Источник: РИА "Новости"

В истории каждого клуба, даже самого большого, есть тёмные пятна, о которых болельщики хотели бы забыть. Московский «Спартак» — не исключение. Вспоминаем, как красно-белые вылетали в 1976 году. Это, пожалуй, можно считать главным позором в истории великой команды. Особенно с учетом того, как она играла и как вылетала.

Перед неудачным сезоном из «Спартака» убрали Николая Старостина. Команду возглавил тренер без большого опыта

Ещё в декабре 1975-го «Спартак» играл в 1/8 финала Кубка УЕФА. Тогда москвичи победили в Сочи «Милан» со счётом 2:0, тем не менее этой победы не хватило, чтобы отыграть 0:4 в Италии. Вылетать из еврокубков было, конечно же, неприятно, как и финишировать на 10-м месте в чемпионате СССР после серебра 1974-го, но никто даже предположить не мог, какой кошмар ждёт красно-белых через год.

Сезон-1976 получился необычным. Ещё в августе 1975-го заведующий лабораторией теории и практики ВНИИФК (Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры) Марк Годик предложил внедрить в следующем чемпионате систему «осень-весна». Однако Спорткомитет СССР принял другое решение: провести два раздельных первенства в течение года — весеннее и осеннее. При этом только по итогам осеннего чемпионата определялись команды, покидающие высшую лигу. Цель изменений — улучшение подготовки к Евро-1976 и Олимпиаде.

Перед стартом сезона-1976 своих постов лишились начальник команды Николай Старостин и главный тренер Николай Гуляев. Новым наставником «Спартака» стал Анатолий Крутиков, выступавший за красно-белых с 1959 по 1969 год. Тренерский опыт у 42-летнего специалиста был небольшой: он отработал всего пару лет в «Спартаке» из Нальчика.

«Мне кажется, что тогда Крутиков был не готов работать с таким клубом, — объяснял причины неудач “Спартака” защитник той команды Виктор Самохин в интервью “Спорт-экспрессу”. — В итоге из неплохих игроков хорошей команды не сложилось. Сейчас я понимаю, что значил и значит для “Спартака” Николай Петрович Старостин. А тогда все его призывы и разговоры о спартаковском особом духе воспринимал вполуха. И только уйдя из “Спартака”, понял, что да — он существует, этот самый дух».

Впрочем, по поводу уровня футболистов «Спартака» в провальном сезоне есть и противоположное мнение. «Состав у “Спартака” был слабый. Крутиков набрал игроков, которые не подходили команде. Некоторых он отчислил по ходу сезона, например, Виктора Папаева. Дело в том, что состав тогда всё время менялся тренерским штабом. Не было постоянного стартового состава, сыгранности — никакой. Это и привело к неудаче. Естественно, когда команда постоянно проигрывает, внутри коллектива начинается брожение. Игроки начинают делиться на группировки и так далее. Конечно, обстановка в раздевалке была ненормальной», — говорил бывший нападающий красно-белых Николай Осянин. Он в 1976-м получил травму.

Из «Спартака» ушли голкипер Александр Прохоров, защитник Геннадий Логофет, полузащитник Александр Минаев и нападающий Александр Пискарёв. В конце года, когда москвичи вылетели в первую лигу, лидер красно-белых Евгений Ловчев и Папаев пришли в редакцию еженедельника «Неделя», чтобы рассказать о происходившем в команде. Ловчев тоже критиковал Крутикова:

«Главное, что должны были сделать тренеры, — организовать игру, психологически настраивать игроков на каждый матч, как на решающий. Этого мы и не увидели. Сколько нервов отняли у команды непоследовательность и неуверенность тренеров! Поймите, я не против них лично. Они хорошие люди, искренне преданные и желающие добра “Спартаку”. Но что-то тренерское должно же быть в тренерах!».

В «Спартаке» были проблемы с питанием и полями для тренировок. Команда тренировалась в хоккейной «коробке»

Но это было впереди, а в ходе подготовки к весеннему чемпионату 1976-го Крутиков пытался утвердиться в команде. Экс-защитник «Спартака» Вагиз Хидиятуллин, появившийся в составе красно-белых в том сезоне вместе с Олегом Романцевым, вспоминал конфликт молодого наставника со Старостиным.

«Перед чемпионатом новый главный тренер настоял, чтобы из “Спартака” убрали Старостина. А как можно — без Николая Петровича?! Я, когда пришёл, ужаснулся. Пять-шесть основных игроков керосинили прилично, причём даже накануне матчей. Фамилии называть не буду. Безусловно, настоящей звездой был Ловчев, как Гиггз в сборной Уэльса. Но у валлийца все партнёры — бойцы. В “Спартаке” же Ловчеву под стать были разве что Папаев да Прохоров».

