16 сентября, источник: Sport24

«Стараюсь подражать Неймару». Новичок ЦСКА Эджуке — о голе «Спартаку», просмотре в «Ливерпуле» и детстве в Африке

Нигериец, который покорит РПЛ.

В конце лета Чидера Энджуке подписал контракт с ЦСКА. Через два дня дебютировал в Грозном. А уже в следующем матче забил «Спартаку», роскошно выскочив на замену. В интервью ведущим российским медиа 22-летний вингер рассказал, с кем советовался, переходить ли в ЦСКА, что больше всего впечатлило на «Энфилде» и каково это — забить первый гол в дерби.

— Я ждал матча со «Спартаком», очень волновался. Знал о дерби, о его важности и о накале страстей. Забить первый гол в лиге в такой большой игре — честь. Это то, о чем мечтает каждый. Я видел радость болельщиков и партнеров, эмоции захлестывали. Надеюсь, таких моментов будет очень много.

— О чем говорил Гончаренко перед тем, как выпустить тебя на поле?

— Тренер попросил выйти и сделать то, что я умею. Но не забывать об оборонительной работе. Он подчеркнул, что я свежий, значит, у меня будет преимущество. Главной задачей было добавить в атаке: сыграть на своих сильных качествах и помочь партнерам.

— Уже успел понять, что за тренер Гончаренко?

— Он хороший коуч, я уверен в этом. У него налажен контакт с игроками — все стараются вылезти из кожи, чтобы показать свой лучший футбол. С ним очень комфортно работать.

— Как тебе уровень чемпионата России?

— Я уже сыграл в двух матчах и могу сказать, что ваша лига отличается от той, где я играл раньше. Тут больше борьбы, беговой работы. Все соперники сражаются до конца. Многие играют в оборонительный футбол, очень сильны физически. Нужно терпеть, ждать своего шанса и грамотно его реализовать.

— Чемпионат Голландии завершили досрочно из-за пандемии, а в России уже играют с болельщиками. Это удивило?

— Да, я был немного удивлен. Если бы не ковид, то фанатов было бы еще больше — тогда атмосфера стала бы просто запредельной! Она и так была великолепной, но, повторюсь, было бы еще круче. В Голландии похожая атмосфера была на матчах с «Аяксом» или «Фейеноордом» — болельщики любят такие игры и устраивают шоу.

— В дерби все отметили твою технику, но показалось — ты часто передерживаешь мяч.

— Такое случается, но это вопрос времени. Иногда не замечаешь свободные зоны, чтобы сделать передачу — кажется, что лучше обыграть соперника. Еще одна важная вещь — взаимопонимание, она облегчает общую задачу. Могу сказать, что за две игры партнеры мне очень помогали, и я тоже нацелен на то, чтобы снабжать их мячами.

— Где ты так прокачал дриблинг?

— Мне кажется, он у меня с рождения. Когда начинал играть, сразу понял, что у меня есть техника. И постоянно улучшал этот скилл.

— Кого-то пытался копировать?

— Есть несколько примеров для подражания: Неймар, Окоча. Нравится, как они играют, у них огромный набор качеств. Пытаюсь перенять что-то для себя.

— Уже адаптировался в команде?

— Я со всеми в хороших отношениях. Я новенький и стараюсь общаться с каждым, если могу.

— Например? Кто кроме иностранцев хорошо говорит на английском?

— Думаю, все, но не все хотят. Ха-ха! Но все понимают. А вообще спасает футбольный язык — его точно все знают.

— Фуксу в первое время помогал Марио Фернандес. А тебе?

— В первую очередь, конечно, Макс (Максим Головлев, специалист по международным отношениям ПФК ЦСКА — прим. Sport24). Игроки тоже помогают: Магнуссон, Влашич, Сигурдссон. Все пытаются оказать поддержку, чтобы я быстрее адаптировался.

— Что удивило в России больше всего после Голландии?

— Поддержка. Очень впечатлило и обрадовало, с какой любовью ко мне относились все, кого я здесь встретил. Я только приземлился и сразу это почувствовал! В клубе все помогают, болельщики поддерживают. Я чувствую их теплоту. Это дает мне дополнительную энергию и заставляет выкладываться по полной, чтобы отблагодарить их за теплый прием.

