22 мая, источник: Аргументы и факты

Андрей Канчельскис: Нет у нас игроков, готовых уехать в Англию. Побоятся

«Я получаю в Англии пенсию — 1000 фунтов в месяц», — говорит один из самых успешных и титулованных футболистов страны.

Источник: РИА "Новости"

Канчельскис — единст­венный российский игрок, который дважды становился чемпионом Анг­лии. В составе «Манчестер Юнайтед» он провёл четыре сезона и, по опросу болельщиков, входит в число лучших 25 футболистов в истории клуба.

«АиФ» поговорил с Канчельскисом о футболе, вернувшемся в Англию, и о наших игроках, уехавших из неё, о сроке, который потребовался Семаку для победы в чемпионате России, и сроке, который дали Мамаеву и Кокорину, а ещё о том, почему он тренирует узбекский клуб, а не российский.

«Наших всё и так устраивает»

Александр Боярский, «АиФ»: В финалах еврокубков в этом году только английские клубы: Лига чемпионов — «Тоттенхэм» и «Ливерпуль», Лига Европы — «Челси» и «Арсенал». Получается, как пели англий­ские фанаты на чемпионате мира — 2018, футбол возвращается на историческую родину («It’s coming home, football’s coming home»)?

Андрей Канчельскис: Получается, что так. Когда-то итальянцы много побеждали с Мальдини и Барези, был испанский период с победами на чемпионатах Европы и мира. У немцев была яркая полоса. Сейчас настало время английского футбола, надеюсь, что это продлится как можно дольше. Опять же, успех закономерен. В Англии футбол всегда был видом спорта номер один — поля, инфраструктура, подход к тренировочному процессу, активная работа в академиях…

— Родной «Манчестер Юнайтед» разочаровал вас шестым местом в этом сезоне?

— Признаться, мне было очевидно, что команду не хватит на «длинную дистанцию». Но я рад, что Уле-Гуннар Сульшер получил шанс поработать главным тренером (занял место Жозе Моуринью, которого уволили в конце 2018 г. — Ред.). Сульшер — в прошлом игрок команды. Такая преемственность очень важна.

— Сергей Семак тоже в прошлом игрок «Зенита». Однако, когда его год назад назначали главным тренером клуба, скептиков было хоть отбавляй.

— А что, ждали очередного иностранца?! Так с ними «Зенит» чемпио­нат России пять лет не выигрывал, в Лиге чемпионов стал редким гостем. Нужен был новый курс — и он сработал.

Для Семака победа «Зенита» сейчас — это и серьёзное достижение, и действительно большая удача. Считаю, основную роль тут сыграли приобретения, которые клуб сделал зимой, — Азмун, Ракицкий и ещё пара человек. Без них титул было бы взять сложнее. Помогло и то, что основные конкуренты испытывали свои проблемы: у ЦСКА новая команда, «Спартак» менял тренера по ходу сезона, «Локомотив» после прошлогоднего чемпионства менее стабилен. В целом всё закономерно.

— Финансисты утверждают, что средняя зарплата игрока английской Премьер-лиги — 3,93 млн долл., российской — 877 тыс. Разница в зарплатах соответствует разнице в классе?

— Понятно, что английские футболисты классом выше, но точно не в 4,5 раза. В России тоже есть сильные игроки. А цифры зарплат — это всего-навсего показатель финансовых возможностей лиги.

— А почему эти сильные российские игроки не стремятся попробовать свои силы в английском чемпионате? Пример Жиркова, Билялетдинова, Аршавина, которые не особо задержались в Англии, отбил охоту?

— Я буду только рад, если кто-то попробует. Это то, что вызывает уважение. Но, честно, я не вижу в России футболистов, которые могли бы уехать в Англию. Побоятся, да и агенты будут отговаривать. Сейчас ведущие российские игроки варятся в своём соку, и у них всё хорошо, их всё устраивает.

А Аршавин и другие? Они ведь начинали неплохо, но дальше не пошло. Мне же в своё время повезло — я нашёл в Анг­лии свою команду, поработал с великим Алексом Фергюсоном.

— Вы получаете от «Манчестер Юнайтед» пенсию в размере 1000 фунтов. Это за какие-то особые заслуги?

— Скажем так, это отчисления от своеобразного пенсионного фонда. Когда я был игроком «МЮ», то отдавал часть зарплаты в фонд, теперь деньги ко мне возвращаются.

Плов футболистам нельзя, но…

— Как вас занесло в Узбекистан?

— Получил интересное предложение от клуба «Навбахор» из Намангана (занимает 4-е место в чемпионате Узбекистана. — Ред.). Не сильно раздумывал, согласился. В Узбекистане я скоро как год, долго адаптироваться не пришлось. Наманган — футбольный город. На наши тренировки регулярно ходят болельщики, а на игры собирается полный стадион — по 23−24 тыс. человек.

— Средняя посещаемость матча нашего чемпионата — 16,6 тыс.

— Да, не каждый российский клуб столько собирает. В целом всё хорошо, хотя есть непонятные для меня моменты. В основном это касается чисто футбольных вещей. Например, могут в день матча без предупреждения поменять арбитра. Или придумали турнир Кубок Лиги. Хорошая идея, как в Англии. Только там за победу в турнире дают путёвку в Лигу Европы, а у нас — ничего. Кому интересен турнир без стимула?

— Наманган — родина плова. Прочувствовали на себе?

— Плов ем один-два раза в неделю, иначе быстро наберёшь вес. Это такое серьёзное блюдо в плане калорий. Футболистам его тоже нельзя — он тяжёлый. Но и исключить его полностью из рациона игроков не получается.

Я учитываю их привычки. Помню, в «Спартак» пригласили итальянского тренера Невио Скалу, который всё меню под свой лад переделал. Борщ запретил! Все сидели только на макаронах… Приехать из другой страны и установить свои порядки — так нельзя.

— Пока вы работаете в Узбекистане, в России дали реальные сроки Кокорину и Мамаеву. Поделом?

— Своё мнение я высказал, ещё когда их только посадили. Нужно было каждого оштрафовать на пару миллионов евро и отпустить. Пусть играли бы в футбол. А деньги отдать в дет­ские дома, больницы и проследить, чтобы эти миллионы не своровали, как водится. От этого было бы больше пользы, чем от их пребывания за решёткой. Ну видят они из Бутырки небо в клетку — и что? Кому-то легче стало? А так спасли бы детей, стариков.

— Вернуться в Россию всё ещё надеетесь? Раньше вы говорили, что у нас часто мешают работать молодым тренерам, ставят палки в колёса.

— Так и было на самом деле. Время покажет, загадывать нель­зя. Я против работы в России ничего не имею.

Александр Боярский