Команда Крутикова начала весенний чемпионат с выездной победы над «Араратом» 1:0, однако в следующих четырёх турах не забила ни одного мяча. Красно-белые трижды проиграли, сыграли дома 0:0 с «Зарей». Вымучивали голы. Опустились на последнее место. Впрочем, тогда это не пугало, поскольку никто не вылетал. В результате за 15 туров «Спартак» выиграл лишь четыре матча, включая дерби с ЦСКА — 2:1.

Организация дел в клубе также оставляла желать лучшего. Хидиятуллин вспоминал, как он попал в команду после спортинтерната:

«Кормили тогда на базе хоть и вкусно, но недостаточно, — организм-то ещё был растущим. Нам с Валерием Глушаковым нужно было только футбольное поле, с которого мы не вылезали — и, будучи хронически голодными, после тренировок буквально падали от бессилия. Когда оказался в “Спартаке”, думал, что это только в интернате вечно не хватало еды — а теперь заживем. В голову не могло прийти, что в высшей лиге может быть почти то же самое! Вопрос питания наладился только с приходом Константина Бескова».

«База наша в Тарасовке — этакий памятник футбольной старины, — делился деталями быта, будучи в редакции «Недели», Папаев. — С единственным полем, на которое мы с середины мая и не ступаем, чтобы травка могла взойти. А в октябре оно уже льдом покрыто. И нередко тренироваться приходится в хоккейной «коробке», да и то сперва просить местных тарасовских парней: «Ребята, уступите площадку, у нас тренировка».

«Спартак» занял 14-е место, опередив только «Локомотив» с «Зарей», но, несмотря на ужасный результат, Крутиков продолжил работу с красно-белыми. В июле вернулся в команду голкипер Прохоров, чей переход в киевское «Динамо» был аннулирован по решению Федерации футбола СССР. Два сезона одного года разделяло около месяца — осенняя часть стартовала в августе.

Романцев рассказывал, что атмосфера в том «Спартаке» была не очень. Игроки даже не здоровались по утрам

В 1976-м году в «Спартак» в качестве игрока впервые приехал Олег Романцев. Он провёл за команду всего два матча. Будущему тренеру красно-белых не понравилась атмосфера в коллективе. Неформальные лидеры делили власть, в команде было две группировки. В итоге Романцев, не привыкший к таким отношениям, уехал обратно в Красноярск.

«Команды не было. Были две кучки с двумя неформальными лидерами — Ловчевым и Прохоровым, — рассказывал он в своей автобиографии «Правда обо мне и «Спартаке». — Они до того ревновали друг к другу, что даже не здоровались по утрам. Меня пытались затянуть то в одну, то в другую кучку. Говорили: «С теми не общайся, они гнилые, давай с нами. Мы в порядке, держись нас». Другие — то же самое про этих. Я послушал обоих, потом проснулся утром, подошёл к Саше Кокореву и сказал: «Я вот бутсы брал. Сдай их, пожалуйста. А я поехал домой».

Интересны и рассказы о тренере того «Спартака» — Анатолии Крутикове. Снова возвращаемся к воспоминаниям Романцева.

«Главное — его отношение к работе. Как-то он задержался в столовой. Должна была начинаться тренировка. Многолетний повар “Спартака” Анна Павловна Чуркина, говорит ему: “Вы же опоздаете, Анатолий Фёдорович”. А тот отвечает: “Ну и ладно. Всё равно вылетим, чего мучиться?” Если это правда, что можно взять от такого тренера?».

«Крутиков был совсем незрелым для такой работы, — вспоминает футболист той команды Александр Кокорев. — Приведу пример. У нас в команде с режимом не дружил Коля Абрамов. Но в квадрате был лучшим. Крутиков отзывал его в сторонку: «Коль, ты выпивай, но только не много, хорошо?» Представляете: старший тренер такое говорит?

Расскажу ещё один эпизод. На тренировку мы обычно выходили заранее, за полчаса. Разомнёмся, поиграем в квадратик, побьём по воротам. А тут проходит 45 минут — Крутикова нет. Официальная часть тренировки должна уже 15 минут как начаться. Кто-то из наших подходит к начальнику команды Варламову.

 — Иван Алексеевич, а тренировка начнется или нет?

Тот идёт к Крутикову:

 — Анатолий, во сколько начинаем?

 — А сколько сейчас времени? Они вроде уже давно на поле. Ладно, заканчивай — завтра потренируемся.

Вот такие порой у нас были «тренировки». Надо ли удивляться, что «Спартак» по итогам того сезона вылетел в первую лигу? С тренером, которому всё было до «фени», это было вполне логично. Плюс совсем слабый был состав. Крутиков набрал в команду много совсем непонятных людей — таких как Смирнов из «Шинника», Рахимов. Это были явно игроки не уровня высшей лиги.