— Не отпугивала ли проблема расизма, когда ты думал о переезде в Россию?

— Я об этом никогда не думал. Хочу сосредоточиться на футболе и играть. На все остальное, что может отвлечь, я не обращаю внимания. Перед трансфером я собирал информацию о клубе, чтобы хотя бы заочно познакомиться с командой. Спрашивал своего агента, он многое рассказал: как тут все устроено, с чем я столкнусь. Некоторые из его клиентов уже играли в России. Он им звонил, спрашивал их мнение и делился со мной. В конце концов я сам посчитал, что это большой шаг для меня. Я был очень воодушевлен. Хотел прийти и показать свой уровень.

— Ты вырос в Нигерии. В каких условиях начинал заниматься футболом?

— В Африке очень тяжелые условия: у меня не было денег на бутсы, приходилось играть босиком. Многие так делали. Бутсы давали, только когда ты попадал в какую-то команду. Причем никто не обращал внимания на то, какого они качества — главное было показать себя, чтобы пробиться наверх.

Помню, впервые я надел кроссовки, когда играл за команду начальной школы. Я искал хоть какую-то обувь! В итоге поменял свои сандалии на конверсы знакомого. Я сыграл в его кедах, ушел в них домой, а на следующий день мы поменялись обратно. На том турнире я стал лучшим игроком.

В средней школе попросил маму купить первые бутсы. Они мне служили очень долго! Я ухаживал за ними, потому что не мог себе позволить, чтобы они порвались или испортились. Пылинки с них сдувал. Они стоили очень дорого! Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. Кажется, это были бутсы от adidas.

Позже нашлись люди, которым нравилась моя игра, и они покупали мне бутсы. С тех пор проблем с обувью не возникало.

— Это были агенты?

— Нет-нет, просто болельщики, которым нравилась моя игра. Они ничего не требовали взамен.

— Ты ездил на просмотр в «Ливерпуль». Расскажи, как это было.

— В Нигерии я познакомился с менеджером, который помогал мне и вел все мои дела. Он представил меня агенту с лицензией FIFA, который приглашал европейских скаутов в Нигерию.

«Ливерпуль» отобрал нескольких игроков на просмотр. Мы тренировались одну или две недели с командой U-17. Основа тогда, кажется, играла в Лиге Европы. Все прошло не так, как мы планировали — пришлось вернуться в Нигерию и продолжить борьбу за выживание. Я был очень расстроен.

— Что им не понравилось?

— Думаю, мы просто были недостаточно хороши.

— Это была первая поездка в Европу в жизни?

— Да, я сел в самолет и впервые полетел в другую страну. Ощущения, конечно, были замечательные. Меня и моих друзей переполняли эмоции. Перед тем, как мы начали тренироваться, нам провели экскурсию по «Энфилду». Поразило, когда зашли в команту с трофеями.

— Что-нибудь привез из Англии?

— Бутсы!

— Из Нигерии тебя забрал норвежский клуб «Волеренга». Было сложно решиться на переезд в холодную страну?

— Если ты из Африки, у тебя нет выбора. Ха-ха! Шансов не так много, поэтому ты цепляешься за любую возможность.

Когда я туда приехал, все было отлично. Да, пришлось адаптироваться к погоде, еде и культуре. А еще — изучать тактику. В Африке ее почти нет, ты просто выходишь и играешь. Я приехал зимой, в феврале, поэтому прежде, чем клуб дал контракт, мне пришлось провести предсезонную подготовку с командой.

Чтобы закрепиться в основном составе, понадобилось 4−5 месяца. Сначала меня выпускали на 10−15 минут, чтобы я адаптировался и привык. Но во второй половине сезона меня стали регулярно включать в стартовый состав. Остальное — уже история, вы все знаете.

— Норвегия — дорогая страна.

— О, да! Приходилось очень грамотно распределять бюджет. Расходов хватало: нужно было платить за аренду дома, покупать одежду и еду.

— Перед дерби со «Спартаком» тебя взяли на съемки ролика, где игроки рисовали граффити и жгли файеры. Твоя реакция, когда ты узнал сценарий?

— О, это было классно. Мне даже файер в глаз попал! Ха-ха! Но никаких проблем. Клуб пригласил фанатов — было здорово сделать что-то вместе с ними. По-моему, получилось красиво.