26 июня, источник: Спорт-Экспресс

Томас Цорн: Глушакову заплатили меньше 100 миллионов

Первое интервью нового генерального директора «Спартака» после назначения в красно-белый клуб.

— В какую сумму обошлось «Спартаку» приобретение 22-летнего нападающего Эсекиэля Понсе? Данные СМИ на разных континентах расходятся — в Аргентине сообщается о 3 миллионах евро, в Европе говорят о 8 миллионах.

— По условиям соглашения с «Ромой» мы не можем называть условия сделки. Но, скажем так, это исключительно выгодный трансфер для нашего клуба. Парень еще молодой и перспективный. Римляне подписали Понсе, когда ему было всего 19 лет — конечно, он не мог с ходу заменить Джеко. Эсекиэль приехал в серьезный клуб, ему как и любому юному игроку требовалось время на адаптацию во взрослом футболе.

Показателен прошлый сезон, проведенный в аренде в афинском АЕК. Понсе вышел на определенный уровень, стал вторым бомбардиром греческого чемпионата, что не так просто.

Безусловно, РПЛ сложнее и аргентинцу предстоит многое доказать в России, но, если отталкиваться от суммы, которую должен был заплатить за него АЕК, чтобы выкупить, то мы совершили удачную сделку.

— Грекам Понсе мог обойтись гораздо дороже?

— Да, у АЕК имелась опция выкупа, цифры там фигурировали гораздо выше тех, что есть в нашем договоре с «Ромой».

— Характеристики Понсе свидетельствуют: это конкурент Зе Луиша.

— Да, Понсе — страйкер, на эту позицию его и брали.

— Приобретение аргентинца говорит о том, что Зе покинет «Спартак»?

— Это форварды разного плана. Мы выстраиваем команду под модель игры, которую видит наш главный тренер. Прививаем немного другой стиль, чем был раньше — под него Понсе хорошо подходит, это быстрый атакующий футбол. Для него нужны люди, готовые все 90 минут бежать вперед, высоко прессинговать, стремительно выходить в контратаки.

На данный момент не исключаю, что Зе останется в клубе: они с Понсе способны дополнять друг друга. Тем не менее, уже говорил, что если нам поступит хорошее предложение по африканцу, то готовы его рассмотреть. На сегодня у «Спартака» есть вариант из «Порту», но он совсем нам не подходит. Посмотрим, как пойдет в дальнейшем. У нас нет цели продать Зе Луиша любой ценой. Сделаем это, только если получим деньги, которые нас устроят.

— «Порту» готов отдать за Зе 7 миллионов евро?

— Трудно сказать, какую сумму в действительности способен заплатить португальский клуб. Но на данный момент предложение «Порту», на наш взгляд, не соответствует рыночной стоимости футболиста.

— А история с Китаем — смотрите и тот рынок?

— Не только по Зе Луишу — это в принципе интересный сегмент, там способны платить определенные суммы, не можем игнорировать Китай. Пока оттуда по Зе на «Спартак» с конкретикой не выходили. Да, интерес есть, но по моему опыту китайский рынок более зимний, чем летний.

— Можете рассказать, почему «Спартак» расстался с Глушаковым и Комбаровым только сейчас, а не гораздо раньше?

— Я пришел в клуб в начале мая. Имеете в виду, что этот вопрос должны были решить еще мои предшественники?

— Да.

— Не знаю, почему именно так произошло. Когда получил назначение в «Спартаке», понял, что нам нужно что-то менять, ведь никого не устроил результат предыдущего сезона. Нужна более молодая команда, которая подходит под видение нашего тренера. Впрочем, это не значит, что намерены собрать неопытный состав. Хотим не только брать выпускников своей академии, но и точечно усилиться более опытными исполнителями. Просто нужно сбалансировать все так, чтобы коллектив стал моложе и лучше готов физически.

Глушаков же с Комбаровым многое дали «Спартаку», но в последнее время вокруг них возник перебор негатива. Для меня их уход — комбинация из того, что нужно проводить смену поколений и избавляться от неблагоприятного фона вокруг клуба. Считаю, мы неплохо справились, расстались с ребятами на хорошей ноте. Они не вставали в позу.

— Еще в мае совет директоров принял решение о том, что Глушаков уйдет. Но потом хавбек вышел из отпуска, побывал на медосмотре, написал письмо болельщикам, начал тренироваться…

— Про письмо спрашивал Дениса: «Что ты хотел этим сказать?» Наверное, лучше поинтересоваться у него самого. Денис вел себя корректно: у него действовал контракт, и он не мог не прийти на тренировку или на медосмотр. Каждый обязан выполнять условия соглашения.

— Глушаков получил 100 миллионов рублей после разрыва договора?

— Не совсем так. Сумму не могу озвучивать. Это конфиденциально.

— Но меньше или больше заплатили?

— Меньше. У нас нет такого, чтобы раздавать всем деньги. Договорились на более скромную компенсацию.

— Что думаете в целом о ситуации с Глушаковым? Полузащитник стал токсичен, мешал команде? Или просто плохо играл в футбол?

— Вокруг «Спартака» в связи с Глушаковым есть негатив. Откуда он взялся, не очень понимаю. И Денису сказал, что погружаться в это не хочу, но мы должны расторгнуть контракт. Это решение клуба. Но и Дениса тоже — сам хотел это сделать, понимал, что к этому все в итоге придет.

— Денис дал у себя в Инстаграме объявление, что ищет работу. Вас удивляет отсутствие вариантов?

— Видел тот пост — мне кажется, получилось остроумно. Думаю, Глушаков найдет клуб. Качественный футболист, с российским паспортом. Желаю ему удачи.