферной кампании. Уже к лету он стал капитаном клуба и в течение года с небольшим привел «Зенит» к победе в чемпионате России и Кубке УЕФА.

С того времени именно «Зенит» стал главным игроком на российском трансферном рынке. До 2011 года «сине-бело-голубые» совершали самые дорогие покупки каждого сезона премьер-лиги. Летом 2008-го за 30 миллионов евро у «Динамо» был приобретен Данни (новый российский рекорд), год спустя за 9 миллионов из «Спартака» вернулся зенитовский воспитанник Владимир Быстров, летом 2010 года петербуржцы отдали 22 миллиона евро за защитника Бруну Алвеша.

«Зенит» на 100% стал самым мощным игроком на трансферном рынке. А первым серьезным приобретением стал именно Тимощук. Все сходили с ума от потраченной на него суммы — 20 миллионов долларов. Но задачу он выполнил — петербуржцы стали чемпионами, выиграли Кубок УЕФА, а потом Суперкубок Европы, — вспоминает Сафонов.

Вспышка «Анжи»

Начало истории взлета махачкалинского «Анжи» отчасти похоже на приход «Газпрома» в «Зенит». Команда из Дагестана развивалась даже стремительнее — бизнесмен Сулейман Керимов получил контрольный пакет акций клуба в январе 2011-го и до конца трансферного окна успел пригласить бразильскую легенду Роберто Карлоса (как свободного агента), полузащитников Жусилея (10 миллионов евро) и Мбарка Буссуфа (8 миллионов евро). Летом экспансия продолжилась — в клуб пришла еще одна легенда — форвард Самюэль Это’о за 27 миллионов евро, а также вернувшийся из «Челси» Юрий Жирков и хавбек Балаж Джуджак. В общей сложности на усиление в 2011 году махачкалинцы потратили почти 100 миллионов евро.

Однако добиться быстрого результата не получилось — по итогам переходного сезона-2011/12 «Анжи» стал пятым, год спустя занял третье место, а летом 2013-го рухнул в пропасть.

Керимов решил сменить вектор развития и переориентироваться на собственных воспитанников. В клубе стартовала распродажа, символом которой стал двойной трансфер Александра Кокорина. Сначала форвард перешел из «Динамо» в «Анжи» за 19 миллионов евро, а пару месяцев спустя проследовал по обратному маршруту за ту же сумму.

Пик Халка и Витселя

Вершиной покупательской способности российских клубов стал сезон-2012/13. Тогда наши клубы приобрели 55 футболистов стоимостью от 1 миллиона евро — 13 из 16 клубов совершили дорогие покупки. «Мордовия» и «Ростов» по миллиону на одного футболиста не тратили, но тоже не бедствовали: дончане приобрели Игоря Смольникова за 700 тысяч евро и Сиянду Ксулу за 600 тысяч, а клуб из Саранска пополнил состав Миланом Перендией за 500 тысяч. В стороне от общего пиршества осталась лишь нижегородская «Волга».

Главным событием летнего трансферного окна-2013 стала «бомба» от «Зенита». За считанные минуты до завершения периода переходов петербуржцы объявили о приобретении бразильца Халка и бельгийца Акселя Витселя. Transfermarkt.de оценивает оба трансфера в 40 миллионов евро, а в российских СМИ писали об общей сумме в 100 миллионов. Разницу можно объяснить тем, что, по слухам, «Зенит» заплатил за Халка не только «Порту», но и неким сторонним лицам, владевшим частью прав на футболиста. Независимо от того, какая сумма ближе к действительности, эти два перехода до сих пор остаются рекордными для России.

«Приход Халка и Витселя стал взрывом трансферного рынка, но они показали свой уровень. Так же, как и Вагнер Лав. Другой вопрос, что армейцы приобрели его за гораздо меньшую сумму и смогли выгодно продать. Такая же история случилась с Жо. Только Даниэла Карвальо ЦСКА не сумел продать на пике», — говорит Сафонов.

Дыхание кризиса

«Тучным» годам пришел конец в сезоне-2014/15. Даже такие «монстры» трансферного рынка, как «Зенит», «Спартак» и ЦСКА перестали сорить деньгами, а многие клубы с меньшими возможностями и вовсе перешли в режим жесткой экономии.

Причин резкого уменьшения финансовых аппетитов было две — антироссийские санкции, затронувшие весь бизнес, и введение финансового «фэйр-плей». Новые правила УЕФА стали работать еще в 2011 году, но тогда на них не обратили особого внимания.

