25 июля, источник: Спорт-Экспресс

«Решения ВАР и правила игры надо объяснять!» Слуцкий сравнил судей в России и Европе

Жесткое, но справедливое высказывание главного тренера «Рубина» об особенностях национальных арбитров.

24 июля гостем редакции «СЭ» стал главный тренер «Рубина» Леонид Слуцкий. В ходе двухчасовой беседы он рассказал очень много интересного — о трансферах «Рубина» и борьбе за выживание, Игнатьеве и Хвиче, Тиле, Дзюбе и Головине.

Во время загрузки произошла ошибка.

Одна из самых интересных частей нашего разговора стала тема судейства. На наш взгляд, Слуцкий очень аргументировано и, что сейчас особенно важно, без лишних эмоций и крайностей озвучил проблемы российского судейства: неумение или нежелание арбитров объяснять тренерам, игрокам и болельщикам свои решения, принципы оценки эпизодов правил игры. При этом Слуцкий подчеркнул, что и ВАР, и в целом судейский корпус работают в России на нормальном уровне. Но недружелюбие судей бросается в глаза по сравнению с Голландией, где работал Слуцкий. Кроме того, главный тренер «Рубина» обратил внимание на важный статистический факт — в 2020 году в РПЛ резко выросло число желтых карточек. С чем это связано? Читайте версию Слуцкого.

Привык к нормальной коммуникации с арбитрами

— Вы меня спросили, что не так в России после Европы. Вот как происходит в Голландии: перерыв, я спокойно подхожу к арбитру, он вот с такой улыбкой (показывает от уха до уха — Прим. «СЭ») мне рассказывает, почему в этом эпизоде было принято то или иное решение. После игры он просит зайти в судейскую и подробно по каждому эпизоду рассказывает, что и как. Это еще не говоря о том, что судьи приезжают в команду перед сезоном, объясняют все нюансы работы ВАР: когда смотрится, когда не смотрится.

Помните, эпизод матча «Локомотив» — «Оренбург», когда не была отменена вторая желтая карточка Мишкича, а пенальти в итоге не был назначен? У нас все задают вопрос: «Как так?!» А я знал эту ситуацию, потому что нам объяснили, в каких случаях что происходит, когда желтая карточка отменяется, когда — нет.

Я просто прошу объяснений, например, в эпизоде со Старфельтом и назначенным пенальти в матче с «Локомотивом». Перед сезоном нам в Голландии говорили, что если в нашей штрафной площади мяч от головы, от груди или ноги отскочил в руку — это не пенальти. Потому что в такие моменты ты не можешь ее убрать.

Старфельту мяч попал в грудь и тут же отскочил в руку — в наши ворота моментально назначили пенальти. Я спрашиваю: «Поменялись требования? Или введены новые? Или вы ошиблись?» Объясните мне кто-нибудь, пожалуйста, потому что я должен объяснить это игроку. Очень сложно играть в любую игру, не зная ее правил.

Это нормальный вопрос, но никто ничего не объясняет. Все смотрят на тебя таким взглядом, как будто сейчас… Я от этого отвык.

Привык к нормальной коммуникации с арбитрами, которые принимают какое-то решение и спокойно тебе его объясняют. Причем они могут сказать: «Слушай, ошибся». Ну, окей, ты и сам ошибаешься миллион раз. Там судья может сказать, что здесь вот так и так, здесь была показана красная, а не желтая, потому что у него не было попытки сыграть в мяч. То есть они объясняют.

Серые зоны ВАР

— А здесь даже Кашшаи ничего не объясняет…

— Я сейчас не говорю про кого-то отдельно. Я говорю о системе. Вы должны, во-первых, приехать в клуб и объяснить правила. Если вдруг произошли какие-то изменения в регламентирующих документах, вы должны дать новые вводные. У меня возникает огромное количество вопросов, как и у всех, собственно говоря.

В Голландии я получал ответы. Я не говорю, удовлетворяли меня эти ответы или нет, но я их получал. Здесь не получаю.

И второй момент, на который хочу обратить внимание.

После возобновления сезона в РПЛ больше всего в Европе показывается желтых карточек. За два тура до окончания сезона я видел статистику: 6,8 карточки за игру. В тройке еще были турецкая лига и украинская. У нас сейчас первый фол — и сразу карточка, карточка, карточка. На мой взгляд, хотя я могу ошибаться, это сделано, чтобы таким образом судьям было удобнее манипулировать игрой. Знаете, такой легкий обход ВАР.

