19 января, источник: Чемпионат.com

Селекция ЦСКА не так уж и идеальна. В трансферах стало многовато ошибок

Повышенный риск, связанный с ограничением в финансах, — явно не единственное объяснение.

За последние годы мы привыкли к тому, что в ЦСКА на фоне большинства других российских клубов наблюдается полный порядок (и это при громадных трудностях с деньгами), и где-то начали излишне канонизировать «армейцев». Спортивная вертикаль — идеальная, президент — могущественный, тренер — потрясающий и перспективный, умение продавать футболистов — на зависть всем, селекция — тоже классная!

Во время загрузки произошла ошибка.

Только наклеивание ярлыков — вещь очень обманчивая и даже опасная, за ними иногда можно не разглядеть, как всё в действительности начинает меняться. И сегодня хочется поговорить о последнем пункте из перечисленного выше — о селекционной работе ЦСКА в минувшие сезоны. Мы помним и признаём, что в своё время клуб сделал множество выдающихся трансферов, да и в последние год-два солидных решений можно найти несколько: покупки Облякова и Дивеева из «Уфы», аренда Влашича с последующей опцией выкупа, подписание контракта с Ахметовым на правах свободного агента.

А на другой чаше весов есть приобретения, где закладывалось больше риска и самой селекционной работы было намного больше. То есть требовалось найти не раскрученных футболистов на дешёвых рынках, правильно оценить их уровень и потенциал, взвесить все риски, в том числе адаптационные, — и принять решение. И вот из таких историй полностью сработали разве что трансферы Бекао и Бистровича. Не будем говорить о случившемся с бразильцем в дальнейшем (он попросту сбежал в Италию, в клубе так и не убедили его подписать полноценный контракт), просто подчеркнём, что с этой находкой ЦСКА попал в яблочко. И с Бистровичем — тоже, он явно будет стоить дороже затраченных 500 тысяч евро.

Рискованные трансферы — почти все мимо

Зато по многим другим решениям ЦСКА есть большие вопросы.

Японец Такума Нисимура был куплен за 1 млн евро, сносно играл в прошлом сезоне, а в нынешнем толком не выходил на поле — пять матчей в чемпионате и один в Лиге Европы. Только что уехал в аренду в португальский «Портимоненси».

Хорват Звонимир Шарлия приглашался как сменщик Бекао, но играть после октября перестал, проиграв конкуренцию 17-летнему Карпову. Контрактный договор с 23-летним центральным защитником расторгнут досрочно, сидеть на скамейке он не захотел.

Ивуариец Седрик Гогуа взят у «Тамбова» за 400 тысяч евро. Трансфер изначально с повышенной степенью риска, и пока он не работает — много травм и просиживания в запасе, мало спортивной пользы. Если бы была возможность уйти сейчас, может, ЦСКА бы и попытался найти вариант для Гогуа. Но он уже заигран за две команды в сезоне, третья запрещена.

Бразилец Лукас Сантос приезжал в аренду на полгода, рассматривался как опция усиления атакующей игры на сегодня, а также как перспективный вариант вложений в будущем. Опять же — не получил адекватного игрового времени, а когда выходил на поле, казался очень сырым и неготовым к РПЛ. Уехал обратно в Бразилию.

Можно вспомнить и «суперталанта из Мали» Лассану Н’Диайе, который был взят в октябре 2018-го на перспективу, а сегодня не выделяется даже на уровне молодёжных составов.

Попытки усиления центра нападения — безуспешные

Вы скажете, что ничего страшного не происходит, ведь деньги на многих новичков по современным меркам тратятся просто смешные. Всё верно, только не нужно мерить всё финансами. Время — тоже очень важный ресурс, к тому же невосполнимый. И его команда как раз теряет. Линия обороны треть сезона пробегала с мальчишкой Карповым, а не опытным качественным игроком, потому что Шарлия по мнению тренерского штаба не потянул. А Чалов так и остался без конкуренции, столкнулся со спадом — а подменить его, как-то разнообразить игру впереди было некем. Лукаса Сантоса боялись выпускать даже на замену, а центральный нападающий так и не был приобретён.
Кстати, поиск «армейцами» форвардов в последние годы — это тоже вопрос для глубокого изучения, поскольку они постоянно промахиваются и никак не могут усилить по-настоящему проблемную зону. С сезона-2016/17 здесь пробовались Оланаре (после травмы не пришёл в себя), Траоре (не подошёл по стилистике и приехал на спаде), Абель Эрнандес (риски с повышенной травматичностью были недооценены). То есть все варианты — мимо! Посмотрим, что будет в случае с белорусом Шкуриным.

Выводы?

Категоричных выводов на самом деле быть не может, поскольку селекция — это изначально сложная вещь, ошибок хватает у всех, особенно в условиях скромного финансового положения. Но ЦСКА, во-первых, успел приучить нас, что в этом клубе все как раз работают по уму. Во-вторых, неэффективных решений стало многовато. Даже распределение «50 на 50» (50 процентов заигравших футболистов против 50 процентов не заигравших) — не самое здоровое для топ-клуба. А в нынешнем сезоне у «армейцев», к примеру, из самых свежих новичков не заиграл вообще никто. Это повод задать себе вопрос, всё ли делается правильно.

Но есть и другой момент. Селекция — это ведь не только поиск, отбор и покупка футболистов. А ещё сопровождение и помощь в адаптации на первых порах. ЦСКА запросто может недорабатывать в последних двух аспектах, на что намекает хотя бы тот факт, что многие игроки (Нисимура, Гогуа, Лукас Сантос, Шарлия) либо сразу, либо по истечении времени перестали получать игровое время от тренерского штаба.

Во время загрузки произошла ошибка.
А ещё были случаи, попадавшие в СМИ, когда Гончаренко хотел футболиста (например, Джанаева), а спортивный департамент — не очень. Да даже по Соболеву, как говорят, единого мнения сегодня в ЦСКА нет.

Если различие в оценке уровня приобретаемых футболистов действительно есть, и если оно критическое, то легко объяснить, почему многие новички не заиграли. И ЦСКА попросту нужно учесть все эти моменты в будущем, чтобы лукасов сантосов стало поменьше.

Михаил Гончаров