18 июня, источник: Советский спорт

Страна без народа. Почему Бельгия никогда не выиграет чемпионат мира

Бельгийская сборная уже в который раз будет выступать в качестве теневого фаворита турнира, и в который раз провалится.

Источник: Reuters

Если бы все в футболе решали деньги, то чемпионат мира в России выиграла бы самая дорогая команда турнира — Франция, второй была бы Испания, а третьей — Бразилия. Невероятно высоко поднялась бы Бельгия — на шестую строчку, впереди Аргентины с Месси и Португалии с Роналду.

На ЧМ-2018, как и на Евро-2016, как и на ЧМ-2014, бельгийская команда считается одним из фаворитов, не явных, но теневых. Мы смотрим на игроков, таких, как Азар, Лукаку, Де Брюйне, оцениваем их потенциал, суммируем его и верим, что все эти футболисты просто обязаны бороться как минимум за попадание в полуфинал, а то и за первое место.

Однако футбол так не работает. Футбол — это не математика, где сумма достигается простым сложением. Исландцы в матче с Аргентиной уже показали, что громкие имена, многомиллионные трансферные суммы и неимоверные контракты не переиграют дисциплинированную команду, пусть и без звезд. Ключевое слово здесь — команда. Об этом же перед стартовым матчем сборной Бельгии говорил испанский тренер Роберто Мартинес — не об отдельных игроках, а о команде, которой у Бельгии нет было, пока нет и, возможно, никогда не будет. Почему?

Все просто. Смотрите, обычно на официальных пресс-конференциях до и после матчей можно задавать вопросы на трех-четырех языках: международный английский, местный (в нашем случае русский) и языки двух стран участниц. На пресс-конференции Роберто Мартинеса вопросы и ответы переводили на пять языков: английский, испанский, русский, нидерландский и французский. Могли бы и на шесть языков переводить, но почему-то немецкий не был задействован.

Дело в том, что в Бельгии — три официальных языка: нидерландский, французский и немецкий. Люди, живущие в одной стране часто переходят на английский, чтобы хоть как-то понимать друг друга. Как в такой ситуации строить команду? Да еще и во главе сборной стоит тренер, ни на одном из трех официальных языков страны не говорящий.

Население в Бельгии разобщено. Единства нет даже в головах, что тут говорить о единстве на поле? Да и посмотрите, кто на это поле выходит. Взять хотя бы последний товарищеский матч: в нападении играет конголезец Ромелу Лукаку, ему помогает Эден Азар с арабскими корнями и мусульманскими убеждениями, их поддерживает испанец Карраско и Витсель с Мартиники, а ворота защищает фламандец Куртуа.

Бельгия уже давно стала перевалочным пунктом для мигрантов — дверью в цивилизованную Европу, местом, откуда представители стран третьего мира разъезжаются по «старушке» во всех направлениях, но в основном во Францию, Германию и Англию.

Бердяев все пытался найти русскую идею. Считается, что это сложно сделать. А вы пойдите найдите идею, которая объединила бы воедино такую команду, как сборная Бельгии. Как это сделать? Как зажечь глаза футболистов, чтобы они умирали на поле за свой флаг, за свою страну? А иначе чемпионат мира не выиграть. Никогда.

Да и самим бельгийцам на национальную сборную по большому счету наплевать. Сегодня вечером Бельгия стартует на ЧМ-2018 матчем со сборной Панамы в Сочи. Знаете, сколько человек приехало поддержать свою команду, одного из фаворитом турнира? Чуть больше тысячи. Из нищей Панамы, находящейся на другом конце света, в Сочи добралось в разы больше народу.

Бельгийцам не для кого играть. От них никто кроме тренера не требует результат. А, когда твоя работа никому не нужна, ее и делать как-то не хочется.

Степан Чаушьян