28 июля, источник: Спорт-Экспресс

Не назвал «Спартак» конкурентом, рассказал об умном Дзюбе и худшем дне «Зенита». О чем говорил Семак

Главный тренер «Зенита» Сергей Семак дал большое интервью Sports.ru о победе «Зенита», его конкурентах, о лимите на легионеров и конкуренции в Лиге чемпионов, о связке Артема Дзюбы и Сердара Азмуна. «СЭ» собрал самое главное.

Источник: Спорт-Экспресс

О конкурентах «Зенита». Среди них нет «Спартака»

— У «Локомотива», ЦСКА, «Краснодара» и «Ростова» были шансы подняться выше, на определенных отрезках сезона каждый из них был реальным конкурентом «Зенита. Но мы прошли сезон без спадов.

«Локомотив» и «Краснодар» — сильные команды, нельзя сбрасывать со счетов ЦСКА. Но отдельно отмечу «Ростов» — команда, в предыдущем сезоне игравшая в большей степени от обороны, перестроила игру и с приходом Еременко, Попова и — чуть позже — Мамаева кардинально изменила схему и впечатление. Остальным клубам внутренние проблемы не позволили бороться за медали.

О стиле «Зенита» и игре через Дзюбу

— Могу сказать об одном. Стиль «Зенита» — использование лучших качеств игроков, объединенных общей идеей.

— Кажется, что «Зенит» как раз играет только за счет индивидуальных качеств. Если вы согласны с этим — как тренеру добиться того, чтобы игроки не делали лишнего?

— Что значит «лишнее»? В футболе импровизация играет большую роль, особенно в атаке. Поэтому мне кажется, что нельзя так говорить.

— Вас задевает, когда говорят, что «Зенит» — скучный, а вся игра построена на забросах на Дзюбу?

— Этот взгляд абсолютно ничем не подкреплен. Информация не соответствует действительности, поэтому она не может меня отвлекать. Это абсолютно не так. Любой думающий человек может посмотреть статистику — все будет ясно и понятно.

Семак назвал самый плохой день «Зенита» в прошлом сезоне

— Конечно, день гостевой игры с «Бенфикой». Шанс действительно был классным, выход в плей-офф — фантастика, но в тот вечер мы не смогли этого сделать. Это самый неприятный момент, если говорить именно о футбольной составляющей.

— Со стороны в январе казалось, что у «Зенита» есть полгода для экспериментов. +10 в РПЛ от «Краснодара», нет еврокубков, возвращаются Малком и Кокорин — можно переходить на 4−3−3, пробовать другие варианты. Какие мысли были у вас?

— Мы не должны были думать об отрыве, считать его солидным или недостаточным. Мы должны были думать о том, как сделать игру «Зенита» сильнее. Если есть игроки, подходящие под другую схему — значит, надо думать, как их использовать и действительно играть мощнее. Оглядываясь назад — не согласен, что отрыв был достаточным. И не такое отыгрывали.

О конкуренции российских клубов в Лиге чемпионов

— После вылета из Лиги чемпионов вы говорили, что это не катастрофа. Вас трудно обвинить в противоречиях — то же самое вы рассказывали еще до старта группы. Когда вы произносили эту фразу после «Бенфики», понимали, какой резонанс она вызовет? Или вам казалось, что это абсолютно понятная для всех вещь?

— Для меня это понятно. Я действительно говорил одно и то же в начале и конце турнира. Естественно, очень обидно, что был хороший шанс выйти из группы, но по многим причинам нам не удался один тайм.

Мое мнение абсолютно не изменилось — и по поводу РПЛ, и по поводу состояния всего российского футбола. Либо мы играем с лимитом и доверяем российским игрокам, ждем талантливого поколения, которое будет конкурентоспособно в Европе, либо мы отменяем лимит и боремся за результат. Тогда у нас будут равные условия с европейскими клубами. Пока таких условий нет.

— Вы постоянно говорите, что даже чемпион России — средняя команда на уровне Лиги чемпионов. Ситуация может поменяться только благодаря отмене лимита и появлению более сильных легионеров?

— Команда может соревноваться на равных, если состав будет хотя бы приблизительно похож по силе. В «Лейпциге» не задумываются о лимите — там огромное количество иностранцев, могут спокойно выходить с двумя-тремя немцами в основе. У них принцип один — кто сильнее, тот и играет. Это здоровая конкуренция.

Семак не считает невыход «Зенита» в плей-офф Лиги чемпионов катастрофой

— С какой стати это катастрофа? Мы выступили достаточно средне — две победы, ничья. «Лейпциг» на тот момент был сильнее нас — мы им и уступили, хотя могли сыграть получше, безусловно.