Потому что при прямой красной карточке повторы нужно смотреть, а при второй желтой ничего смотреть не надо. Объясните мне, почему до этого периода в среднем показывалось меньше 4 карточек за игру, а после стало 6,8? Может быть, случайность? Скажу честно, сильно сомневаюсь. Мы выделяемся в целом на фоне всех остальных лиг. Что у нас лига вдруг стала какой-то супергрубой? У нас не появилось принципиально большего количества фолов.

Объясните! Потому что для меня, как для тренера, это повод задуматься об определенной стратегии. Судьи быстро сажают игроков на желтые карточки — это, может быть, попытка манипулировать игрой, если вдруг такая необходимость возникнет.

— Это, по сути, главная серая зона ВАР, что момент с показом второй желтой карточки нельзя просматривать…

— Да и первую нельзя просматривать. Поэтому объясните мне, это случайное совпадение или что? Например, наша игра со «Спартаком». За первый фол на первой минуте, который совершает Самошников, судья бежит к нему с желтой карточкой с центра поля. Вы мне объясните, может это какие-то новые вводные. Потому что раньше всегда считалось, что первый раз тебя предупредят, скажут: «Будь осторожнее».

Я не могу работать, когда меня футболист спрашивает: «А почему? А за что?» Я отвечаю: «Как я понимаю момент, это должно быть иначе, это не пенальти».

— В эпизоде с Самошниковым нельзя сказать, что он «убивал» соперника.

— Обычный фол, первая минута, там не было какого-то срыва атаки. Причем судья, показывая эту карточку, бежал с ней 40 метров в руке.

Леонид Слуцкий в одном из матчей. | Источник: РИА

Россия и Голландия

— Говорят, что система ВАР в России плохая и неправильная. Вы-то жили с ней еще в Голландии, вам есть с чем сравнить.

— Нет, ВАР нормально работают в России.

— Помним, матч вашего «Витесса» против «Херенвена», где вы должны были выиграть 3:1, а в итоге из-за ВАР закончили 2:2… (В конце матча арнемцы сделали счет 3:1 в свою пользу. Но вмешались видеоарбитры. Как оказалось, перед голом команды Слуцкого в штрафной «Витесса» были нарушены правила. Судья отменил гол и назначил пенальти, который был реализован «Херенвеном». Итог — ничья. — Прим. «СЭ»).

— Тогда половина стадиона ушла с полной уверенностью, что мы выиграли 3:1. Когда им сказали, что игра закончилась 2:2, они не понимали, как это могло быть. Видели же, что счет стал 3:1, ну может быть 3:2, может быть 3:3, может быть 4:2, но 2:2 — нет. А было (смеется).

— В целом работа наших видеоарбитров отличается от Голландии?

— Нет, но там они объясняют решения. Например, матч «Крылья Советов» — «Оренбург», когда судья назначил пенальти и показал красную карточку игроку самарцев, а надо желтую показывать. Все болельщики и специалисты думали, почему здесь красная, а там желтая. А этому есть объяснение.

Существует четкая градация: если есть попытка сыграть в мяч, то есть футболист нацеливается на мяч, то это желтая карточка. Если нет попытки сыграть в мяч, он просто обнимает игрока, а на мяч даже не смотрит — это красная.

Но все это нужно объяснять и проговаривать. В Голландии это все много раз проговорено, и все более-менее понимают, почему принимаются те или иные решения. Также там объясняют, если эпизод отматывается, в итоге нет пенальти, но была показана желтая или красная карточка за грубую игру, то карточка не отменяется. А если карточка показана за недисциплинированное поведение, то она отменяется. Просто это надо проговаривать. А видеоарбитры там примерно такие же. Прекрасно помню, когда только ввели ВАР, у Дика Адвоката был жест, который он все время показывал (Слуцкий рисует пальцами прямоугольник — прим. «СЭ»). У него это было бесконечно (смеется).

А представьте эпизод, когда твоя команда забивает гол, а ты не радуешься. Ты просто стоишь, потому что надо ждать ВАР. А потом, когда его засчитали, как-то уж странно радоваться. Две минуты назад забили, что теперь, как идиоту, скакать, что ли? Это новые чувства, новые ощущения, новая реальность. Но я огромный сторонник ВАР.