«У Крутикова были очень странные разминки, — рассказывает еще один футболист того “Спартака”. Виктор Самохин. — Заставлял кувыркаться от ворот до ворот. Сначала вперед, потом назад. Может, опробовал на нас новую методику? Но я не понимал, что нам дают эти упражнения. Как тренер Крутиков во мне ничего не оставил. Над тактикой не работали, соперников не разбирали. Из его практики я ничего полезного не почерпнул. Другое дело — такие фигуры, как Бесков, Романцев, Симонян, Исаев, Морозов. Каждый из них что-то дал мне для лучшего понимания футбола. Крутиков — ничего. Так, прошёл в истории “Спартака” как эпизод. Да, он был великолепным футболистом, прекрасным защитником. Но тренировать ему, очевидно, было не дано».

За пять туров до финиша «Спартак» был в первой пятёрке. Договориться с киевским «Динамо» в последнем матче не удалось

В осеннем чемпионате «Спартак» стартовал с поражения от «Зенита» в Москве — 1:2. Но потом команда вроде бы поймала свою игру: одержала три победы в четырёх турах над «Локомотивом», ЦСКА и «Араратом». Красно-белые занимали пятое место, отставая на очко от лидера.

В следующих пяти турах спартаковцы трижды сыграли вничью, в том числе с будущим чемпионом «Торпедо» — 2:2. Единственную победу одержали над действующим весенним чемпионом «Динамо» — 1:0. Команды шли в таблице очень ровной группой. За пять туров до финиша второе место от 15-го отделяли всего четыре очка. За победу тогда давали два. «Спартак» по-прежнему находился в первой пятёрке.

Однако концовку чемпионата спартаковцы провалили с треском, потерпев четыре поражения в пяти матчах. Да и единственная победа была с душком. Команда Крутикова переиграла «Шахтёр» (1:0) в «Лужниках» благодаря судьям. В ворота гостей назначили два очень спорных пенальти. Один из них удалось реализовать.

Ловчев признавался в интервью для издания «Физкультура и спорт»: «Самый неприятный осадок остался у меня после нашего матча с “Шахтёром” на финише осеннего чемпионата. Выходить после игры из раздевалки на улицу было стыдно… Казалось бы, должен радоваться — судья помог “Спартаку” в самое трудное для команды время. А говорю я об этом потому, что противно играть в такой футбол».

Перед заключительным туром ситуация для «Спартака» не выглядела катастрофической. Красно-белые на одно очко опережали «Днепр», «Зарю», «Шахтёр» и находившийся в зоне вылета «Арарат».

Однако все конкуренты команды Крутикова в 15-м туре победили, причём обыгрывали другие московские клубы — «Торпедо», «Локомотив», ЦСКА. А вот спартаковцев ждал горячий приём в Киеве.

«Я накануне матча знал, что нас задушат, — рассказывал Крутиков в интервью “Спорт-экспрессу”. Анатолий Иванов судил, ленинградский. Подхожу, только начал: “Толя…” — “Фёдорыч, я ни-че-го не могу сделать!” Я всё понял. Не знал, что Ловчев, капитан, в другом лагере — хотел отправить его с киевскими ребятами поговорить. Думал, договорятся они на ничеечку-то. А Ловчев отвечает: “Фёдорыч, не делай этого!”. То была единственная надежда, но очень маленькая. В Киеве первый секретарь приехал смотреть, как “Спартак” хоронят. В городе праздник был… “Спартак” никто не любил. Это точно говорю. Даже Лёва Яшин, хороший мужик, не особенно уважал… Ревность какая-то. Валя Иванов терпеть не мог этот “Спартак”. Но я всю вину за тот вылет на себя принял. А разговаривать вообще ни с кем не хотел».

Киевское «Динамо» забило уже на 4-й минуте: Леонид Буряк поразил ворота мощным ударом со штрафного под перекладину. Спартаковцы собрали волю в кулак, отыгрались на 20-й минуте. Валерий Гладилин послал мяч в сетку после ошибки вратаря Евгения Рудакова. До середины второго тайма красно-белые продержались, а затем Виктор Колотов забил великолепным ударом со штрафного, метров с 25. За четверть часа до финального свистка Пётр Слободян добил гостей.

У «Спартака» ещё оставалась надежда. Если бы на следующий день «Торпедо» не уступило «Арарату», красно-белые остались бы в элите, но, как сказано выше, московские команды не помогли соседям. Чемпион не сыграл в свою силу в Ереване. Звучали призывы сохранить «Спартак», увеличив количество команд в высшей лиге, тем не менее спортивный принцип нарушать не стали. «Спартак» вылетел, чтобы через год вернуться уже совсем другой командой под руководством Старостина и нового главного тренера Константина Бескова.