14 апреля, источник: Спорт-Экспресс

Гулиева спрятали. Надолго?

Судя по всему, полузащитник Аяз Гулиев продолжит выступать за «Спартак». И уже довольно скоро.

Источник: Спорт-Экспресс

После истории, в которую влип 22-летний Гулиев, появилось несколько новостей, и отдельно — тема сравнения его случая с Кокориным и Мамаевым. Напомню, что 10 апреля хавбек не остановился на красный сигнал светофора, задел своим автомобилем пешехода и затем избил его. Пострадавшим оказался Майкл Коу, 29-летний филолог из США.

Итак, главное, что удалось узнать.

О происшествии с Гулиевым еще до того, как все было предано огласке в интернете, узнали те, кто и должен знать — сотрудники клуба и агент футболиста.

У меня не подтверждается информация, что игрок все уладил самостоятельно без помощи своего официального представителя Михаила Череповского.

Если цинично, то все выглядит так: перед избитым американцем а) извинились, б) он получил приличную компенсацию. В итоге заявления в полицию на Гулиева нет, а есть — письменный отказ Коу от претензий к полузащитнику.

У Мамаева, насколько понимаю, агента нет, у Кокорина есть, но уровень его влияния на форварда показали истории, случившиеся 8 октября прошлого года в Москве. В жизни бывают неприятные моменты, но всегда остается шанс погасить конфликт оперативно. Гулиев этим шансом воспользовался, Мамаев же и Кокорин, судя по данным, которые озвучиваются в суде, решили пойти по другому пути: «Только попробуй вызови полицию — мы тебя найдем». Тоже выбор.

И «Зенит», и «Краснодар» («быки» сделали даже два оперативных заявления, причем второе — очень жесткое, о намерении разорвать контракт с Мамаевым), и «Спартак» отреагировали на инциденты в публичном пространстве.

При этом красно-белые дождались, скажем так, полуфинала этой истории, когда Коу написал отказ от претензий — и потом распространили свое заявление. Оно исполнено профессионально, в нем есть главные посылы.

Другое дело — вопрос коммуникации внутри клуба. Если там знали о случившемся 10 апреля, то зачем 11-го размещать в соцсетях интервью Аяза?

По моим данным, «Спартак» не собирается расторгать соглашение с Гулиевым — информация о таком варианте появилась в воскресенье на блоггерских платформах.

Вопрос о штрафе — отдельная история. Годовой контракт хавбека предусматривает зарплату в 1,2 миллиона евро, то есть 100 тысяч евро в месяц, или около 7 миллионов рублей. Удержание 5 миллионов из них для Гулиева более чем серьезная санкция. Мои источники не подтверждают данные об этой сумме — штраф наложен, но не настолько суровый.

Применительно к Кокорину и Мамаеву о штрафах говорить не приходится. Более чем полугодичное отстранение от футбола, потеря формы и ее длительное восстановление, а также, возможно, завершение серьезной карьеры — самое страшное, что могло случиться с ними, уже случилось. Их действующие договоры (с зарплатой в 3,3 миллиона евро в год у Кокорина, и 2,7 миллиона у Мамаева) никто не повторит.

Но говорить о доходах сейчас нет смысла в принципе. Судя по тем фактам, которые озвучиваются на суде, обоим грозит вполне реальный срок.

Будущее же Гулиева более определенно. Не думаю, что ссылка в дубль (которую «Спартак» официально не подтверждает), если и есть, окажется продолжительной. Аяза, если называть вещи своими именами, спрятали на неделю — он и не в расположении главной команды, и не в дубле.

На финише чемпионата «Спартаку» нужен полный боекомплект. Но клубу, безусловно, стоит подумать над тем, как строить работу с Гулиевым в будущем.

Сергей ЕГОРОВ