Единственный минус — второй тайм с «Бенфикой». К сожалению, мы играли в усеченном составе, а вылет любого игрока из обоймы очень чувствуется.

Я до сих пор не считаю невыход в плей-офф катастрофой. Если бы мы каждый год выходили из группы с первого места, а тут заняли четвертое — можно было бы о чем-то говорить. Это мое мнение, я его никому не называю.

Сравнил Азмуна с Бензема, а Дзюбу назвал «умным футболистом»

— Полтора года назад мы говорили сразу после трансферов Азмуна, Барриоса и Ракицкого. Тогда вы говорили, что Азмуну в «Зените» не придется менять роль, а также, что разговаривали с Бердыевым по поводу размещения Азмуна и Дзюбы вместе. Когда родилась идея о такой паре?

— Практически сразу после моего прихода в «Зенит». Мы понимали, какие качества игроков нужны для усиления атаки. Одно из самых важных — скорость. В РПЛ никто не может сравниться с Азмуном по умению правильно открываться. В Европе есть Бензема, Ляказетт, которые феноменально двигаются и чувствуют момент — то же самое можно сказать про Сердара. Еще один плюс — он здорово играет вверху.

Когда появилась реальная возможность приобрести Азмуна, мы еще раз проанализировали, как правильно использовать двух нападающих. При этом я хорошо знал Артема и был уверен, что роль второго форварда ему подойдет. Думаю, Дзюба полностью раскрылся в новой роли.

— Умение Азмуна открываться — врожденное качество?

— Конечно, нужен игровой интеллект. Плюс Курбан Бекиевич прекрасно поработал с Азмуном — связка Сердара с Кристианом Нобоа сильно выделялась. Нобоа всегда мог отдать прекрасный пас, а Азмун — вовремя и правильно открыться.

— В разговоре с Бердыевым вы раскрывали детали ролей Дзюбы и Азмуна?

— Нет. Он спросил, есть ли у меня понимание, как их использовать вместе. Я сказал, что да. С Артемом не было никаких проблем, он умный игрок. Мы разговаривали о новой роли, но в целом больших изменений от него не требовалось. Нынешняя позиция комфортна для него: он любит играть с мячом, оттягиваться назад. Азмун может спокойно ждать момента и постоянно отвлекать на себя внимание защитников, а в нужный момент открыться. У Сердара есть терпение, которое необходимо для нападающего, поэтому с Дзюбой они отлично дополняют друг друга.

Об ошибках Лунева и сравнении с Кержаковым

— Осенью после нескольких матчей подряд я вас спрашивал об Андрее Луневе, который пропускал после дальних ударов. Раньше у Лунева с ними все было в порядке, что произошло в этом сезоне?

— Бывают удачные и неудачные матчи, а вратарские ошибки гораздо виднее, чем у полевых игроков. У Лунева была неудачная серия, но в моем понимании вратарская позиция не требует резкой смены. Если вратарь ошибся, нужно предоставить дополнительную возможность проявить себя, чтобы он был спокоен. Вратарь должен понимать, что одна-две ошибки не приведут к потере места в составе.

— В итоге вы посадили его в запас — на скамейке он провел три матча в РПЛ. Это было связано с неудачной серией или с хронической травмой, о которой вы рассказали чуть позже?

— Лунев действительно играл с травмой. Когда мы поставили в старт Кержакова, мы дали Андрею возможность долечить повреждение.

— Кержаков в конце первой части не допустил видимых результативных ошибок, уверенно начал предсезонку. В чем Лунев превзошел Кержакова, раз начал в старте вторую часть сезона?

— Мы смотрели на контрольные матчи и тренировки. На мой взгляд, когда Лунев находится в хорошей форме, он один из лучших вратарей России. На момент возобновления чемпионата он не дал усомниться, что готов лучше — вот и все.

О расставании с Ивановичем и трансфере Ловрена

— Почему «Зенит» не продлил контракт с Ивановичем?

— Бранислав провел прекрасный сезон — считаю, даже лучше, чем прошлый.

Моя позиция остается прежней. У нас в команде есть ключевые игроки, но если есть возможность взять более сильного футболиста — нужно идти вперед, нужно развиваться.

Расставание с Ивановичем — тяжелый момент, непросто и мне, и ему, и остальным ребятам. На наш взгляд, в будущем другой игрок может принести не меньше пользы, поэтому клуб пошел на такой шаг.

— Почему выбрали Ловрена?

— Он во многом похож на Ивановича, но моложе. Думаю, это хорошая замена. 31 год — не тот возраст, когда защитник может потерять лучшие качества.

— С точки зрения скорости он лучше Ивановича?

— Думаю, да. Плюс хороший первый пас, хорошо играет вверху. Ловрен — достаточно разноплановый игрок, надеюсь, он нам очень поможет.