Европейские чиновники быстро показали, что шутить они не намерены — летом 2015-го пытавшееся жить не по средствам «Динамо» было исключено из еврокубков, а «Зенит», «Локомотив», «Краснодар» и «Рубин» попали под более мягкие санкции.

Общий обвал нагляднее всего наблюдается в сравнении — в сезоне-2013/14 российские клубы приобрели 51 футболиста стоимостью более миллиона евро, а уже через год таких трансферов было всего 14.

В сезоне-2015/16 схлопывание российского рынка продолжилось. Самой дорогой покупкой стал форвард из Кабо-Верде Зе Луиш, которого «Спартак» приобрел за 6,5 миллиона евро. При этом 5 клубов премьер-лиги — «Краснодар», «Мордовия», «Амкар», «Урал» и «Крылья Советов» вообще обошлись без трат на трансферы.

Жизнь по средствам

Самым активным игроком на трансферном рынке в прошлом сезоне снова стал «Зенит». Накопившие денег после трансферов Халка и Витселя в Китай петербуржцы потратили 94,3 миллиона евро на приобретение пяти дорогих аргентинцев во главе с Леандро Паредесом (23 миллиона евро), но успехов в чемпионате России не добились — команда Роберто Манчини финишировала пятой. При этом все остальные клубы премьер-лиги за сезон потратили всего 59,12 миллиона евро, а «Тосно» и «Амкар» и вовсе обошлись без трат на трансферы, что, впрочем, не помогло им уберечься от банкротства.

Могучий в денежном плане «Зенит» из-за ограничений финансового fair play был вынужден обойтись без трат на трансферы этим летом — слишком уж дорогой была прошлая закупочная кампания. ЦСКА заявил 9 новичков, но все равно остался в плюсе после продажи Александра Головина в Монако. Трансфер полузащитника стоил 30 миллионов евро, а вся летняя активность армейцев обошлась в 12,2 миллиона. С прибылью закрыли летнее окно «Зенит», «Уфа», «Спартак», «Рубин», «Оренбург», «Динамо», «Арсенал» и «Ахмат», а «Анжи» и «Енисей» не тратили денег на трансферы. В итоге главным транжирой прошлого лета стал «Локомотив», израсходовавший 17 миллионов на покупки.

Безумная гонка вооружений, оборачивавшаяся исчезновением когда-то благополучных клубов позади. В новой реальности жить по средствам в силу разных причин приходится всем — от «Зенита» до «Енисея».

«Клубы поняли, что футбол — это бизнес. Если берешь футболиста, потом его желательно еще и продать. Если бы у нас был такой телепродукт, как в Англии, где телеправа стоят больше миллиарда евро и все команды получают от них серьезные деньги, все могло бы быть по-другому. Но в России полупустые стадионы, можно зарабатывать только на раскрутке и дальнейшей продаже футболистов. Кризис повлиял на то, что серьезные деньги люди на ветер не кидают. Тем более, появилось много специализированных программ и других возможностей узнать больше о футболисте. Это раньше любой грузин мог сказать, что он обязательно играл в тбилисском “Динамо”, а армянин обязательно был из “Арарата”. Сейчас такое невозможно», — рассказывает Сафонов.

ГЛАВНЫЕ ТРАНСФЕРЫ РОССИЙСКОГО ФУТБОЛА

Зима 1999 — Георгий Деметрадзе из «Фейенорда» в «Аланию» (1,2 миллиона долларов);.

Зима 2002 — Ролан Гусев из «Динамо» (Москва) в ЦСКА (3 миллиона долларов);.

Зима 2003 — Иржи Ярошик из «Спарты» в ЦСКА (3,7 миллиона долларов);.

Лето 2003 — Ивица Олич из «Динамо» (Загреб) в ЦСКА (5 миллионов евро);.

Лето 2004 — Фернандо Кавенаги из «Ривер Плейта» в «Спартак» (8,5 миллиона евро);.

Лето 2005 — Манише из «Порту» в «Динамо» (Москва) (16 миллионов евро);.

Зима 2007 — Анатолий Тимощук из «Шахтера» в «Зенит» (14,5 миллиона евро);.

Лето 2008 — Данни из «Динамо» (Москва) в «Зенит» (30 миллионов евро);.

Лето 2011 — Самюэль Это’о из «Интера» в «Анжи» (27 миллионов евро);.

Лето 2012 — Халк из «Порту» в «Зенит» (40 миллионов евро), Аксель Витсель из «Бенфики» в «Зенит» (40 миллионов евро).