Леонид Слуцкий удивлен. | Источник: РИА

Болельщик хочет понимать футбол

— Есть мнение, что судьи стали строже, чтобы избежать повышенной травматичности после возобновления сезона.

— Они не могут так избежать повышенной травматичности. Она будет в любом случае, вне зависимости от количества карточек. Ты играешь после трехмесячного карантина. Повышенная травматичность сейчас везде, во всех странах, но почему-то только у нас судьи пытаются таким образом ее снизить. На мой взгляд, это вообще не их дело, а дело докторов, физиотерапевтов и тренеров. Но избежать этого практически невозможно, количество мышечных травм в Европе зашкаливает. Это, скорее, вопрос к менеджменту, нужно иметь более длинный состав.

— Вам не кажется, что стоит прийти к такой практике, когда судейские переговоры слышно, как это происходит в НХЛ? Хотя бы во время просмотра видеозаписи.

— К этому придут.

В Голландии со второй половины чемпионата появилось нововведение: все решения ВАР объяснялись на табло. Показывается эпизод, миллион повторов, описание: пенальти, не пенальти и почему так.

— Резюмируем. Главное отличие организации работы ВАР в России и в других странах в том, что у нас просто принимают решения, а у них его еще и объясняют?

— Во всем мире, и у нас в частности, болельщики — это главные люди. Болельщик не должен гадать: поставят или не поставят пенальти, он хочет вникать, разбираться. Поэтому во всем мире делают так, чтобы болельщику было комфортнее и удобнее. Естественно, чем больше тебе будут показывать, тем яснее и понятнее станет этот вид спорта. Ни в коем случае не в обиду, но самый сложный вид спорта, который я видел — это водное поло. Там каждую минуту идут свистки, а вся борьба проходит под водой, и ты с трибуны физически ничего не можешь увидеть. Ты не понимаешь, почему они сначала поплыли в одну сторону, потом — в другую, тут дали семиметровый, там не дали — это сложно, это очень сложно. Футбол популярен еще и потому что основные его моменты легче понимать. Судьи, образно выражаясь, — это обслуживающий персонал. Любому официанту при подаче блюда надо объяснить клиенту: какого вида мясо, как его сделали, какие приправы, а не швырнуть тарелку и сказать: «Жри!». Это не лучший вариант.

— Есть судьи в России, которые объясняют?

— Нет, мне кажется, у нас просто этого нет в культуре. Это же не претензия к конкретному арбитру. Это вообще не претензия, это пожелание, совет. Не знаю, как правильно сказать. Всем будет легче, если ты объяснишь тренеру свое решение, а я пойду и объясню это своей команде. А не просто говорить, что я так решил. Так не работает, к сожалению.

В Европе резервный судья может сказать: «Смотри, что там этот клоун творит»

— Болельщики в социальных сетях часто пишут, что уровень судейства в России деградировал. Вас не было в РПЛ три года. С тех пор судить здесь стали хуже?

— Нет, нормально судят. Я не оцениваю, правильные или неправильные решения принимаются. Все могут ошибаться — и футболисты, и тренеры, и обычные люди. Я просто слежу за последовательностью решений. Тут он принял такое решение, а потом в такой же ситуации принял аналогичное. Тут он показал желтую, и тут тоже показал желтую. В 11 играх у меня не так часто возникало внутреннее ощущение несправедливости. Для меня основной критерий оценки судейства в том, что я внутри чувствую, справедливо или несправедливо судит арбитр, последователен он или нет. В целом хороший уровень судейства, ничего не могу сказать. Но когда у меня возникали вопросы, и пытался получить на них ответы, то я их не находил.

— Всем этим большим блоком вопросов о судействе мы подводили к главному: был ли заговор против «Спартака»?

— (Смеется) Тайная вечеря.

Я не могу считать количество ошибок, которые были приняты в какую-то сторону. Не верю в теории заговоров как таковые. Поэтому, думаю, что нам просто нужно сделать систему принятия решений более прозрачной и очевидной.

И в целом поменять отношение судей к тренерам, футболистам. У нас же общение с резервным арбитром идет на каком-то нерве. Вот стоит враг — его нужно уничтожить, а второму нужно обороняться. А за границей у судей улыбка от уха до уха. Ты по ходу игры можешь спокойно обменяться парой шуток с резервным. Он может сам сказать о том, что происходит на поле: «Смотри, что там этот клоун творит».

Отдел футбола «СЭ»